На службе России уже четвёртое поколение Касатоновых
Благодаря одному Касатонову - адмиралу Игорю Владимировичу - Черноморский флот в бурные 1990-е остался российским.
http://s4.uploads.ru/t/hOGKH.jpg

Игорь Владимирович с сыновьями на фоне портрета отца - адмирала флота Владимира Касатонова. © / Из личного архива

Благодаря второму - адмиралу флота Владимиру Афанасьевичу - советские подлодки совершили невозможное. А третий Касатонов, самый старший - Афанасий, защищал Россию ещё в Первую мировую. 
Сейчас на службу заступило уже четвёртое поколение Касатоновых. Но обо всём и обо всех о них по порядку.
«Присягой не торгую»
Главный наш герой - Игорь Касатонов - развал страны в 1991 г. встретил в должности командующего Черноморским флотом. Тогда сразу после принятия «Беловежских соглашений» из Киева стали требовать, чтобы черноморцы присягнули на верность Украине. На что Касатонов ответил: «Присягой не торгую».
«Я не понимал, почему Черноморский флот должен стать украинским, а Севастополь - город славы русских моряков - превратиться в украинский город, - рассказывает «АиФ» адмирал Игорь Касатонов. - Ситуация, когда я должен был встать под знамёна гетмана, казалась мне абсурдной.
После распада СССР проговаривалась идея, что вошедшие в СНГ государства, будучи суверенными, сохранят единый флот. В реальности же Украина действовала исключительно в своих интересах. СНГ было образовано 8 декабря 1991 г., а уже 11 декабря меня вызвал в Киев президент Кравчук с требованием организовать на Черноморском флоте принятие украинской присяги». Касатонов этого не сделал - наоборот, издал свой приказ, запрещавший подчинённым (ЧФ насчитывал тогда 92 тыс. военных) присягать Украине. Одновременно выступал по местному ТВ, разъяснял, что присягу офицер даёт один раз в жизни, говорил, что Севастополь русский город, что Россия правопреемница СССР, значит, и Черноморский флот российский.
Авторитет адмирала в Севастополе да и во всём Крыму был колоссальным. Касатоновых здесь знали как морскую династию, судьба которой не раз переплеталась с историей полуострова. Так, отец Игоря Владимировича, адмирал флота Владимир Касатонов, занимал должность командующего Черноморским флотом в 1955-1962 гг. А сам Игорь Касатонов закончил в Севастополе военно-морское училище. «Правда, я выбрал надводный флот, а отец был подводником  и единственным в истории советского флота адмиралом, который последовательно командовал тремя флотами - Балтийским, Черноморским и Северным. В 1963 г. под руководством отца, командовавшего в то время Северным флотом, прошёл уникальный поход атомной подводной лодки -(К-181) подо льдами Арктики. Тогда впервые в истории подлодка всплыла на Северном полюсе».
Блокада полуострова
Отец Игоря Касатонова был переведён на Чёрное море приказом маршала Жукова, тогдашнего министра обороны, через год после передачи полуострова Хрущёвым Украине. Адмирал вспоминает, как, ещё будучи курсантом севастопольского училища, уже слышал разговоры горячих голов про «украинский флот и украинский Крым». Знание реальной обстановки помогло Игорю Владимировичу грамотно действовать в судьбоносные для Крыма 1991-1992 гг., когда полуостров не мытьём, так катаньем старались оторвать от России. Украинское руководство тогда начало блокировать приток со стороны России грузов, продовольствия, а главное - российских призывников. Но Касатонов нашёл выход: «В течение 1992 г. я доставил из России 5 тыс. новобранцев на боевых кораблях из Новороссийска. Из-за этого киевские власти завели на меня несколько уголовных дел». 
В то время адмиралу была крайне необходима личная встреча с Президентом России Борисом Ельциным. Она состоялась в Новороссийске благодаря главнокомандующему ОВС СНГ маршалу Шапошникову. «Далеко не все в тогдашнем руководстве страны разделяли мнение, что Россия должна оставить за собой Черноморский флот, - вспоминает Касатонов. - Однако Ельцин согласился с моими доводами. Черноморцы получили его поддержку».
Семью прятал на корабле
Всё это время у Касатонова не было ни дня, чтобы Киев не прислал к нему очередных эмиссаров. «Однажды запросил встречу руководитель украинского КГБ. Начал спрашивать, кто за мной стоит. Я ответил: «Никто». В своих действиях я руководствуюсь исключительно интересами России, воинским долгом и ответственностью перед подчинёнными и севастопольцами. Потом я узнал, что накануне в Киеве прошло заседание Совбеза, на котором определили: единственное препятствие в передаче ЧФ Украине - адмирал Касатонов. Обговорили даже варианты моего устранения, в том числе компромат и физическое уничтожение. Компромата не обнаружили. В какой-то момент российская разведка предупредила: будьте особенно осторожны, возможно покушение. Всё это время жена и сыновья-старшеклассники оставались в Севастополе. В самые напряжённые моменты прятал их на корабле «Ангара». 
Поняв, что вариант с повторной присягой не проходит, украинские власти решили действовать в лоб. В апреле 1992 г. президент Кравчук издал указ, переподчинявший ЧФ Украине. «Одновременно украинской стороной готовился захват штаба флота в Севастополе. Я, в свою очередь, усилил его охрану подразделениями морской пехоты на бэтээрах, - вспоминает адмирал. - Москва, узнав о действиях Киева, дала симметричный ответ - Ельцин издал указ, которым определял юрисдикцию ЧФ как российскую. Почувствовав серьёзность российских намерений, Украина не пошла на обострение. Обошлось без жертв».
Решение о том, что российский флот остаётся в Крыму и Севастополе, было принято 3 августа 1992 г. в Ялте и подписано присутствовавшими там Ельциным и Кравчуком. «К тому моменту, несмотря на все усилия украинской стороны, присягнувших на верность Киеву среди офицеров ЧФ в 1991-1992 гг. оказалось не более 5% от всей численности офицерского состава флота, - рассказывает адмирал Касатонов. - Кравчук в ходе обсуждения соглашения несколько раз требовал убрать меня с Черноморского флота. Видимо, ради подписания документа ему это пообещали. В Москву меня отправили в декабре 1992 г. - как оказалось, на повышение. Покидая тогда пост командующего, я жалел о том, что мы не сумели отстоять наши базы в Одессе и Измаиле. Ведь Черноморский флот базировался не только в Крыму».
Сейчас Игорь Владимирович служит в Генштабе ВС РФ. Служат и его сыновья - Александр и Кирилл. В прошлом году в их семье произошло важное событие: в с. Беленихино (Белгородская обл.), на родине дедушки адмирала, полного георгиевского кавалера Афанасия Касатонова, был открыт Музей военной династии Касатоновых. Орден Святого Георгия - самая почётная военная награда дореволюционной России. Полному кавалеру этого ордена (имеющему все 4 его степени) первым должен был отдавать честь даже фельдмаршал.
Афанасий Касатонов стал обладателем четырёх Георгиев благодаря беспримерной храбрости на полях Первой мировой войны. Он служил унтер-офицером Уланского полка императрицы Александры Фёдоровны. После событий 1917 г. о прошлых заслугах не распространялся, был служащим, воспитывал с женой четверых сыновей и дочку. Сыновья Владимир, Фёдор и Яков в Великую Отечественную воевали на Балтийском флоте. Фёдор погиб в боях. Владимир, будущий адмирал флота и Герой Советского Союза (его наградят в 1966 г. за развитие атомного флота), в 1945 г. был участником знаменитой Ялтинской конференции. И уже в новейшей истории России, в 1991-1992 гг., которые негласно окрестили «третьей обороной» Севастополя, лучшие свои качества проявил внук, Игорь Касатонов. Уже после крымских событий, в 1996 г., ему поручили возглавить океанский поход боевых кораблей во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов» - тем самым, что в прошлом году ходил к берегам Сирии и с палубы которого поднимались наши истребители, чтобы расправляться с террористами. А в 1996 г. знаменитый ныне на весь мир корабль впервые вышел на боевую службу в Средиземное море с палубной авиацией. Игорю Касатонову часто приходилось многое делать впервые - проторить дорожку следующим поколениям защитников Отечества и стать живым свидетельством крылатой фразы Александра III: «У России есть только два союзника: её армия и флот».





Вопрос: а это подходит в рубрику "Замечательные люди"?
Если посчитаете что нет - скажите, уберу