Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Поэзия

Сообщений 421 страница 440 из 440

421

Гуляли на свадьбе....стихи собственного сочинения..
(последняя строка посвещенна отцу жениха)

Продолжает земля свой обыденный путь по орбите
И не счесть всех событий, но важно сегодня одно

Милый мальчик амур собирая все стрелы и сети
С наслажденьем и радостью смотрит он к Жене в окно...

В облачении белом дрожат от волненья ресницы
Ведь невестою быть испытанье не в шутку, в серьёз!

И в тот самый момент, на пороге, с улыбкой счастливой
Алексей появился с красивым букетом из роз...

Будет праздник сегодня для Вас, будет марш Мендельсона
Двыжды "да", два кольца и любой ваш исполним каприз..

И воздушных шаров ваш букет улетит к небосклону
К тем родным, что хранят вас с небес, глядя вниз! Горько!

Отредактировано БЛУМ (2019-03-25 10:47:36)

+1

422

От слов родных удар всегда больней,
Он может принести немало горя,
Ведь без родных ты словно без корней,
Ты погибаешь в каждой с ними ссоре.

Чужие что? Ударили – ушли,
Но ты, ища защиты, мчишься к дому.
А если больно бьют тебя свои?
Уйти возможно только в гнев и злобу.

Ты оступился, глупость совершил –
Чужой тебя обидит – и в сторонку,
Но лишь с родными выбьешься из сил,
Когда мораль начнут читать вдогонку.

Тебе и так безумно тяжело,
"Ну поддержите" – просишь слёзным взглядом.
Ведь поступал же часто хорошо!
А стал теперь последним в мире гадом!

Родные вправе требовать, учить,
Читать мораль, стыдить и обижаться,
А как расти, как смелым в жизни быть,
Когда своих приходится бояться?

Случись беда, родные, руки в кровь,
Помогут все, пусть даже были в ссоре.
Выходит, чтоб увидеть их любовь,
Ты должен ждать несчастия и горя?

Не обижайте близких и родных
Они неправы могут быть порою,
Но вы для них – живительный родник,
Вам их опорой быть дано судьбою.

+1

423

Согласование времен

Наши радость и боль, наши планы, любовь и обида,
всё, что здесь и сейчас - вдохновенье, беда или страсть -
как пейзаж, остающийся в зеркале заднего вида,
замирающий только на миг перед тем, как пропасть.
Тяжесть прожитых лет за собой по-воловьи мы тащим
и доподлинно знаем, что с нами случится потом...
Настоящего нет. А умение жить настоящим -
это наша придумка, привязчивый клейкий фантом.
Иногда помогающий метод спасенья от скуки,
он торчит на виду разукрашенной вешкой в пути.
Настоящего нет. И касания, запахи, звуки
от коррозии времени нам ни за что не спасти.
Но грядущий удел в темно-сером костюме из твида,
не заботясь о нас, незатейливо краски сотрёт...

Оттого-то картинка из зеркала заднего вида
нам дороже пейзажа в процессе движенья вперёд.

0

424

В нашей роще есть хоромы,
А кругом хором — туман...
Там на тропках вьются дремы
И цветет трава-дурман...

Там в лесу, на косогоре,
У крыльца и у окон.
Тихий свет — лесные зори,
Как оклады у икон...

Скучно ль, весело ль Дубравне
Жить в светлице над рекой —
К ней никто в резные ставни
В ночь не стукнется клюкой.

Стережет ее хоромы
Голубой речной туман,
И в тумане вьются дремы
И цветет трава-дурман...

Ах, в весенний срок с опушки
По утрам и вечерам
Строгий счет ведут кукушки
Буйной юности кудрям,—

В ночь выходит месяц плавать,
Метит звездами года.
Кто ж дойдет и глянет в заводь,
Юн останется всегда...

Скучно ль, весело ль Дубравне:
Все одна она, одна —
Только смотрят звезды в ставни
Да сквозь сон журчит Дубна.

Сергей Клычков, <1914, 1918>

0

425

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины
К. Симонов
            *****
             
                А. Суркову

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: — Господь вас спаси! —
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.
Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.
Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

«Мы вас подождем!» — говорили нам пажити.
«Мы вас подождем!» — говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.
Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Буквально с первых дней Великой Отечественной войны Константин Симонов в качестве корреспондента газеты «Правда» оказался на фронте и вынужден был отступать почти до самой Москвы вместе с советскими войсками. Его верным спутником был Алексей Сурков, военный корреспондент, с которым поэта связывали теплые дружеские отношения. Именно Суркову принадлежит авторство знаменитого стихотворения «Землянка», которое впоследствии было переложено на музыку и стало одной из первых фронтовых песен. Но в 1941 году ни Симонов, ни Сурков не думали о том, что ждет их впереди, и уж тем более, не мечтали о славе. Они отступали, оставляя врагу на разорение русские города и села, понимая, что местные жители должны их ненавидеть за трусость. Однако все оказалось совсем иначе, и в каждой деревне их провожали со слезами на глазах и с благословением, что произвело на Симонова неизгладимое впечатление.

Осенью 1941 года поэт написал стихотворение «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…», в котором словно бы ведет неспешную беседу со своим фронтовым товарищем. Ответы Суркова остаются «за кадром», да и они не так уж и нужны в данном случае. Гораздо важнее то, что чувствуют и помнят оба военных корреспондента. Самое яркое впечатление автора связано с тем, как «кринки несли нам усталые женщины, прижав, как детей, от дождя их к груди». Не менее сильно поразил поэта тот факт, что именно в это непростое для страны время обычные люди начинают вспоминать о Боге, само существование которого советская власть отвергала. Однако, благословляя русских солдат, простые сельские женщины искренне верят в то, что их молитвы будут услышаны, и война вскоре закончится, а все мужчины вернутся домой.
Отступая по пыльным, разбитым и грязным сельским дорогам, возле каждой деревни поэт видит погосты – традиционные деревенские кладбища, где покоятся участники многих войн. И у Симонова складывается такое ощущение, что вместе с живыми в это непростое время за
спасение страны молятся и мертвые – те, кто отдал свою жизнь за то, чтобы Россия была свободной страной.
Уже в первые месяцы войны, пройдя пыльными дорогами Смоленщины, поэт начинает осознавать, что родина для него – это не уютный мирок столичной квартиры, где он чувствует себя беззаботно и безопасно. Родина – это «проселки, что дедами пройдены, с простыми крестами их русских могил», женские слезы и молитвы, которые оберегают солдат в бою. Симонов видит, как гибнут его товарищи и понимает, что на войне это неизбежно. Но его поражает не столько смерть, сколько вера простых сельских женщин, которые вновь стали солдатками, в то, что их родная земля будет освобождена от врагов. Эта вера формировалась столетиями, и именно она составляет основу русского духа и вызывает у поэта неподдельную гордость за свою страну. Симонов рад тому, что ему довелось родиться именно здесь, и его матерью была русская женщина — такая же, как и сотни других матерей, которых ему довелось повстречать в селах. Обращаясь к Алексею Суркову, поэт не хочет ничего загадывать наперед и не знает, будет ли судьба к нему так благосклонна, что подарит жизнь на этой страшной и беспощадной войне. Однако он видит, с какой надеждой и верой провожают их в бой русские женщины, трижды обнимая по старой доброй традиции, словно бы пытаясь защитить от всех невзгод и напастей. И именно эта вера укрепляет силу духа русских солдат, которые понимают, что, отступая, оставляют свою родину на растерзание врагу.

Пройдет еще совсем немного времени, и советские войска смогут одержать свои первые победы. Однако осень 1941 года – это страх, боль и ужас вчерашних мальчишек, которые столкнулись с войной лицом к лицу. И лишь мудрые русские женщины, все понимающие и тонко чувствующие чужую боль, вселяют в молодых солдат надежду, заставляя их поверить в собственные силы ради того, чтобы не только выжить, но и победить.

+1

426

Как золотые липы хороши
Меж зданьями Покровского бульвара!
Ко мне - я слышу запах перегара -
Подходят молодые алкаши.

Папаша, где ближайший гастроном?
В их тоне слыша нотки уваженья,
Я объясняю местоположенье,
И вот они уходят за вином.

Стою, гляжу на липы, на закат.
Вот я уже для юношей "папаша".
Как все же быстро жизнь проходит наша,
И не поймешь, кто в этом виноват.

+1

427

Откуда начинается Россия?
С Курил? С Камчатки? Или с Командор?
О чем грустят глаза ее степные
Над камышами всех ее озер?
Россия начинается с пристрастья
к труду,
к терпенью,
к правде,
к доброте.
Вот в чем ее звезда. Она прекрасна!
Она горит и светит в темноте.

Отсюда все дела ее большие,
Ее неповторимая судьба.
И если ты причастен к ней —
Россия
Не с гор берет начало, а с тебя!

+1

428

Не за стеною монастырской
Микула сошку мастерил,
А на равнине богатырской,
Где ворон каркал и парил.

Бесхитростен был сельский витязь,
Он черный хлебушек кусал.
Он валунам сказал: — Подвиньтесь!—
Да приналёг и сдвинул сам.

И все дела! И конь саврасый
Борзо пошел по борозде.
Без норова, без разногласий,
Отлично знал он, в чьей узде.

И затяжелила земелька,
Глянь — и налился колосок.
И вот уже дурак Емелька
На печку русскую залег.

Сказал: — А ну, лети, родная!—
И полетела печь, как пух.
Не печь — кибитка удалая,
А в ней огонь и русский дух.

Жалейки, дудки и свирелки,
Все появилось на Руси.
И гусли, и игра горелки,
И бабы царственной красы.

Стоял Микула и не верил,
Что столько жизни от сохи.
Хмелел и целовал деревья,
Случалось, даже пел стихи!

В нем пахарь уживался с воином,
Покоя не было кругом.
Он с пашней управлялся вовремя
И вовремя кончал с врагом.

Друг! Не хвались, что ты из Тулы,
Что ты механик и Левша!
Ты от сохи и от Микулы,
Ты Селянинова душа!

0

429

От модности не требуйте народности,
Народность — это почва, это плуг.
И только по одной профнепригодности
Решаются ее освоить вдруг.

Народность не играет побрякушками,
И чужероден ей любой эрзац.
В ней золотом сияет имя Пушкина,
Ее не так-то просто в руки взять.

Народность — это тара тороватая,
Наполненная тяжестью зерна,
Народность — это баба рябоватая,
Которая земле своей верна.

Народность циркачам не повинуется,
Она для них — бельмо, живой укор.
В ней Данте, Пушкин, Гете соревнуются,-
Что мода для таких высоких гор!

0

430

Облака меняют очертания,
Ощутимость, цвет, величину.
Вот кому всю жизнь давай скитания
И оседлость наша ни к чему.

Мать моя свою деревню Язвицы
На Москву не может променять.
Рано утром из Загорска явится,
А под вечер примется вздыхать.

Не сидится старой:- Как там дома?
Как блюдет порядки глаз отцов?
Не упала ли труба от грома,
Не клюют ли куры огурцов?

Уж не нашу ль вишню козы гложут?
Уж не наша ль изгородь худа?..-
Быстро соберется, все уложит.
— Мне,- вздохнет,- сынок, скорей туда!

Я прошу: — Ну, сделай одолжение,
Поживи, понравится тебе!-
Но ее земное притяжение
К своему шестку, к своей трубе.

Из нее и дым иного свойства,
И особый запах молока!..
Этого святого беспокойства
Вам не знать, скитальцы-облака!

0

431

Не возвращайся, теперь уже больше не нужно.
Печаль не применяют наружно…
В том море, что нас разделило, у нас и не было шансов.
Уже затопило надёжно подходы к вокзалам,
И если ты хочешь знать, то дело теперь за малым –
Не возвращайся.

Любовь – это орган, внутренняя часть тела,
И там, где недавно ещё болело,
Теперь пустота. Вот такие дела…
Любовь – это донорский орган, и я его отдала.
Не спрашивай, как я посмела.

Ещё нахожу твоё имя в моих дневниках и тетрадях,
Но знаешь, тебя к моей жизни никак уже не приладить.
Рубцы уже не разгладить.
Мой ангел, мой свет, моё нелегальное счастье…
Не возвращайся.

+1

432

Нас учили с тобой потихонечку снашивать сердце,
И сомнительный берег менять на надёжный уют,
Но мы тратили щедро, и вот уже нечем согреться.
Нам когда-то платили любовью. Теперь подают.

Ты один у меня, даже если вас было несметно,
Ты один у меня, сколько лет ни прошло бы и зим.
Заострит наши грифели память почти незаметно,
Заострит наши профили время – один за другим…

Я тебя не тревожу ни словом, ни сном еженощным —
ни к чему… Что могла бы сказать я в защиту свою?
Твоё имя забито, как колышек, мне в позвоночник.
Там с десяток таких. Или больше. На том и стою

+1

433

Злая собака: Стих
Висит на заборе табличка такая:
«Внимание! Очень большая и злая
Собака здесь сад день и ночь охраняет.
Не лезьте, иначе она растерзает.»

И каждый, кто этy табличкy читает,
Уже не полезет, ведь он понимает:
Наброситься может собака большая,
Облает, штаны разорвет, искyсает…

В садy за калиткой, и в правдy, — цепная
Лежала собака большая-большая,
Лохматая, страшная очень… Однако,
Была очень доброй большая собака.

Собака мечтала, чтоб с ней поиграли,
Чтоб ласково за yхом ей потрепали,
Чтоб сняли ошейник — побегать пyстили,
Чтоб в дом в непогодy её пригласили.

Чтоб дети к ней на спинy смело взбирались,
Верхом на собаке по садy катались.
И чтобы на речкy кyпаться позвали,
Чтоб щеткою шерсть y неё причесали.

Когда подходили, собака вставала.
Не лаяла вовсе. Хвостом лишь виляла.
Но люди смотрели, табличкy читали…
И сразy стремглав от неё yбегали.

Ведь дyмали люди, что эта большая
Собака лохматая: злая-презлая…
Страдала бедняга, не зная в чём дело…
Большая собака читать не yмела.

+1

434

Цветы прощения: Стих
В белоснежном платье, как снежинка,
То ли в гости, то ли в отчий дом,
Шла девчонка вьющейся тропинкой
И несла букет живых цветов.

Стройная, как тополь серебристый,
Весела, как звонкий ручеек,
Что-то нежно ей шептали листья,
Улыбался каждый лепесток.

Гладили кудрявую головку
Солнышка волшебные лучи.
А она, счастливая девчонка,
Целовала розы лепестки.

И в глазах – лучащихся росинках –
Полыхала цветью неба синь,
И вот-вот, казалось, что пушинкой
Вдруг взлетит над шелестом осин.

Шла и пела голосом счастливым,
Вторила ей музыка весны,
И кругом светлее становилось
От сверкавшей платья белизны.

Что-то замаячило в сторонке,
И, жестоко брошенной рукой,
К платью белоснежному девчонки
Вдруг прилип с травою грязный ком.

Словно ничего не понимая,
Девочка рассматривала грязь,
И мальчишка, руки потирая,
Нагло улыбался, щуря глаз.

Не всплакнула, не назвала хамом
Гордого виновника в ответ,
А с улыбкой светлой хулигану
Бросила душистый свой букет.

И мотнув короткой рыжей стрижкой
(Сердце есть и у озорника),
Убежал пристыженный мальчишка
С пересохшей грязью на руках.

Если злые люди в вашей жизни
Вдруг оставят грязные следы,
Вы подобно девочке-снежинке
Бросьте в них прощения цветы.

+1

435

Женщина в плаще
Женщина в новом идет плаще.
Нет у нее никого вообще.
Дочка отдельно живет, замужняя,
И мама теперь ей стала ненужною.

Женщина плащ купила дорогой -
Может, посмотрит один-другой?
Ну, молодой к ней вряд ли подойдет,
Но и немолодой ей тоже подойдет.

Женщине сорок, но их ей не дать.
Она еще хочет любить и страдать.
Она еще, в общем, девчонка в душе,
И дело даже не только в плаще.

Она забыла невеселое прошлое,
И очень надеется еще на хорошее.
Вот тут на днях подкатил Мерседес,
Правда, дорогу спросил и исчез.

Но мог ведь спросить у кого-то еще?
И женщина это связала с плащом.
Женщина смотрится в стекла витрин.
Ну вот, еще вечер окончен один

И нет никаких вариантов, хоть плач,
Напрасными были надежды на плащ.
Домой одна возвратится опять,
Чаю попьет и уляжется спать.

А метеодиктор, смешной человек,
Скажет, что завтра в городе снег,
И температура минусовая,
А кто ж в такую плащи надевает?

И женщина утром наденет пальто.
Оно неплохое. Но все же не то.
А плащ повесит в шкаф зимовать,
Но будет порой его доставать.

И думать, что снова настанет весна,
И она не будет весь век одна.
И кто-то однажды заметит плащ,
И зазвучит мендельсоновский марш.

Они будут вместе телек смотреть.
Ой, как не хочется ей стареть!
Сходить, что ль, к замужней дочке в гости,
Отдать ей плащ. Молодая, пусть носит...

Лариса Рубальскся

+1

436

Полюбите это лето,
Как родное, как своё,
Как хорошую примету,
Как уютное жильё,

Как валяться на бассейне,
Как подарок, как сюрприз,
Как субботу с воскресеньем.
Не смотрите сверху вниз.

Не ругайте, причитая,
Что нет лета в этот раз.
Лета лучше не бывает,
Чем сегодня и сейчас!

Полюбите, как попало.
Обнимете эти дни.
Их осталось очень мало.
Очень мало, чёрт возьми.

Отредактировано Evje (2019-07-04 20:15:12)

+2

437

Просто бомбический стих📷

Сколько б не было вам лет - не грустите.
Вас не любят - ерунда - отпустите.
Не успели на трамвай, (так бывает),
Может это нас судьба предупреждает.

Не гордитесь красотой - бесполезно,
Красота души важнее, если честно.
Коль не ладятся дела - подождите,
И на красный, никогда, не бегите.

Нужно бедному помочь - не скупитесь.
Если нечего подать - помолитесь.
И чужое никогда не берите,
А душа если болит - промолчите.

Вдруг надежды ваши не оправдали -
Значит много от других ожидали.
Если солнышком побрезгуют тучи -
День от этого светлее и лучше.

За зимой всегда весны пробуждение,
Есть у каждого из нас день рождения.
В каждом взрослом - дитя горько плачет.
Только мудрый от людей счастье прячет.

Коль гореть, так до конца, с новой силой,
И не аисты, а ворон над могилой.
Свою злобу на других не держите,
Как бы ни было вам больно - живите!

Наслаждайтесь простотой дикой мяты,
И в награду принимайте закаты.
Сколько б не было вам лет - не грустите.
Вас не любят? Ерунда... Вы любИте!

(Таня Алексийчук)

+2

438

Она проснулась, потянулась,
И подошла к окну.
Полсотни мужиков свихнулось,
Полсотни - вытерли слюну.
Камаз в Черроки въехал в дверцу
Упал в бассейн вертолёт,
Схватился в скверике за сердце
Седой, почтенных лет народ.
Случилось в озере цунами,
Вулкан изверг поток страстей,
Стояли с вздутыми штанами
У дома дядьки всех мастей.
Сошёл с орбиты спутник малый,
На дубе вспучилась кора…
Она зевнула, и сказала:
- Вот скука! Всё, как и вчера!

0

439

Какая, блин, я все же неуклюжая:
Раскокала мобильный телефон!
Козой скакала через лужи я -
И уронила прямо на бетон:
Стою. В мозгах растет тревога некая,
Бежать скорее надо в магазин!!!
Ведь симка есть - а вставить ее некуда:
И начинаю понимать мужчин!

0

440

Муж на кухне с тихим матом
Режет яйца для салата.
Из духовки дым валит.
Кот голодный зло глядит.
Жена в постели кофе пьет.
Михайлов песни ей поет.
С утра уже слегка поддата.
Кто угадает, что за дата?

0