Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Поэзия

Сообщений 381 страница 400 из 456

381

Вы помните былые дни

     Вы помните былые дни,
     Когда вся жизнь была иною?!
     Как были праздничны они
     Над петербургскою Невою!

     Вы помните, как ночью вдруг
     Взметнулись красные зарницы
     И утром вдел Санкт-Петербург
     Гвоздику юности в петлицу?

     Ах, кто мог знать, глядя в тот раз
     На двухсотлетнего гиганта,
     Что бьет его последний час
     На..Петропавловских.курантах!

     И вот иные дни пришли!
     И для изгнанников дни эти
     Идут вдали от их земли
     Тяжелой поступью столетий.

     Вы помните иглистый шпиц,
     Что Пушкин пел так небывало?
     И пышность бронзовых страниц
     На вековечных.пьедесталах?

     И ту гранитную скалу,
     Где всадник взвился у обрыва;
     И вдаль летящую стрелу
     Звенящей Невской перспективы;

     И вздох любви нежданных встреч
     На площадях, в садах и скверах,
     И блеск открытых женских плеч
     На вернисажах и премьерах;

     И чьи-то нежные уста,
     И поцелуи в чьем-то взоре
     У разведенного моста
     На ожидающем моторе?..

     Вы помните про те года
     Угасшей жизни петербургской?
     Вы помните, никто тогда
     Вас не корил тем, что вы русский?

     И белым облаком скользя,
     Встает все то в душе тревожной,
     Чего вернуть, увы, нельзя
     И позабыть что невозможно!..

                         Николай Агнивцев

0

382

Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи
И никнет гроздь рябины желто-красной,
Слагаю я веселые стихи
О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь
Пушистый кот, мурлыкает умильней,
И яркий загорается огонь
На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь
Крик аиста, слетевшего на крышу.
И если в дверь мою ты постучишь,
Мне кажется, я даже не услышу.

0

383

Из боя выхожу, пускай придёт конец,
Сложив оружие, не попрошу о многом:
Мне нужен одиночества покой,
Я жажду быть забытым даже Богом.

Роберт Браунинг, "Парацельс", 1835

+1

384

Хочу у зеркала, где муть
     И сон туманящий,
     Я выпытать -- куда Вам путь
     И где пристанище.

     Я вижу: мачта корабля,
     И Вы -- на палубе...
     Вы -- в дыме поезда... Поля
     В вечерней жалобе --

     Вечерние поля в росе,
     Над ними -- вороны...
     -- Благословляю Вас на все
     Четыре стороны!

0

385

Вспомяните: всех голов мне дороже
     Волосок один с моей головы.
     И идите себе... -- Вы тоже,
     И Вы тоже, и Вы.

     Разлюбите меня, все разлюбите!
     Стерегите не меня поутру!
     Чтоб могла я спокойно выйти
     Постоять на ветру
                               Марина Цветаева
                                6 мая 1915

0

386

В далеком Солсбери….

В далёком и хмуром Солсбери,
Взрывая кромешную мглу,
Шагают два русских парня
Сотрудники из ГРУ…

Идут с неприметными флагами…
Российскими, над головой…
В ушанках, шинелях с флягами,
ремень поправляя тугой…

В руках кренделя из пекарни,
И банка с духами «Шанель»…
Простые, брутальные парни,
им похер жара и метель….

С трёхмесячным перегаром,
Во рту «Беломора» бычок…
Несут эти грозные парни
Кошмар, что зовут «Новичок»…

В заплечном мешке балалайка,
Торчит по-предательски броско.
Медведь на цепи — попрошайка…
Что б не было глупых вопросов…

Настигнет ужасная кара…
Любого, кто предал страну…
Не важно, в Париже иль Солсбери —
ты первым затеял войну…

Дрожите, продажные твари,
Настигнет вас кара везде …
А парни запрыгнут на поезд
и вечером в Караганде…

Артем, 7 «А» класс, школа 19, г. Красногорска

0

387

Цифровые стихи (читать вслух, с выражением):
Пушкин 17 30 48 140 10 01 126 138 140 3 501
Маяковский 2 46 38 1 116 14 20! 15 14 21 14 0 17
Есенин 14 126 14 132 17 43. 16 42… 511 704 83. 170! 16 39 514 700 142 612 349 17 114 02
Веселые: 2 15 42 42 15 37 08 5 20 20 20! 7 14 105 2 00 13 37 08 5 20 20 20!

0

388

Я обиды рассовала по карманам...
                  Вероника Долина

Я обиды рассовала по карманам
И царапины как кошка зализала.
Я училась этим маленьким обманам -
Ничего тебе про это не сказала.

В сумку сунула ещё две-три тревоги
И за пазуху упрятала упрёки.
Завязала в узелок свою досаду -
Ничего такого мне теперь не надо!

Мне нельзя заплакать, если захочу я.
И молчать нельзя мне, если замолчу я.
Ну, а главное - глубокие карманы,
Чтобы в них держать свои обманы!

Нетерпению купила я уздечку.
Ожиданию достала птичью клетку.
В уголке сложила каменную печку,
Чтоб кидать туда стихи свои как ветки.

А еще купила швейную машину
И дешёвые обрезки матерьяла,
И себе карманы новые пришила -
Мне уже карманов старых не хватало...

1975

0

389

“Так и будет: однажды я прилечу туда, Где земля настолько влажная, что вода..." (с)

"Так и будет: однажды я прилечу туда,
Где земля настолько влажная, что вода
Kак будто утрачивает смысл в такой борьбе
И лежит бесконечностью, небом в самом себе.
Я тогда уже буду знать все, что ни захочу,
От каждой двери будет ровнехонько по ключу,
От каждого города – по брелоку или значку,
От каждого миллиона – по пятачку.
К тому времени у меня выйдет столько книг,
Что неловко станет спрашивать напрямик,
Только мы будем знать, какая там пустота,
Почему словами не пишется ни черта
Те, кто будет спрятан между шершавых строк,
К тому времени извлекут для себя урок.
Даже если во сне им явятся письмена
Отшатнутся, шепча сквозь сон, «да иди ты на»…
Континенты лежат пустыми среди фонем,
Нажимай на пробел, и не будет таких проблем.
Знаешь, пальмы с воздуха выглядят как кусты.
Аэропорт. Сюда, пожалуйста. Вот и ты.
У меня будет легкое платье и чемодан в песке,
У тебя – три новых белых волоса на виске.
Так и будем стоять, обнявшись, средь кутерьмы.
Хорошо. Спасибо, Господи. Вот и мы."

0

390

Он говорил, что любит многих женщин
И что не может ей принадлежать
Что он свободен, слишком переменчив,
Не стоит его ждать и ревновать
Она смотрела вдаль. Не отвечала
Лишь сигаретный дым клубил в окно,
И улыбалась, словно вспоминала,
Что где-то это видела в кино
А он сказал: "Ты нравишься мне, детка!
Давай побудем вместе пару дней
Ты, правда, не блондинка, а брюнетка,
И я люблю - немного похудей"
Она спокойно затушила сигарету,
К нему прижалась, нежно обняла
В глаза взглянула, привыкая к цвету,
Добавив поцелуями тепла
Он понял, что она не возражает:
"Наверно, многих знала ты мужчин. -
Добавил, - А твой запах возбуждает!
И гибкая ты, словно пластилин"
А, уходя, сказал: "Все было мило!
Пусть это будет только тэт-а-тэт!"
Предупредил, сама чтоб не звонила:
"Я сам перезвоню тебе! Привет!"
Она кивнула и рукой смахнула
Пылинки незаметные с плеча.
В глаза его опять на миг взглянула,
И дверь закрыла с помощью ключа
Он ей послал десяток сообщений,
Но телефон молчал и день, и два, и три
Он знал уже количество ступеней
В подъезде от крыльца и до двери
Он дозвонился ей через неделю,
И с дрожью в голосе, спросил: "Ты где была?
И полуслову твоему не верю!
Так как ты развлекалась без меня?"
Она не отвечая, отключилась.
Он приезжал, стучал и вновь звонил
И как-то дверь в ночи ее открылась,
Где, как щенок, он жалобно скулил
Она его на кухню пригласила,
И предложила кофе или чай
И он сказал: "Ты сердце мне разбила!
Ты больше меня, слышишь, не бросай"
Она вздохнула: "Не ходи без приглашенья!"
А он ответил: "Будь моей женой!"
Она сказала: "Это заблужденье,
Люблю свободу, хорошо одной"
Он закурил, дрожащими руками,
И холодом сковало все внутри,
И скулы заходили желваками,
И в сердце будто вставили штыри
Она сказала: "Жизнь менять не собираюсь.
И ничего, и никому я не должна,
И что к тебе на шею не бросаюсь,
И что привыкла быть уже одна"
А он молчал. А что он мог ответить?
Еще никто ему отпора не давал!
Еще такую женщину - не встретить,
Которая сразила наповал...

0

391

"Вновь бессонная ночь. И найди-ка сценарий бездарнее,
чем ловить лунный свет, примостившийся на подоконнике...
Ожиданье чудес стало сказкой, как "Хроники Нарнии",
вырождаясь, когда ты один, в "Марсианские хроники".
Если мрак тебе в душу занозою влез перочинною -
он уже не уйдет. Наше дело не зелено-молодо...
Стало небо с овчинку. И небом, как кучер овчиною,
ты укрыл свои плечи в попытке спасенья от холода.
Неподвижны деревья - печальные, словно надгробия, -
варикозные вены ветвей побелели от инея...
Снова лгут зеркала, принимая за образ подобия;
между жизнью и смертью - смотри! - утончается линия.
А минуты - одна за одной - плотоядны, раздроблены
на канканы секунд, на прохладное гулкое крошево.
И уродливы мысли ночные, как орки и гоблины,
как продавленный старый диван, продаваемый дешево.
Твой состав на запасном пути всё стоит и не тронется,
всё никак не исчезнет, ускорившись, в мареве матовом...
Если в плечи вцепились когтистые лапы бессонницы -
дотерпи. Дотяни до утра, не распавшись на атомы."
Александр Габриэль

0

392

"Питай себя надеждами, глупец:
Они — твоя единственная пища,
Упрямо зижди на песке дворец
И верь в надежность своего жилища.

Обманам предавайся вновь и вновь,
Преследуй по пятам мираж в пустыне,
Гонись за призраком, ищи любовь
Там, где приязни не было в помине.

Лелей воспоминания в груди,
Улыбкам верь и обещаньям темным
И простодушно по себе суди
О сердце ветреном и вероломном.

Превозноси униженную страсть,
Сквозь пальцы глядя на свои обиды,
Иллюзиями упивайся всласть,
Рисуй в душе заманчивые виды…

Когда же вдруг рассеется мираж,
Тщету надежд явив перед тобою, —
Вини тогда не собственную блажь,
А только невезенье роковое,

Кляни любовь, свой жребий, ад и рай,
Кричи: «Горю!» — и пламя раздувай."
Sir Walter Raleigh
1552–1618
(пер.Г.Кружков)

+1

393

"Наша Таня громко плачет - уронила в речку мячик..." в интерпретации разных поэтов

Маяковский:

В этом мире Ничто Не вечно, Вот и теперь Матерись или плачь: Прямо с берега Сверзился в речку Девочки Тани Мяч. Слезы хлещут Из глаз у Тани. Не реви! Не будь Плаксивою девой! Пойдем за водой - И мячик достанем. Левой! Левой! Левой!

Гораций:

Громко рыдает Татьяна, горе её безутешно; Вниз с розопламенных щек слёзы струятся рекой; Девичьим играм в саду беззаботно она предавалась - Мяч озорной удержать в тонких перстах не смогла; Выпрыгнул резвый скакун, по склону вниз устремился, С края утеса скользнув, упал в бурнопенный поток. Милая дева, не плачь, утрата твоя исцелима; Есть повеленье рабам - свежей воды привезти; Стойки, отважны они, ко всякой работе привычны - Смело пустятся вплавь, и мячик вернется к тебе.

Блок:

Безутешно рыдает Татьяна, И слеза, словно кровь, горяча; Ей припала сердечная рана От упавшего в речку мяча.

То прерывно вздыхает, то стонет, Вспоминая былую игру. Не печалься. Твой мяч не потонет - Мы достанем его ввечеру.

Крылов:

Девица некая по имени Татьяна, Умом изрядная и телом без изъяна, В деревне дни влача, Не мыслила себе досуга без мяча. То ножкою поддаст, то ручкою толкнет, И, заигравшись с ним, не слышит и вполуха. Господь не уберег, случилася проруха - Игривый мяч упал в пучину вод. Рыдает, слезы льет несчастная Татьяна; А водовоз Кузьма - тот, что всегда вполпьяна, - Картуз совлек И тако рек: «Да полно, барышня! Сия беда - не горе. Вот Сивку запрягу, и за водою вскоре Помчуся вскачь. Багор-то мой остер, ведро мое просторно - Из речки я умело и проворно Добуду мяч». Мораль: не так просты простые водовозы. Кто знает толк в воде, тот утишает слезы.

Есенин:

Хороша была Танюша, краше не было в селе, Красной рюшкою по белу сарафан на подоле. У оврага за плетнями ходит Таня ввечеру, И ногой пинает мячик - любит странную игру.

Вышел парень, поклонился кучерявой головой: "разреши, душа-Татьяна, тоже пнуть его ногой?" Побледнела, словно саван, схолодела, как роса. Душегубкою-змеею развилась ее коса.

"Ой ты, парень синеглазый, не в обиду я скажу, я его ногою пнула, а теперь не нахожу". "Не грусти, моя Танюша, видно, мяч пошёл ко дну, если ты меня полюбишь, я тотчас за ним нырну".

Лермонтов:

Белеет мячик одинокий в тумане речки голубой - сбежал от Тани недалёкой, оставил берег свой родной...

Играют волны - ветер свищет, а Таня плачет и кричит, она свой мяч упрямо ищет, за ним по берегу бежит.

Под ним струя светлей лазури, над ним луч солнца золотой... А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой!

Пушкин:

Татьяна, милая Татьяна! С тобой теперь я слезы лью: река глубOка и туманна, игрушку чудную свою с моста случайно уронила... О, как ты этот мяч любила! Ты горько плачешь и зовёшь... Не плачь! Ты мячик свой найдёшь, он в бурной речке не утонет, ведь мяч - не камень, не бревно, не погрузИтся он на дно, его поток бурлящий гонит, течёт по лугу, через лес к плотине близлежащей ГЭС.

Японский вариант:

Потеряла лицо Таня-тян Плачет о мяче, укатившемся в пруд. Возьми себя в руки, дочь самурая.

0

394

Гармония ума и красоты
Недостижима даже в идеале.
Всё то что мы нашли или теряли -
Лишь праха горсть в ладонях пустоты.
Иллюзии так безнадежен плен,
Напрасны суета и трепетанье,
И вечности тяжелое дыхание
Предсказывает сущность перемен.

© Менестрель
15/10/2018

+2

395

Сижу. Курю. Впотьмах блуждаю,
Нащупав смысловую нить,
Уже её не отпускаю.
Писать сподручнее, чем жить.

На самом дальнем небосклоне
И в самом ближнем уголке,
Судьба в потрепанной короне
Влачится к морю по реке.

То поднимая гром над гребнем,
То дно черпая оробев,
Все ищет судно путь потребный,
А получает божий гнев.

Все! Спать! Мой сон — души обитель,
Готовит нежное кино.
Я только день тебя не видел,
А кажется, что так давно...

Леонид Агутин

0

396

https://content.foto.my.mail.ru/community/smeh_bez_ostanovki/_groupsphoto/h-11118.jpg

0

397

Булат Окуджава — Прощание с осенью: Стих
Осенний холодок.
Пирог с грибами.
Калитки шорох и простывший чай.
И снова побелевшими губами
короткое, как вздох:
«Прощай, прощай».

«Прощай, прощай…»
Да я и так прощаю
всё, что простить возможно,
обещаю
и то простить, чего нельзя простить.
Великодушным мне нельзя не быть.

Прощаю всех, что не были убиты
тогда, перед лицом грехов своих.
«Прощай, прощай…»
Прощаю все обиды,
обеды
у обидчиков моих.

«Прощай…»
Прощаю, чтоб не вышло боком
Сосуд добра до дна не исчерпать.
Я чувствую себя последним богом,
единственным, умеющим прощать.

«Прощай, прощай…»
Старания упрямы
(пусть мне лишь не простится одному),
но горести моей прекрасной мамы
прощаю я неведомо кому.

«Прощай, прощай…».
Прощаю, не смущаю
угрозами,
надёжно их таю.
С улыбкою, размашисто прощаю,
как пироги,
прощенья раздаю.

Прощаю побелевшими губами,
покуда не повторится опять
осенний горький чай
пирог с грибами
и поздний час —
прощаться и прощать.

0

398

Квартира гостями полна.
На матери платье в горошек.
И взрослые делятся на
хороших и очень хороших.

Звон рюмок, всеобщий восторг.
У папы дымит папироса.
Вот этот уедет в Нью-Йорк,
а тот попадет под колёса.

Осенний сгущается мрак,
кончаются тосты и шутки.
И будет у этого рак,
а та повредится в рассудке.

И в комнате гасится свет.
И тьмой покрываются лица.
И тридцать немыслимых лет
в прихожей прощание длится.

Как длится оно и теперь,
покуда сутулы, плешивы,
вы в нашу выходите дверь,
и счастливы все вы, и живы.

Игорь Меламед (2002)

0

399

АННА АХМАТОВА
«ЕСТЬ ТРИ ЭПОХИ У ВОСПОМИНАНИЙ...»

Есть три эпохи у воспоминаний.
И первая - как бы вчерашний день.
Душа под сводом их благословенным,
И тело в их блаженствует тени.
Ещё не замер смех, струятся слёзы,
Пятно чернил не стёрто со стола -
И, как печать на сердце, поцелуй,
Единственный, прощальный, незабвенный...
Но это продолжается недолго...
Уже не свод над головой, а где-то
В глухом предместье дом уединенный,
Где холодно зимой, а летом жарко,
Где есть паук и пыль на всём лежит,
Где истлевают пламенные письма,
Исподтишка меняются портреты,
Куда как на могилу ходят люди,
А возвратившись, моют руки с мылом,
И стряхивают беглую слезинку
С усталых век - и тяжело вздыхают...
Но тикают часы, весна сменяет
Одна другую, розовеет небо,
Меняются названья городов,
И нет уже свидетелей событий,
И не с кем плакать, не с кем вспоминать.
И медленно от нас уходят тени,
Которых мы уже не призываем,
Возврат которых был бы страшен нам.
И, раз проснувшись, видим, что забыли
Мы даже путь в тот дом уединенный,
И задыхаясь от стыда и гнева,
Бежим туда, но (как во сне бывает)
Там всё другое: люди, вещи, стены,
И нас никто не знает - мы чужие.
Мы не туда попали... Боже мой!
И вот когда горчайшее приходит:
Мы сознаём, что не могли б вместить
То прошлое в границы нашей жизни,
И нам оно почти что так же чуждо,
Как нашему соседу по квартире,
Что тех, кто умер, мы бы не узнали,
А те, с кем нам разлуку Бог послал,
Прекрасно обошлись без нас - и даже
Всё к лучшему...

5 февраля 1945, Фонтанный дом

0

400

Все важные фразы должны быть тихими,
Все фото с родными всегда нерезкие.
Самые странные люди всегда великие,
А причины для счастья всегда невеские.

Самое честное слышишь на кухне ночью,
Ведь если о чувствах — не по телефону,
А если уж плакать, так выть по-волчьи,
Чтоб тоскливым эхом на полрайона.

Любимые песни — все хриплым голосом,
Все стихи любимые — неизвестные.
Все наглые люди всегда ничтожества,
А все близкие люди всегда не местные.

Все важные встречи всегда случайные.
Самые верные подданные — предатели,
Цирковые клоуны — все печальные,
А упрямые скептики — все мечтатели.

Если дом уютный — не замок точно,
А квартирка старенькая в Одессе.
Если с кем связаться — навеки, прочно.
Пусть сейчас не так всё, но ты надейся.

Да, сейчас иначе, но верь: мы сбудемся,
Если уж менять, так всю жизнь по-новому.
То, что самое важное, не забудется,
Гениальные мысли всегда бредовые.

Кто ненужных вычеркнул, те свободные,
Нужно отпускать, с кем вы слишком разные.
Ведь, если настроение не новогоднее,
Значит точно не с теми празднуешь...

0