Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?


Что нынче почитать можно?

Сообщений 741 страница 760 из 1000

741

В 1959 под редакцией Беллы Клюевой вышел составленный Анатолием Варшавским сборник «Дорога в сто парсеков», где были опубликованы произведения Ивана Ефремова, Аркадия и Бориса Стругацких, Валентины Журавлевой, Владимира Савченко и др. В том же году возникла серия «Фантастика. Приключения. Путешествия», в рамках которой удалось выпустить еще две антологии советских фантастов («Альфа Эридана», 1960, и «Золотой лотос», 1961; составитель — тот же А. Варшавский). Год спустя коллективные сборники решено было сделать серийными. Так возник первый выпуск новой серии — составленная Кириллом Андреевым «Фантастика. 1962 год», тираж 115 тысяч экземпляров.

Послесловие к первой книге, под названием «Наука и научная фантастика», написал Иван Ефремов. Его статья должна была задать курс, определить «генеральную линию» развития фантастики в СССР вообще и публикаций в этих сборниках в частности.

«Мы избежали всякого мусора — мистики, демонов, оборотней, космических гангстеров и страшных убийств — всего, что основательно засорило зарубежную фантастику и заставляет относиться к ней с большой осторожностью, – писал Ефремов. – Наша научная фантастика вся „чистая”, по американской терминологии. Она строится на более или менее прочной научной основе. По моему глубокому убеждению, только такая научная фантастика и может считаться подлинной, имеющей право на существование в этом жанре».

0

742

Абгемахт написал(а):

мистики, демонов, оборотней, космических гангстеров и страшных убийств


Удивительно, что именно эти составляющие сейчас присутствуют в научной фантастике в полной мере и обильно!

Отредактировано Абгемахт (2018-07-26 20:19:35)

0

743

Мэтт Рафф. Злые обезьяны.

СПб.: Астрель-СПб.; М.: АСТ, 2018. Перевод с английского Марии Акимовой

float:leftВ белой-белой комнате за белым-белым столом сидит закованная в наручники женщина в оранжевой робе заключенной. Иногда в комнату заходит мужчина — психиатр, специалист по работе с душевнобольными преступниками. Женщину обвиняют в убийстве, и она не особо отрицает свою вину — но продолжает настаивать, что состоит в некой тайной организации, в отделе по уничтожению неисправимых преступников. Называется этот отдел «Злые обезьяны» — неофициально, конечно. Говорит она и о другом, не менее могущественном тайном обществе, собравшем под своим крылом серийных убийц, насильников, пироманов, законченных социопатов и других опасных бармалеев. Мэтт Рафф мало рассказывает о прошлом этих организаций, но ясно дает понять, что противостояние длится не первое столетие, а возможно и не первое тысячелетие. Ну а еще есть жгучая тайна в прошлом главной героини, незаполненная лакуна, неизгладимая детская травма, ключевая для всей этой запутанной истории.

«Злые обезьяны» вышли в России почти одновременно со «Страной Лавкрафта». Два романа Мэтта Раффа подряд — вроде бы явный перебор. Но если «Страна...» — книга забавная, неглупая, по-своему остроумная, то «Обезьяны» просто шик-блеск-красота, как пели герои известного советского кинофильма. Это компактный, плотный, энергичный роман, полностью состоящий из диалогов врача и пациента (или, если хотите, тюремщика и заключенной). Но отделить изобретательную ложь от достоверных фактов, болезненные фантазии и галлюцинации от реальности — задачка еще та; кому здесь верить — абсолютно непонятно.

Рафф артистично запутывает следы: на самом деле и врач не врач, и пациентка не пациентка, и тюрьма не тюрьма, и убийство не убийство. То, что поначалу выглядит прозаическим пересказом незамысловатого комикса — Корпорация Добра versus Корпорация Зла, наши разведчики против ихних шпионов, интриги-скандалы-расследования, — превращается в библейскую притчу о парадоксальной привлекательности зла, напичканную прямыми и сюжетными цитатами из Ветхого Завета. При этом автор чудесным образом избегает дидактики, термоядерный ницшеанско-достоевский мессадж до определенного момента совершенно не колет глаз. Как Мэтту Раффу это удалось, остается только гадать, — еще одна задачка на миллион долларов.

0

744

Оперативно АСТ перевёл продолжение этого:

Йен Макдональд. Новая Луна.

М.: АСТ, 2017. Перевод с английского Натальи Осояну

float:leftЛюбопытная тенденция: в двадцатом веке фантасты, захлебываясь от восторга, описывали освоение человечеством Марса, в двадцать первом — норовят отослать своих героев подальше от Земли, куда-нибудь в пояс астероидов или на спутники Юпитера. А вот независимые лунные поселения в современной НФ можно пересчитать по пальцам. Виноваты неугомонные планетологи и дотошные экономисты: по их подсчетам, спутник Земли не обладает достаточным запасом ресурсов, чтобы окупить его освоение — в Солнечной системе полным-полно более привлекательных небесных тел. Выбирав в качестве главного места действия Луну, Йен Макдональд тем самым подает знак: ребята, это не всерьез, на самом деле книга не «про любимый лунный трактор». «Новая Луна» — история о любви и ненависти, драматическое повествование об интригах и союзах, предательстве и верности, с шекспировскими страстями и шекспировским же «унесите трупы» в финале; семейная сага о высокотехнологичном противостоянии семейных кланов, Пяти Драконов, подмявших под себя лунную экономику; футуристическая фантазия о грандиозном социальном эксперименте, об устойчивом социуме, где не существует законов в привычном для нас понимании, а их место занимают бесконечные контракты и договоры между корпорациями и частными лицами. Однако, несмотря на богатый антураж и убедительную картинку, это не hard science fiction, не «твердая научная фантастика» вроде «Марсианина» Энди Вейера, а нечто совсем иное — рискну сказать, нечто большее. Иначе книга не цепляла бы читателей, никогда в жизни не увлекавшихся старой доброй «сай-фай» с ее зубодробительной инженерно-технической романтикой.

«Новую Луну» сравнивают с «Песней Льда и Огня» Джорджа Мартина, с «Крестным отцом» Марио Пьюзо, с романом Роберта Хайнлайна «Луна жестко стелет». Сравнивают заслуженно, да и сам автор охотно поддерживает эту игру в «угадай мелодию». Но, рискну выступить в роли Капитана Очевидность, больше всего новый роман Йена Макдональда похож на прежние романы Йена Макдональда. Британский фантаст уже писал о сложной архитектуре запутанных семейных связей в «Реке богов», о завораживающем ритме танцевальной музыки, о балетной хореографии капоэйры и преувеличенном южном темпераменте в «Бразильи», об экономических процессах как главной движущей силе повествования в «Доме Дервиша». Хорошо, конечно, что с выходом в России «Новой Луны» наша критика наконец обратила внимание на Йена Макдональда. Жаль, что его предыдущие романы никто толком так и не прочитал.


Йен Макдональд. Волчья Луна.

М.: АСТ, 2018. Перевод с английского Натальи Осояну

float:leftПосле «Новой Луны», переведенной у нас в прошлом году, отечественные читатели наконец распробовали прозу Йена Макдональда — хотя британский фантаст и раньше издавался в России обильно, да и сам в нашу страну приезжал не раз. Всем была книга хороша, вот только обрывалась, что называется, «на самом интересном месте». Ну что ж, ура: напряженное ожидание закончилось, второй том «Лунной» трилогии переведен — пожалуйте бриться.

Для человечества XXII века Луна прежде всего бездонный источник ресурсов, сказочная скатерть-самобранка на электрическом ходу. Лунные редкоземельные элементы придают прочность сплавам, благодаря гелию-3 в земных городах каждый вечер зажигается свет — а кто и какой ценой обеспечивает беспрерывную поставку сырья, землянам до лампочки. Но амбиции колонистов простираются дальше. Лунная колония должна была стать полем экспериментов, где в конкурентной борьбе куются новые коммуникативные, экономические, социальные стратегии, которые позволят человечеству прожить достаточно долго, чтобы выйти к звездам. Но что-то пошло не так.

Борьба приняла чересчур радикальную форму: один из пяти Великих Драконов, пяти кланов, правящих Луной, уничтожил конкурента — физически, с особым цинизмом и жестокостью. В первой части трилогии Макдональда влиятельное семейство Корта отчасти перебито, отчасти рассеяно по поверхности спутника, оно лишилось бизнеса и клановой столицы. Большая ошибка: Корта надо было истребить поголовно или не трогать вовсе. Во втором романе гражданская война полыхает уже на обеих сторонах Луны, достается правым и виноватым, экономика фронтира трещит по швам. Месть — блюдо, которое подают холодным; но только не для горячих ребят с бразильскими корнями и латиноамериканским темпераментом.

«Волчья Луна» прямое продолжение «Новой», по сути — вторая часть длинного романа в трех частях. Но есть в этой книге и кое-что новенькое. Автор меняет ритмический рисунок, главы становятся короче, действие динамичнее, конфликты яростнее. Десятки героев со своими характерами, страхами, целями и побуждениями — и судьба каждого из них зависит от того, какие решения примут другие персонажи. Макдональд плетет хитрую паутину из причин и следствий, разыгрывает партию в трехмерные шахматы, выводит уравнение со множеством неизвестных, динамически меняющееся каждую минуту. Иными словами, усложняет и без того непростую фабулу до предела. И чем закончится вся эта свистопляска в третьем томе — спрогнозировать абсолютно невозможно. Только дождаться — и прочитать.

0

745

Шо?!

https://pbs.twimg.com/media/DjGoJGUWsAAyd5N.jpg

0

746

Причем тут "Девушка с татуировкой дракона" и какой-то левый Адам Робертс?

0

747

Абгемахт написал(а):

Причем тут "Девушка с татуировкой дракона" и какой-то левый Адам Робертс?


Потому что "дракон с татуировкой девушки"  http://yoursmileys.ru/ksmile/tuzki/k5412.gif

0

748

Тьфу!

0

749

Если воины не знают, что делать, они смотрят на лорда. Если боятся - они смотрят на лорда. Это отец говорил - давно, ещё когда надеялся, что из сына выйдет полководец. Эрвин тогда удивился:
- Кайры ничего не боятся!
- Мы добиваемся, чтобы они в это верили, - ответил отец. - Но ты - лорд, и тебе следует понимать. Не бывает железных людей. Сколь бы ни были хороши воины, придёт миг, когда они станут дрожать от страха, или метаться в панике, или опустят руки от горя и усталости. Ты легко узнаешь этот миг: всё войско будет смотреть на тебя.
- И что мне делать, милорд?
- Главное: не дай им понять, что чувствуешь то же, что и они.

- А [она] умна?
- Да, - тут же ответила северянка.
- Как умна? - уточнила Бекка. - Как тот, кто прочёл две дюжины книг, и у него на всё готов ответ? Или как тот, кто посмотрит вот так на человека - раз, и увидит насквозь? Или как тот, кто в любой ситуации прежде всех найдётся, что делать?

Заговор подобен чуме. И то, и другое можно остановить лишь одним способом: выстроив стену из смертей.

(с) "Без помощи вашей", Роман Суржиков.

0

750

Чарльз Диккенс. «Тайна Эдвина Друда» (1870)

Диккенс, всегда прятавший в своих романах одну, а то и пару детективных историй (вроде тайны происхождения леди Дэдлок и загадки убийства стряп­чего Талкингхорна в «Холодном доме» или причины затвор­ничества мисс Хэ­вишем в «Больших надеждах») и заразивший этим Достоевского, решил наконец написать роман, полностью посвященный преступлению и его рас­следо­ванию, — и умер, успев только загадать загадку, не оставив к тому же черновиков и планов. Литературный и жизненный сюжет сошлись в одной точке, составив в некотором роде идеальный, замкнутый на себя детектив.

Наиболее достоверной попыткой восста­новить концовку считается работа Дж. Каминга Уолтерса «Ключи к „Тайне Эдвина Друда“», но тщательные литера­туроведческие построения никого не удовлетворяют — продолжения пишутся и оспариваются вот уже сто пятьдесят лет. Известно, что один аме­рикан­ский медиум вызывал дух Диккенса, чтоб он вкратце надикто­вал заду­манное продолжение. Эта запись существует (Елена Блаватская даже перевела ее на рус­ский). Но ей тоже почему-то никто не верит.

0

751

Разумеется, никакой — даже самый анга­жированный — список детективов не может обойтись без Шерлока Холмса. А «Собака» прекрасна не только слож­ностью построе­ния, демонстрирующего, кaк поверхностный человеческий взгляд («доклады» доктора Уотсона) оказывается пищей для взгляда аналити­ческого (объяснения Холмса), но и искусным нагнетанием той самой атмо­сфе­ры тревоги, которая составляет поэтику детектива как жанра.

0

752

Это не моя собака. Она досталась мне вместе с женой. Ей никто не занимался (собакой). Она сидела в пустой квартире и выла (я всё ещё про собаку). И жена предложила её забрать.
Я всегда мечтал о красивой жене. И теперь, когда мечта сбылась, вынужден мириться и с другими её добродетелями, которых не заказывал.

От частого одиночества пёс повадился выть в терцию. У него сильный голос. Соседи не верили, что христианское млекопитающее может звучать так инфернально. В панельных домах звуки вообще разносятся, не поймёшь где убивают. Дворничиха обращалась уже к уфологам и некромантам. Потом мы пса забрали, и призрак оперы пропал.

Перед прогулкой этот пёс лает. Не может скрыть радости. Не замолкает ни на лестнице, ни в лифте. Вы же помните про сильный голос? Я давал ему в дорогу мяч и палочку, но он лает сквозь любые предметы. Даже с закрытой и замотанной пастью. Видимо, он лает самой душой.

Мы живём в латышском районе. У нас культурные соседи. Добрый день, как дела, какая милая собачка. Спрашивают, не слышим ли мы иногда потусторонний какой-то плач? Мы ничего не слышим, у нас слух не музыкальный.
Здесь под окнами растут настоящие цветы, а не вкопанные покрышки. И у подъезда сидит кошка Мирдза. Её имя означает "сияние". Мирдзу гладят все, кроме нас. Мы никогда не гладим потенциальную еду.

Вчера пошли гулять. Едем в лифте, лаем по привычке. Открывается дверь, вбегают соседские собачки, братик и сестричка. Им нравится наша истерика, они кусают нас за ноги в знак поддержки. Мы не можем их съесть потому что дружим с хозяйкой. Шум, скандал. Я выношу на улицу трёх животных вместо одного. Раскланиваемся с милой хозяйкой, желаем доброго дня и улыбаемся. Потому что домашние животные - боже какие забавные. Кошка при этом шипит, собаки визжат. Хозяйкина дочка сбивает с меня своих собачек клюшкой. Какой-то мужчина что-то орёт из своего БМВ. Вот так широко, с праздничным шумом, русские собаководы ходят гулять.

Рядом с домом лес. Клещи, ёжики, настоящая тайга. Можно какать без пакетиков. Обычно, мы успеваем добежать. Но после драки этот неврастеник усаживается прямо в цветы под окном. Милая соседка, дочка, мужчина и собачки, все смотрят, тварь ли я дрожащая, или соберу говно руками?

Конечно, соберу. Моё ворчание слышат только подснежники. Во-первых, почему так много? Он же не медведь. Во-вторых, это не моя собака. Зачем он мне вообще? Мы такие разные. Он экстраверт и сангвиник. Я же – мизантроп и зоофоб.

Этот пёс, он всё любит безусловно. Поэтому его мир - цветы и солнце. Я же, простой русский писатель, брожу по латышскому району с собачьим говном в руке. Одна прогулка, а какие разные впечатления.
Это мне за то что любить не умею.
(c)) Слава Сэ

+1

753

Динка-блондинка написал(а):

Мирдзу гладят все, кроме нас. Мы никогда не гладим потенциальную еду.


http://arcanumclub.ru/smiles/smile86.gif

0

754

Абгемахт написал(а):

)))))
«Конечно, соберу. Моё ворчание слышат только подснежники.»

тоже хорошо

0

755

Динка-блондинка написал(а):

Ей никто не занимался (собакой). Она сидела в пустой квартире и выла (я всё ещё про собаку).


"Ей никто не занимался (собакой). Она сидела в пустой квартире и выла (я всё ещё про собаку)."

0

756

еще )))

Роясь в бумагах, Лара нашла документы на баню. Оказалось, я женат на помещице. Я мог бы прыгать из парилки в пруд и удивлять коров своими плавными обводами. Но моюсь в ванной, как Шариков.
Лара говорит, там нет коров. В семидесяти километрах от города выживают только зайцы. Но где для Лары конец вселенной, для меня родовое гнездо и сердцу милый уголок.

В ближайшую же пятницу мы поехали наслаждаться дачей. Стоя в пробке с другими помещиками, я жалел горожан, которым недоступны росы, соловьи и сметана жирностью 300 %. Им не дано шлёпать селянку Лену по тому, что она сама в себе считает спинкой. Им не гулять в трусах, не ведая стыда. И конечно, яблоки из магазина ничего не скажут о рае и пороке.

В детстве на дачу ходил жёлтый автобус, весь в лунной пыли. Из-за малого роста я видел только чьи-то огромные сиськи. Теперь как царь, в собственном ситроене, на двоих четыре сиськи, еду.

Лара предупреждала, баня маленькая и заброшенная. Я думал она очерняет потому что не хочет копать корнеплоды. Оказалось, даже приукрасила. Зайцы спёрли окна, двери, мебель, дрова и электрический кабель. Остался только свежий воздух, источник страшного аппетита.

Вопреки всем этим нюансам, родовое имение мне очень понравилось.
Я отправил Лару нюхать цветы, сам стал рыть канаву для нового электрического кабеля. Траншея намечалась просторная, светлая, сорок метров на полтора. Немного насторожила трава. Она не косилась, почти не копалась и лишь с трудом рубилась. В интернете есть уроки от мастеров лопаты. Приёмы, подсечки, работа с центром тяжести и энергией ци. Но вся совокупная мудрость ютуба ничто против этих жёлтых цветочков. Вместо рытья получалась эпиляция. Я пережил отрицание, гнев, торг, депрессию и принятие. Я прыгал по лезвию всем туловищем. Чтобы вскрыть квадратик дёрна нужно тридцать прыжков. Площадь канавы 960 квадратиков. (Землеройные работы стимулируют устный счёт). Всё перемножаем, получаем 28 800 прыжков. Втрое больше, чем подпрыгнуто мной с рождения по этот трагический день. А ведь ещё надо вглубь! Если Дед Мороз не подарит экскаватор, как обещал в 1973-м, подключение электричества отложится до образования оврага по воле Господа в нужном направлении вследствие эрозии.

Три дня я долбил бронированную целину. И в целом, дачу расхотел. Банная паранойя заземлилась, как молния в июле. Человеку не пристало драться с улитками за три унылых огурца. Я удалил ссылки на продавцов рассады. Отменил заказ на газонокосилку. И уничтожил расчёты насоса с гидрофором. Я вернулся к детям. (Младшая курит, старшая собирается за границу, где точно выйдет замуж и пришлёт однажды фото незнакомых детей). Снова заинтересовался работой, на которой меня ценят и доверяют нырять в говно, что не всегда метафора.

Лара купила по инерции цветы для палисада. Сказала, ничего, будем растить их на балконе, раз с дачей не вышло. И хрюкнула печально. Разум как бы победил. Но в пятницу в каждом нашем зрачке загорелось по домику. И мы снова въехали в пробку. Там копать-то осталось тридцать восемь метров. Если эта канава ведёт в рай, в ней не жалко сдохнуть. Архетип большой лопаты сильней нас. Его ни объяснить, ни вылечить невозможно.

+1

757

Кто это?

0

758

OK-koalla написал(а):

Кто это?

Слава Сэ, Ваныч — псевдонимы латвийского автора Вячеслава Солдатенкова, пишущего на русском языке.

0

759

Спасибо.

0

760

Я его еще читал, когда он только-только в ЖЖ появился. Можно сказать, "на моих глазах"!

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?