Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?


Что нынче почитать можно?

Сообщений 521 страница 540 из 739

521

Писатель Андрей Круз - всё.

Andrey Cruz
20 mins ·

С тяжелым сердцем и глубокой грустью вынуждена сообщить, что Андрей покинул этот мир. Мы все надеялись на чудо и верили, что мы победим болезнь. Но к несчастью, бой был изначально неравным.

Я всегда знала, что он сильный и бесстрашный человек. Таким он остался до конца! Прикованный к постели, он ни разу не пожаловался и не показал своих страданий. Бесстрашный, смелый, гордый, добрый, щедрый, весёлый и с чувством собственного достоинства … таким он был 22 года назад, когда я впервые его увидела, и вплоть до своего ухода сегодня утром.
Верю, что отец моих детей попал в лучший из своих завораживающих миров, где ему просто хорошо!

Прошу вас помолиться вместе с нашей семьей за Андрея.

Спасибо вам всем за поддержку, которую вы оказывали нам все это время. Ему она была необходима и важна!

О месте и времени захоронения сообщу дополнительно.

Мария

0

522

Вышло научное издание "Тихого Дона". При жизни Шолохова роман переиздавался около трехсот раз.  Что -то менял сам Шолохов, что - то просили редакторы Шолохова изменть. Например, слово хохол поменяли на украинец. Меняли слова. Из романа убрали Троцкого. Иногда даже сам автор не знал, какой вариант издавался. Часть рукописей считалась сгоревшей во время войны. Но их нашли. Труд по восстановлению романа продолжался 10 лет.
Из новостей НТВ. что запомнила. Внук Шоловова представлял собранный и изданный роман.
Интересно было бы прочитать именно это издание.

Отредактировано OK-koalla (2018-02-21 16:29:52)

0

523

Юрий Поляков. По ту сторону вдохновения (АСТ, 2017)

Книга воспоминаний одного из лучших современных российских писателей. Мемуарами в традиционном смысле этого слова книгу назвать нельзя – автор рассказывает в ней исключительно о том, как писал свои книги и к каким это приводило результатам.

Описывает реакцию на свою повесть "Сто дней до приказа":

...В другом издании заведующая прозой дама с кинжальным маникюром и декольте, доходящим до венерина бугорка, утверждала, что прекрасно знает жизнь современной армии: никакой дедовщины там нет в помине.

0

524

Обложка понравилась.

float:leftНовая книга известного писателя Юрия Полякова «По ту сторону вдохновения» – издание уникальное. Автор не только впускает читателя в свою творческую лабораторию, но и открывает такие секреты, какими обычно художники слова с посторонними не делятся. Перед нами не просто увлекательные истории и картины литературных нравов, но и своеобразный дневник творческого самонаблюдения, который знаменитый прозаик и драматург ведет всю жизнь. Мы получаем редкую возможность проследить, как из жизненных утрат и обретений, любовного опыта, политической и литературной борьбы выкристаллизовывались произведения, ставшие бестселлерами, любимым чтением миллионов людей. Эта книга, как и все, что вышло из-под пера «гротескного реалиста» Полякова, написана ярко, афористично, весело, хотя и не без печали о несовершенстве нашего мира.

0

525

Пирующие уже не понимали, что говорят, в голове у них все кружилось, и девицы, предоставленные гостям услужливым хозяином, успели раздеться донага, как вдруг к Роберу приблизился Лорме и шепнул ему:
– Там, у дверей стоит какой-то человек, видать, шпионит за нами.
– Убей его! – небрежно бросил великан.

Как здорово, все таки, жили, как тонко чувствовали!!

– Верно ты говоришь. Я тоже баб терпеть не могу, все они знаешь какие вруньи! – поддакивала девица

а бабы какие понятливые были!! Душевные!

Отредактировано Проклятый Т9 (2018-02-26 15:08:02)

0

526

Все-таки люблю я Юрия Полякова:

«Все эти события так или иначе находят отражение в его книгах, иногда напрямую, как у Лимонова, который даже не меняет имен и фамилий прототипов. Однажды меня попросили передать ему в Париже впервые выпущенный в СССР роман «Это я, Эдичка». Издатель честно предупредил:
– Эдуард обязательно поведет тебя обмывать книжку, будь осторожен!
– Почему?
– Сболтнешь лишнего, он выведет тебя в новом романе под твоей же фамилией полным идиотом.
– Зачем?
– Творческий метод у него такой. По-другому не умеет.»

***

«В ваших стихах мне не хватает сумасшедшинки!» – любил повторять Вадим Сикорский, чей семинар я посещал, будучи начинающим поэтом. Но когда к нам на обсуждение забрел реально ненормальный пиит, Вадим Витальевич пришел в ужас и не знал, как от него отделаться.»

***

«А вот другой случай. Один известный писатель был женат на очень строгой и бдительной даме, поэтому в своих толстых романах он обходился вообще без эротических сцен, к которым и жена, и советская власть относились резко отрицательно. Когда же автор умер, в его рукописях нашли десятки глав, не включенных в опубликованные версии. Все они живописали постельные эпизоды с такой профессиональной разнузданностью, что вдова, она же председатель комиссии по наследию покойного, упала в обморок. Специалисты же ахнули и заявили: если бы он в свое время не побоялся вынести эти главы на суд читателей, хотя бы в рукописи, пущенной по рукам, то прославился бы среди современников. Но теперь, как говорится, поезд ушел, рельсы убрали, а эротикой современного читателя поразить так же трудно, как танк резиновой пулей.»

***

«А тогда, прижимая к груди журнал, я подхватился и поехал в редакцию «Юности», располагавшуюся на «Маяковке» в многоэтажном доме начала XX века над рестораном «София». На второй этаж вела лестница, достаточно широкая для того, чтобы две даже очень крупные фигуры советской литературы, пребывающие в идейно-эстетической вражде, могли свободно разминуться. Тогда писатели противоположного образа мысли печатались в одном и том же журнале. И это было нормально. Теперь же если почвенник и забредет в «Новый мир», то лишь в состоянии полного самонепонимания, – как мужик, который с пьяных глаз ломится в дамскую комнату. Но я снова забежал вперед.»

(с) Юрий Поляков. «По ту сторону вдохновения».

0

527

«Однажды, участвуя в круглом столе «Патриотизм без экстремизма», который проводил в Краснодаре президент Путин, я откровенно заявил, что в культуре и информационной сфере России труднее всего приходится почему-то именно патриотам и государственникам. Более того, искренне любить родину сегодня даже невыгодно: молодой писатель или журналист, объявивший себя патриотом, практически сразу ставит крест на карьере – не видать ему ни премий, ни командировок, ни грантов. Уж либеральные держиморды постараются. Услышав мое утверждение, что деятеля культуры, объявившего себя патриотом, тут же затрут, как «Красина» во льдах, Путин посмотрел на меня долгим грустным и понимающим взглядом:

– Неужели так плохо?
– Хуже, чем вы думаете. Вот «Литературка» – патриотическое издание, а мы можем рассчитывать только на себя. И это в рыночных-то условиях! Зато любое либеральное издание, хамящее Кремлю по всякому поводу, сосет и западных грантодателей, и отечественное вымя.

– Напишите мне письмо! – посоветовал президент.
– Уже написал.
– Отдадите, когда закончим разговор. Ну, коллеги, продолжим. Смелее! Высказывайтесь! Не тридцать седьмой год на дворе…

Актер Василий Лановой, сидевший рядом, поощрительно ткнул меня в бок. Дожидаясь окончания прений, я ловил на себе сочувственные взгляды участников дискуссии и неприязнь разного рода чиновников, но особенно злопамятно поглядывал чиновник, похожий на конферансье Апломбова из образцовского «Необыкновенного концерта». Едва круглый стол завершился, я ринулся к лидеру страны, но был остановлен охраной: «Нельзя!»

– У меня письмо.
– Давайте, я передам, – ласково предложил «Апломбов» и выдернул из моих пальцев конверт.

Вдруг на пороге Путин оглянулся, нашел глазами меня и спросил:

– Письмо-то где?
– У меня его забрали.
– Кто-о?
– Вот… он… – Я кивнул глазами на чиновника.
– Э-э, нет, этот обязательно потеряет. Давайте мне…

Взяв письмо и приложенный к нему свежий номер «ЛГ», президент покинул режимное помещение. А мы двинулись к автобусам. Я прошел мимо группы чиновников, обсуждавших круглый стол. Донеслись слова недовольства, касавшиеся меня, неуправляемого. Они полагали, обсуждение проблем патриотического воспитания должно проходить в тихом благолепии, как именины парализованной бабушки. На подъезде к аэропорту автобус был неожиданно остановлен. Вошли два стриженых крепыша:

– Кто Поляков?
– Я! – откликнулся я.
– И я! – встал политолог Леонид Поляков.
– Юрий Михайлович?
– Я…
– Пойдемте.
– Ну вот, а сказали, не тридцать седьмой! – вдогонку вздохнул Лановой. – Держись, Юра!

На улице мне дали в руки большой телефон с антенной и предупредили:

– Говорите громче. В вертолете плохо слышно.

И действительно, из трубки сквозь стрекот донесся голос Путина:

– Юрий Михайлович, я прочитал и письмо, и газету. Вы все правильно пишете. Жаль, что тем, кто меня поддерживает, живется так непросто. Постараюсь помочь. Я уже дал поручение… – он назвал имя «Апломбова»…
– Спасибо, Владимир Владимирович… – чуть не заплакал я.
– Держитесь!
– Держусь!

Когда я вернулся в автобус, меня спросили, конечно, зачем и куда уводили.

– С Путиным говорил. Он звонил из вертолета…
– Тебе?!
– Мне…

Стало слышно, как тикают дорогие часы на руке у шефа «Роспечати». Пока летели из Краснодара в Москву, я перечокался и переобнимался с руководителями всех уровней. Такого количества добрых слов от чиновников и деятелей культуры я не слышал никогда. Остается добавить, что хитрым аппаратным маневром «Апломбов» свел обещанную первым лицом помощь газете к таким смехотворным результатам, что и вспоминать-то неловко. Да уж, непросто живут в России те, кто поддерживает Путина…

(с) Юрий Поляков. «По ту сторону вдохновения».

+2

528

«Но вернемся в мрачное советское прошлое. Борьба с дефицитом заменяла конкуренцию. В обществе провозглашенного и относительного равенства способность человека преодолеть дефицит во многом определяла его положение в социальной иерархии. И не важно, выражалось это в том, что он мог достать импортный мебельный гарнитур, добыть кожаный пиджак а-ля Дом кино или умел пробить сквозь цензуру книгу о том, о чем другим писать не дозволялось. Пробить можно было талантом, родственными связями или дачными знакомствами с партийными иерархами. Чаще – и тем и другим совокупно. Большими мастерами такого «диалога» были шестидесятники, умевшие элегантно дерзить советской власти, не выпуская из губ ее питательных сосцов. Да и Жванецкий был большим любителем почитать свои юморески на номенклатурных фазендах.»

***

«Как-то я попал на передачу «Суд истории», разумеется, на стороне громокипящего Сергея Кургиняна. Вокруг Николая Сванидзе, страдающего острым инбридинговым антисоветизмом, сбилась стая «младореформаторов» во главе с рыжим бригадиром Чубайсом. Они шумно хвалились, как в 91-м спасли страну от голода. Рядом со мной сидел бывший главный банкир Геращенко и кипел тихим негодованием: «Я сейчас все про них расскажу! Спасители хреновы!» Наконец, он не выдержал и бросил им что-то невнятное про какой-то мутный подзаконный акт. И горластые «спасители» испуганно затихли, словно им предъявили отпечатки их же пальцев на горле жертвы. «Почему же вы все про них не рассказали?» – спросил я, когда передача кончилась. Геращенко вздохнул: «Все равно никто не поверит, что такое можно вытворять со своей страной!» – и посмотрел на меня грустными глазами человека, причастного к страшным тайнам финансового Зазеркалья.»

(с) Юрий Поляков. «По ту сторону вдохновения».

0

529

взялась за звезды- холодные игрушки
правда только во время обеда. в час по чайной ложке, так сказать

0

530

«Тот же Егор Гайдар вырос, между прочим, в семье члена редколлегии газеты «Правда», сухопутного адмирала и писателя Тимура Аркадьевича – приемного сына автора «Чука и Гека». Гайдар-средний, кстати, нередко приводил сына в Дом литераторов пообедать. Я как-то оказался за соседним столиком и слышал нервные окрики папаши: «Егор, не чавкай, Егор, не чмокай!» А Егорушке было уже под тридцать…»

(с) Юрий Поляков. «По ту сторону вдохновения».

0

531

molog написал(а):

взялась за звезды- холодные игрушки
правда только во время обеда. в час по чайной ложке, так сказать


И как? Делитесь по ходу.

Я пока на Полякова переключился, ибо если стоит выбор между новой книгой Полякова и книгой (причем старой) Лукьяненко, я всегда сделаю выбор в пользу первой!

0

532

Абгемахт написал(а):

И как? Делитесь по ходу.


я полкнижки на цитаты разобрал

0

533

MegBegb написал(а):

я полкнижки на цитаты разобрал


Мне там тоже понравились некоторые абзацы, которые я даже несколько страниц назад сюда запостил!

0

534

Абгемахт написал(а):

И как? Делитесь по ходу.

Я пока на Полякова переключился, ибо если стоит выбор между новой книгой Полякова и книгой (причем старой) Лукьяненко, я всегда сделаю выбор в пользу первой!

нравится. интересно

только времени в обед совсем мало
медленно двигаюсь
к тому же я параллельно несколько книг читаю)
у Лукьяненко язык легкий

0

535

molog написал(а):

у Лукьяненко язык легкий


Заметил, у Лукьяненко все герои всегда с удовольствием пьют пиво. Потому что сам Лука пивная душа и пивняк со стажем!

0

536

Абгемахт написал(а):

Заметил, у Лукьяненко все герои всегда с удовольствием пьют пиво. Потому что сам Лука пивная душа и пивняк со стажем!


ну а почему бы и нет)))
уж если пить пиво - то хоть удовольствие от этого получить

+1

537

Благодаря этой книге Вы:

1. Научитесь отличать диаволов от обычных людей (это, в общем-то, не очень сложно: первым делом смотрите на причёску, на бороду, на цвет кожи, и на живот).
2. Познакомитесь с Заведующим 21-ой Мытарственной станции.
3. Узнаете, чем ангелы отличаются от бесов.
4. Ну и подготовитесь к посмертным испытаниям, конечно.

В общем и целом это отличная книга: в ней толково и довольно сжато подана информация по теме (иногда в самых неожиданных, чуть ли не бытовых аспектах). Ну и огромнейшая работа проведена по сбору иллюстративного материала. Даже если вы не собираетесь ни в рай, ни в иконописцы, эта книга станет очень интересным, познавательным (и, местами, очень смешным) чтением (и вдохновит на создание нового комикса. потому что это уже почти комикс)

Антонов, Майзульс: Анатомия ада. Путеводитель по древнерусской визуальной демонологии

float:leftТема загробного воздаяния - один из лейтмотивов средневековой иконографии и средневековой культуры в целом. Однако это визуальное наследие до сих пор не только плохо изучено, но и мало доступно читателю. Древнерусская книжная миниатюра публикуется не часто, а при издании икон и фресок демонологические и инфернальные образы редко заслуживают особого комментария.

АНАТОМИЯ АДА - первый визуальный "путеводитель" по основным сюжетам древнерусской демонологии и иконографии преисподней. Авторы показывают, как иконописцы средневековой Руси и старообрядческие мастера XVIII - начала XX в. представляли демонов и как демонизировали грешников; как они изображали дьявольские искушения и призрачные иллюзии; как визуализировали невидимое: исход души из тела, спор ангелов и бесов за душу умершего, ее странствия по мытарствам и пеструю череду загробных мук.
В альбом вошло около 300 изображений, большинство из которых ранее не публиковалось.
Издание 2-е исправленное и дополненное.

Цена 1710 руб.

0

538

Абгемахт написал(а):

Цена 1710 руб.


На Флибусте есть. (подмигивает)

Сэкономь вместе с форумом Беседка тысяча семьсот рублей, и купи на сэкономленные деньги жене фильдеперсовые чулки!

0

539

Тим Пауэрс. Три дня до небытия. М.: АСТ, 2018. Пер. с англ. Галины Соловьевой

float:leftТим Пауэрс еще один американский фантаст, которому не повезло в России. Хотя для успеха есть все данные: Пауэрс — любимый ученик Филипа К. Дика, вместе с Джеймсом Блэйлоком и К. У. Джеттером стоял у колыбели стимпанка, упомянут в титрах четвертой части «Пиратов Карибского моря» (его роман «На странных волнах» вдохновил режиссеров) — иными словами, фигура крупная и влиятельная. И это не говоря о четырех премиях «Локус», трех Всемирный премиях фэнтези, двух — имени Ф. К. Дика и прочих жанровых плюшках. Но что-то пошло не так: в нашей стране писатель, конечно, «широко известен в узких кругах», но того внимания, которого заслуживает, определенно не получил.

В «Трех днях до небытия» автор раскочегаривается очень неторопливо: только странице к пятидесятой начинаешь понимать — что к чему, кто все эти люди и что, собственно, происходит в романе. А к двухсот пятидесятой осознаешь, что интрига запутаннее и объемнее, а персонажи куда сложнее, чем кажется поначалу. Сильно упрощая, «Три дня до небытия» — нетривиальный шпионско-мистический роман с путешествиями во времени, темпоральными парадоксами, роковыми красотками, джеймсбондовскими перестрелками и погонями в астрале. Основное действие разворачивается в 1987-м, объявленном идеологами «нью эйдж» годом Гармонического Сближения. Иудейские мистики из Моссада и тайный орден альбигойских натурфилософов разыскивают Машину Судного Дня, позволяющую переписывать историю. По стечению обстоятельств хитрый прибор, к созданию которого приложили руку Альберт Энштейн и Чарли Чаплин, обнаруживается в американской глубинке, среди хлама, доставшегося в наследства от покойной бабушки молодому вдовцу и его маленькой дочке.

Увы, в кратком пересказе роман сильно проигрывает: Пауэрс оживляет повествование яркими абсурдистскими вставками в духе «Монти Пайтона» — и бесхитростная авантюрно-приключенческая проза оборачивается постмодернистской головоломкой. Знаете ли вы, например, как американцы на пике Холодной войны скрывали от вражеских экстрасенсов-дальновидцев свои пусковые ракетные шахты? Маскировали под развлекательные парки и цирки-шапито. Стены расписаны веселенькими кадрами из мультфильмов, всюду играют дети, офицеры на боевом дежурстве распевают дурашливые песенки. «А к ручке главного пускового ключа эпоксидкой приклеили голову клоуна». Так устроен и роман Пауэрса: голова клоуна на пусковом ключе — и поди догадайся, что для автора важнее.

0

540

Абгемахт написал(а):

среди хлама, доставшегося в наследства от покойной бабушки молодому вдовцу и его маленькой дочке.


На этом месте орнул. Вспомнил мологовскую ураганную установку из шести здоровенных вентиляторов, оставленных ей в наследство бабушкой!

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?