Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » Конспирология


Конспирология

Сообщений 101 страница 120 из 901

101

Леший написал(а):

- Тоже люблю в стратегии поиграться. Правда, в стародавние примитивные, те, где больше всё мечами да заклинаниями.)))


Брезжит третья часть, заключительная. Надеюсь, всё закончится нашим флагом над Капитолием!

0

102

Абгемахт написал(а):

Надеюсь, всё закончится нашим флагом над Капитолием!


- Дай Бог, дай Бог (мелко крестится).

0

103

Абгемахт написал(а):

зато местные аборигены заворожено смотрели на страшное, но захватывающие зрелище, когда из-под воды один за одним вырвались 24 огненных смерча и затем, повернув, исчезли за изгибом береговой линии острова.


Примерно как-то так:

0

104

Часть 3.

Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III

Прелюдия перед решающей схваткой

После разгрома американских авианосных групп на Ближнем Востоке установилось временное затишье. Стороны готовились к решающему сражению. Американцы заканчивали развертывание в Саудовской Аравии 101-ой воздушно-десантной дивизии. Иранцы пополняли техникой и боеприпасами потрепанные в боях 28-ую и 84-ую моторизованные дивизии, стоящие на границе с Кувейтом. Новороссийская, Тульская, Ивановская и Псковская дивизии ВДВ уже закончили развертывание в районе Тебриза и выдвигались по направлению к Багдаду.

Тем временем, Кувейт страстно желал выйти из войны и требовал убрать со своей территории американские войска. Вашингтон и сам склонялся к тому, чтобы передислоцировать эти войска в Саудовскую Аравию. Дело в том, что переброшенные в Саудовскую Аравию части 101-ой воздушно-десантной дивизии, были легковооруженными. Они не имели ни танков, ни самоходной артиллерии. И оставшаяся в Кувейте бронетехника была как нельзя кстати для их усиления. К тому же, в случае российско-иранского удара в обход Кувейта, эти войска оказались бы там заперты и никак не смогли бы повлиять на дальнейший ход войны.

Через пару дней решение было принято. Американские войска покинули Кувейт и передислоцировались к городу Рафха на территории Саудовской Аравии. Сразу же вслед за этим Султан Кувейта Аль Сабах провозгласил нейтралитет. Примерно в это же время российские войска покинули Багдад и стали выдвигаться в направлении иракского города Эль-Сальман, примерно в 100 км от саудовской границы. А иранцы, закончив укомплектование 28-ой и 84-ой моторизованных дивизий, двинулись в обход кувейтской территории с севера, чтобы занять позиции у саудовской границы напротив Хафр-эль-Батина.

Все теперь зависело от действий американской стороны. Выдвижение англо-американских войск к границе с Ираком означало бы, что Вашингтон намерен вести наступательные действия. Так оно в сущности и произошло. Намерения Вашингтона проявились ровно через два дня, когда российская разведка обнаружила передвижение американо-британских войск и основных сил саудитов в направлении города Рафх. Стал вырисовываться и военный план США. Он был незамысловатым — лобовой удар через Эль-Сальман на Багдад. На этом участке стал формироваться оборонительный рубеж российско-иранской коалиции.

К тому моменту уже обрисовалась и конфигурация противостоящих военных группировок. Американская коалиция имела в своем составе 101 воздушно-десантную дивизию сухопутных войск США, численностью 16 тыс. человек. На ее вооружении состояло 90 ударных вертолетов Апач, 54 буксируемые 155 мм гаубицы М777, 225 противотанковых комплексов ТОУ-2 и 6 реактивных установок142 ХИМАРС (HIMARS). В состав группировки вошла и выведенная из Кувейта тяжелая дивизия. В ней оставалось 10 тыс. человек личного состава, 100 танков Абрамс, 200 БМП «Брэдли», 50 САУ М-109 и 20 вертолетов Апач.

Британские войска включали 16-ю воздушно-штурмовую бригаду численность 8 тыс. человек и два усиленных вертолетных полка. Бригада фактически не имела тяжелых вооружений, но располагала множеством противотанковых и переносных зенитно-ракетных комплексов, а также подвижными автомобилями повышенной проходимости с навесным вооружением. Бригада идеально подходила для быстрых беспокоящих рейдов по тылам и флангам противника. Приданные ей вертолетные полки имели на вооружении 60 ударных вертолетов Апач.

Саудовская Аравия направила в район боевых действий почти все свои боеспособные войска — три танковые и четыре механизированные бригады. Оставшиеся две бригады были связаны в других районах страны. Одна механизированная бригада вела войну с йеменскими хуситами в провинции Наджран. Положение правительственных войск там совсем ухудшилось после переброски в Йемен бригады иранского спецназа. А танковая бригада прикрывала побережье страны в районе о-ва Бахрейн, который только что был захвачен бригадой морской пехоты иранских стражей исламской революции. Опасаясь такой же операции на своем побережье, саудиты были вынуждены развернуть там в добавление к ополченцам боеспособные армейские силы.

В целом саудовский контингент включал около 40 тыс. человек личного состава, 435 танков, 800 БМП 113, 110 САУ109, 40 РСЗОASTROS и 20 передвижных комплексов ПВО малой дальности «Crotale». Правда, новых танков Абрамс было всего 200, остальное составляли старые, хотя и модернизированные 603. Саудовцы также сняли с обороны городов и перебросили на поддержку коалиционной группировки 36 буксируемых установок ПВО «Пэтриот» -2.

До начала конфликта авиация саудовцев насчитывала 152 -15, 80 «Торнадо» и 24 «Тайфуна». Однако после иранских ракетных ударов по аэродромам Саудовской Аравии более половины этих самолетов было потеряно. Так что сейчас саудовцы могли выставить только 80 истребителей, в основном -15. К тому же, боевые качества саудовских пилотов оставляли желать много лучшего. Американцы, в общем-то, не очень и рассчитывали на саудовскую авиацию и привлекать ее к боевым действиям намеревались только в крайнем случае. Сами они перебросили на территорию Королевства 200 истребителей, из них 100 новейших -22. Еще 50 истребителей «Тайфун» перекинули британцы.

Российская группа войск в Ираке включала Псковскую, Новороссийскую, Тульскую и Ивановскую дивизии ВДВ общей численностью 20 тыс. человек. Они имели на вооружении свыше 800 боевых машин десанта БМД-2, 216 самоходных артиллерийских орудий «Нона-С», 60 самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД», 48 полевых орудий Д-30, значительное количество противотанковых ракет «Конкурс» и различные виды зенитных ракет ближнего действия «Стрела» и «Игла». Десантникам были приданы два дивизиона РСЗО «Град» (36 ед.) и два дивизиона РСЗО «Смерч» (8 ед.). Наличие этих РСЗО уравнивало возможности российской артиллерии с американской, так как дальность последней составляла в среднем 24−26 км., в то время как «Нона-С» могла бить только 8−12 км, а Д-30 — на 15 км.

В группировку также входили два вертолетных полка, имеющих в общей сложности 120 боевых вертолетов Ми-24В «Крокодил», Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник». Причем новейшие «Аллигаторы» составляли не менее трети всех боевых машин. С воздуха российские и иранские войска прикрывали два комплекса ПВО С-300В4, 10 комплексов «Бук-М3» и 20 установок «Тор-М2». Помимо, этого в Ирак были скрыто переброшены из Сирии два комплекса «Искандер», которые существенным образом повлияли на весь ход сражения.

Иранские 28-я и 84-я моторизованные дивизии к тому моменту уже частично восстановили свои потери в людях и технике. Иранцы также перебросили в район боевых действий три танковые дивизии — 81-ую, 88-ую и 92-ую. В результате иранская группировка выросла в численности до 40 тыс. человек. Она имела на вооружении 750 танков: 300 Т-72, 300 «Сафир-74», 50 Т-62 и 100 старых американских М60А1, 1000 БМП и БТР, 60 САУ «Гвоздика» и 100 САУ М-109, а также 100 РСЗО разных калибров иранского производства.

Авиационную поддержку российско-иранской группировки должны были осуществлять около 100 российских самолетов. Среди них были новейшие модели — два Су-35С, четыре Су-30М2, четыре Су-27СМ3, три МиГ-29СМТ, четыре Су-34. Основную же массу составляли самолеты четвертого поколения МиГ-29 и Су-27, вполне конкурентоспособные с американскими -16 и -15, а также фронтовые бомбардировщики Су-24. Группировку также поддерживали иранские истребители — 36 МиГ-29 и 43 -14.

Таким образом, статистически силы сторон были примерно равны. Российско-иранская группировка имела в своем составе 60 тыс. человек, 750 танков, 1800 БМП и БТР, 376 САУ, 144 РСЗО, 120 ударных вертолетов и 179 самолетов. Американская коалиция включала 66 тыс. человек, 535 танков, 1000 БМП и БТР, 160 САУ, 46 РСЗО, 150 ударных вертолетов и 330 самолетов. Одним словом, американцы и их союзники имели существенное превосходство в авиации, но это отчасти компенсировалось преимуществом российско-иранской коалиции в ударной мощи сухопутных сил. Помимо этого, российско-иранские войска прикрывались более совершенной и интегрированной системой ПВО по сравнению с войсками американской коалиции. Поэтому исход сражения мог быть решен только профессионализмом и доблестью солдат и офицеров, их умением максимально реализовать имеющиеся преимущества и нейтрализовать преимущества противника.

Войска противостоящих сторон расположились друг напротив друга в районе саудовско-иракской границы. Американская коалиция занимала позиции между Рафхой и Хафр-эль-Батином. Российско-иранская группировка сосредоточилась в промежутке между кувейтской границей и шоссе Эс-Сальман — Рафха. Саудовские войска стояли под Хафр-эль-Батином. Им противостояла иранская группировка. Американо-британские войска сосредоточились чуть ниже Рафха в районе шоссе, ведущего к Хафр-эль-Батину. Им противостояли четыре российские дивизии ВДВ.

Стороны разделяла полоса ничейной территории шириной 50 км. Такое расстояние обеспечивало невозможность обстрела собственных войск артиллерией противника. В атаку идти никто не спешил, чтобы не угодить в западню. Конечно, обе стороны имели РСЗО большой дальности, но тратить их дорогостоящие боеприпасы на удары вслепую никто не собирался. На первом этапе, стороны просто прощупывали друг друга, используя принцип «длинной руки». Самолеты ДРЛО кружили на приличном отдалении от линии фронта в зоне действия своей ПВО и вели радиоэлектронную разведку позиций противника. Время от времени в воздухе появлялись малые беспилотники другой стороны. Их тут же сбивали, но какую то информацию они, видимо, передавать успевали.

Первоначально американцы надеялись на невидимости своих -22. Поэтому они стали прощупывать радиолокационные возможности С-300В4, время от времени вторгаясь в зону ПВО российско-иранской группировки и сразу же выходя из нее. Но оставаться незаметными им не удавалось. Возможно это было связано с тем, что на земле действовало несколько РЛС различных комплексов ПВО, и самолеты облучались под разными углами. На прямом луче они, может быть, и не были бы видны, но в других проекциях отражение радиоволн было сильнее. К тому же над позициями российско-иранских сил постоянно висел самолет ДРЛО А-50. На самом деле, там действовало два самолета, которые менялись, обеспечивая постоянное присутствие в воздухе. Радары ДРЛО и наземных систем ПВО были соединены между собой в единую цифровую сеть и постоянно обменивались информацией.

Один раз зазевавшийся пилот -22 даже нарвался на пуск по его самолету зенитной ракеты. Спасло его только то, что он находился на расстоянии 230 км от комплекса С-300В4, то есть на самой границе дальности действия радара комплекса. Получив сигнал о пуске ракеты, пилот резко бросил свой самолет к земле и ушел за радиогоризонт радара. А головка самонаведения ракеты еще не успела захватить цель. Опоздай он секунд на десять, и был бы наверняка сбит. Ракета С-300В4, имеющая дальность 400 км, достала бы его самолет даже на такой удаленной дистанции.

С российской стороны вариант воздушной атаки даже не рассматривался. Ввязаться сейчас в бой с превосходящими силами авиации противника означало сразу же потерять все самолеты и лишить себя воздушной поддержки в будущем, когда она может очень понадобиться. Поэтому расчет делался на то, что американцы пойдут традиционным путем: попытаются нанести по российско-иранской группировке массированный воздушный удар, в ходе которого большая часть американской авиации будет уничтожена российской системой ПВО. После этого силы авиации сторон выровняются и можно будет приступать к наземной операции.

Но американцы с массированной воздушной атакой не спешили. Хотя организовать такую атаку они в принципе могли, использовав 20−30 воздушных танкеров-заправщиков, чтобы собрать ударную группировку в воздухе. В то же время, они понимали, что такая атака — дело весьма рискованное, и скорее всего, проигрышное. Ведь два комплекса С-300В4 могли в одном залпе выпустить сразу 160 ракет. Помимо этого, 10 комплексов Бук-М3 с дальностью 75 км, располагали 120 зенитными ракетами. Поэтому даже при вероятности поражения самолета одной ракетой 80% американская коалиция должна была потерять в таком бою 225 самолетов.

Но даже это не гарантировало уничтожения хотя бы одного комплекса С-300В4, поскольку каждый из них прикрывался как минимум двумя Торами. В этих условиях вероятность поражения комплекса даже восемью авиационными ракетами была почти нулевой. Не говоря уже о том, что, увидев подготовку к массированной авиационной атаке (а скрыть атаку такого масштаба нереально), русские и иранцы подняли бы в воздух свои истребители и добили бы остатки американо-британской авиации. Таким образом, получалось, что предпринимая массированную воздушную атаку, американская коалиция могла потерять всю свою авиацию без какой либо гарантии уничтожения обоих комплексов С-300В4. А это уже выглядело не как военная операция, а как некая авантюра.

Сначала американские военные попытались выбить С-300В4 ударами крылатых ракет «Томагавк». Но очень скоро стало ясно, что это дело бесперспективное. Удары несколькими ракетами легко перехватывались системами ПВО «Тор-М2», а массовые залпы по 30−50 ракет утаить было невозможно. Они обнаруживались средствами российской воздушной разведки, и за время подлета ракет комплексы ПВО просто перемещались на запасные позиции. В итоге «Томагавки» били по пустому месту. К тому же, русские грамотно использовали ложные надувные мишени, которые оттягивали часть ракет на себя.

Бесцельно истратив около 300 «Томагавков», американцы были вынуждены сменить тактику. Теперь они сделали ставку на ударные беспилотники. С этой целью в Саудовскую Аравию было переброшено 110 беспилотников MQ-9 Reaper. В отличие от крылатых ракет беспилотники могли барражировать в воздухе, в реальном времени отслеживать перемещение комплексов ПВО и в нужный момент наносить по ним удары.

MQ-9 Reaper являл самой вершину американской технологической мысли. Он был оснащен мультиспектральной системой наведения AN/AAS-52, включающей телекамеры в видимом и инфракрасном диапазонах, телевизионную систему на основе фотоумножения и лазерный дальномер-целеуказатель, предназначенный для наведения систем оружия. Каждый беспилотник мог нести по четыре ракеты «воздух-земля» -114 «Хеллфайр».

Таким образом, все американские беспилотники могли в одном залпе выпустить сразу 440 ракет. Теоретически этого было более чем достаточно для прорыва обороны двух комплексов ПВО С-300В4, даже прикрытых несколькими Торами. Однако для осуществления этого залпа беспилотниками надо было подлететь к комплексам С-300В4 хотя бы на 8 км. И тут начинались проблемы. Чтобы это сделать беспилотникам надо было преодолеть эшелонированную систему ПВО российской группировки, у которой было достаточно ракет, чтобы все их посбивать еще до того, как они выйдут на дистанцию выстрела.

Для решения этой проблемы американцы разработали сложнейшую воздушную операцию. Она состояла в комбинированном ударе несколькими средствами воздушного нападения — крылатыми ракетами, самолетами и беспилотниками. Удар двумя небольшими партиями крылатых ракет по каждому комплексу отвлек бы несколько Торов, а имитация массовой атаки авиации заставила бы Буки сконцентрироваться на самолетах. В это время беспилотники, на низкой высоте, а потому невидимые радарами С-300В, проникли бы в зону ПВО российской группировки. Им должны были противостоять примерно половина из имеющихся Торов, так как другие были бы заняты крылатыми ракетами. Поскольку каждый Тор мог одновременно обстреливать только 4 цели и имел по 8 ракет на каждой установке, то примерно 20−30 беспилотников имели неплохой шанс прорваться к комплексам С-300В4 и уничтожить их.

Американский план был сложен, но выполним. Сначала все вроде бы развивалось так, как задумывалось. Два залпа по четыре ракеты «Томагавк» с подводных лодок не были замечены российскими средствами воздушной разведки. Поэтому ракеты подлетели к расположению российских войск незамеченными. Увидев их на небольшом удалении, Торы сразу переключились на их перехват. В это время в зону ПВО российско-иранской группировки вторглись примерно 150 американских самолетов и 100 беспилотников. Американские и британские летчики имели четкое задание так имитировать нападение, чтобы в него поверили. Поэтому им пришлось войти в зону ПВО на достаточную глубину. С-300В4 и Бук-М3 сразу же открыли по ним огонь. В итоге от ракет удалось увернуться далеко не всем. 50 самолетов было сбито, среди них 20 -22.

Тем временем беспилотники на малой высоте почти достигли боевых порядков российских войск. Но тут началось непонятное. Где-то на дистанции 14 км от периметра российской группировки операторы беспилотников стали испытывать сложности в управлении, их команды выполнялись с перебоями и не с первого раза, а картинка местности стала рябить и периодически исчезать. На расстоянии 5 км. картинка местности почти полностью исчезла и наводить машины можно было только по координатам. Более того, куда реально летят беспилотники сказать было трудно. Средства независимого контроля самолета ДРЛО сообщили, что некоторые беспилотники пошли совсем не в том направлении, как планировалось.

Это работали российские средства радиоэлектронной борьбы. Военное командование американской группировки не учло этот важный фактор при планировании операции, или оно было просто уверено в том, что американские средства электронного противоборства намного превосходят российские. Между тем еще несколько лет в десантные войска РФ поступил комплекс РЭБ «Инфауна», который с тех пор активно использовался на учениях и был хорошо освоен личным составом. К тому же, в составе российской группировки имелся новейший комплекс РЭБ «Борисоглебск-2», с небольшой командой, которая никому не подчинялась и ни с кем не общалась. О них ходили разные слухи. Поговаривали, что они из какого то суперсекретного научного института, которого официально и не существует вовсе.

Как бы там ни было, но управление беспилотниками было почти полностью потеряно, а они в это время уже находились в зоне поражения Тор-М2, которые открыли по ним огонь. Операторы беспилотников дали команду на отход, но команды не выполнялись. Беспилотники беспомощно кружили в зоне поражения Торов и один за одним уничтожались. Вернуться удалось лишь 10 из них — тем, что находились дальше других от позиций российских войск. Это был полный провал.

Впервые за многие годы американское военное командование почувствовало свою беспомощность. Пробить российскую систему ПВО никак не получалось. Что делать дальше, было тоже непонятно. В Пентагоне нарастала паника. Но тут один опытный генерал, воевавший еще во Вьетнаме, предложил простое решение. Мол, уничтожать российскую ПВО нужно не высокотехнологическими воздушными средствами, а надежными и проверенными наземными. Он, в частности, обратил внимание на наличие в составе группировки реактивной системы залпового огня 142 ХИМАРС (HIMARS). Имея всего шесть стволов, этот комплекс существенно уступал российским системам Град и Смерч по плотности огня, однако имел большую дальность поражения. А одна из его управляемых ракет MGM-140E могла уничтожать точечные объекты на дистанции 300 км.

Указав на это обстоятельство, упомянутый генерал пояснил, что эти системы следует использовать на расстоянии 80 км от переднего края, чтобы не нарваться на ответный огонь российских Смерчей, имеющих дальность 120 км. Таким образом, ХИМАРС смог бы поражать объекты, расположенные на 170 км в глубину российских войск. До с С-300В4 он конечно, не достал бы, но вот выбить значительную часть Буков, смог бы. А после этого и массированная авиационная атака на С-300В4 стала бы возможной. И хотя MGM-140E была очень дорогой ракетой, их имелось на месте всего 80 штук, игра стоила свеч.

Надо сказать, что российское военное командование о наличии систем ХИМАРС в составе американской группировки было осведомлено, и поэтому предусмотрительно расположило комплексы С-300В4 на 300 км от передовой. Кстати говоря, система ПВО района дислокации российско-иранской группировки от такого расположения С-300В4 никак не пострадала. В первом эшелоне войск стояли системы Бук-М3, имеющие дальность обнаружения цели 100 км. А поскольку информация, поступающая от всех комплексов ПВО была интегрирована в единую систему, то получалось что дальность радара С-300В4 увеличивалась на эти самые 100 км. То есть она покрывала не только район дислокации российско-иранских войск, но простиралась на 50 км ничейной территории перед их позициями и еще на 40 км над позициями американской коалиции. То есть зенитные ракеты российского комплекса могли поражать авиацию противника даже на его территории. Правда, на такой предельной дальности американские самолеты имели хороший шанс увернуться от попадания российских ракет. Тем не менее операции авиации США в этой зоне были затруднены.

Подготовка комплексов РСЗО ХИМАРС заняла не более двух часов. Четыре установки из шести имеющихся встали на расстоянии 80 км от передовой. Затем почти одновременно каждая установка сделала залп шестью ракетами по четырем комплексам Бук-М3, расположенным в первой полосе обороны российских войск. Один такой комплекс состоял из пяти машин, которые должны были быть уничтожены: командного пункта, станции обнаружения и целеуказания, транспортно-пусковой установки и двух самоходных огневых установок. Поражение не всех машин означало бы лишь частичный успех, так как неповрежденные машины были бы переданы в состав других комплексов. Координаты целей для американских ракет выдавал самолет ДРЛО. Он также осуществлял коррекцию их траектории по мере приближения к цели.

Имея скорость полета 42 км/мин ракеты должны были достигнуть своих целей примерно за 5 минут. По одной ракете в каждой группе было оснащено кассетными головными частями с боевыми элементами, позволяющими поражать легко бронированную технику. Эти кассетные боеголовки были оснащены электронными взрывателями, которые должны были подорвать их на определенной высоте, чтобы обеспечить эффективное поражение техники противника на площади попадания.

Радары российской системы ПВО обнаружили пуск американских через минуту после старта. Еще минута потребовалась им, чтобы рассчитать траекторию полета и точки перехвата. Еще минута ушла на разворот пусковых установок, после чего ближайшие к цели 8 Торов дали залп из 32 ракет-перехватчиков. На повторный залп времени уже не было. У зенитных ракет Торов было менее 2 минут, чтобы сблизиться с целями. Теоретически этого было вполне достаточно. И все же ракеты -140ATACMS были сложной целью. Они летели с огромной скоростью, при этом иногда корректируя траекторию полета. Поражение целей на таких скоростях находилось на границе возможностей Тора-М2.

В итоге были поражены только те американские ракеты, на которые было направлено по две ракеты-перехватчика, и то не все. Всего было сбито 8 ракет из 24. Другие могли нанести очень серьезный ущерб. Но 6 из них (цельный залп) стрелял в ложную мишень, которая являлась надувным макетом комплекса Бук, имитирующим его излучение в разных диапазонах частот. На эффективность американского удара также повлияла работа российских систем радиоэлектронной борьбы, которые включились сразу же после получения сообщения о ракетной атаке.

Поскольку траектория ХИМАРСов уточнялась по , то нарушение этого сигнала российскими РЭБ внесло дополнительные ошибки в вычисление точки попадания. По существу, отклонение от этой точки увеличилось в 10 раз — с 20 метров до 200. Поэтому разрывы осколочно-фугасных боезарядов некоторых ракет произошли на достаточном удалении от цели и не повредили машины ПВО. В одном случае РЭБ нейтрализовал ракету с кассетной боевой частью, активировав ее взрыватель на достаточно большой высоте. Правда, другая взорвалась на положенной высоте, но на несколько большей дистанции от мишени, чем планировалось. Это позволило избежать поражения всего комплекса ПВО Бук. Пострадал лишь командный пункт и частично РЛС станции обнаружения.

В целом в результате удара были поражены две самоходные огневые установки, одна транспортно-пусковая установка, один командный пункт и одна транспортно-заряжающая установка (что не имело большого значения). Также одна РЛС получила повреждение кассетным боевым элементом, но сама машина не пострадала. Таким образом, общий результат атаки можно было засчитать как поражение одного комплекса Бук-М3.

Но на американской стороне царило ликование. По их оценке, по крайней мере, три комплекса Бук-М3 было уничтожено. Правда, даже это ложное ликование длилось не долго, от силы минут пять. Это было ровно столько, сколько потребовалось расчетам российских комплексов Искандер, чтобы ввести в систему наведения координаты ХИМАРСов, позиции которых были засечены артиллерийской разведкой, и дать ответный залп из четырех ракет.

Американский самолет ДРЛО обнаружил залп Искандеров, через минуту после их запуска и сразу же передал эту информацию экипажам ХИМАРСов и комплексам ПВО «Пэтриот»-2. Ближайшие четыре установки «Пэтриот» почти одновременно выпустили по приближающимся «Искандерам» 16 ракет-перехватчиков, но перехват выполнить не смогли. Имеющие несколько точек изменения траектории, «Искандеры» легко уклонились от американских противоракет и накрыли позиции ХИМАРСов. Три установки были уничтожены вместе с экипажами. Четвертый экипаж, осознав, что времени на сворачивание своей установки и отвода ее из зоны поражения у них нет, бросился врассыпную. Это был бег как на олимпиаде. За минуту бойцы пробежали около 300 метров и залегли в складках местности. Их установка была уничтожена, но они выжили.

Наличие в российских войсках комплексов «Искандер» оказалось неприятным сюрпризом для американского военного командования. Теперь у американцев оставалось всего две установки ХИМАРС, но и их эффективное использование было поставлено под вопрос. То есть план уничтожения российской системы ПВО вновь становился нереальным. Но и на российской стороне особого воодушевления не было. И хотя результаты обмена ракетными ударами можно было в общем и целом охарактеризовать как ничью, российское военное командование испытывало серьезное беспокойство.

По существу, американцы продемонстрировали возможность уничтожать российские комплексы ПВО ракетными ударами. И хотя четыре установки ХИМАРС были уничтожены, точное их количество российской стороне известно не было. По штатам в дивизии могло быть от 12 до 18 штук, но могло оказаться и больше. Они могли проводить неожиданные атаки, и будучи уже осведомленными о присутствии Искандеров, сразу же отводить свой РСЗО за пределы зоны поражения российских ракет. Видимо, они не всегда бы успевали это сделать, и время от времени теряли бы свои ХИМАРСы, но такие перестрелки в конечном итоге привели бы к тому, что боеспособных Буков в войсках не осталось бы.

А без Буков, успешная массированная атака американской авиации на С-300В4 переходила из области фантастики в область реальности. И в случае такой успешной атаки поражение российско-иранской группировки становилось бы неизбежным Поэтому объединенное командование группировки приняло решение не ждать разгрома своей ПВО, а перейти в наступление.

Продолжение следует...

0

105

Как ни странно, я тоже помню этот фильм!

Карлик Нос (фильм)

- "Я не помню ни красивого высокого подростка, ни голов вместо капусты. Но помню, что это был какой-то цепенящий ужас. Не из-за спецэффектов, а... не знаю, как объяснить... из-за какой-то общей атмосферы безнадеги. Казалось, Карлик-Нос никогда не выпутается из этой жуткой истории. И сам он был очень трагичным, подавленным. Ну, вот так мне запомнилось.

К позднесоветским легендам о красной пленке, маньяке Фишере и таинственной панк-метал группе "Видюки" добавилась еще одна, на этот раз телевизионная байка. Якобы в начале восьмидесятых годов по советскому телевидению была показана неимоверно жуткая, парализующая советскую школоту леденящим ужасом экранизация гауфовского "Карлика Носа".

Этот фильм, увиденный мною в детстве дважды в 5 и 9 лет, произвел на меня сильнейшее впечатление, видимо как и на многих детей со слабой психикой. Жуткий эффект был такой силы, что истерика от заколдованного Якоба продолжалась несколько часов. Позднее, в 9 лет села смотреть фильм спокойно, с интересом, но после превращения Якоба весь кошмар повторился. Родители были в панике, долгое время в нашей семье боялись даже произносить сочетание "карлик-нос".

На самом деле, в доперестроечное время по отечественному ТВ действительно была показана киносказка по упомянутому произведению Гауфа. Это был фильм 1978 года производства ГДР-овской студии Marchenfilm, реж. Карл-Хайнц Бальс. Фильм так и назывался: "Карлик Нос (Zwerg Nase)". Я запомнил даже дату, т. к. на меня он произвел, надо сказать, тоже весьма пугающее впечатление. Это было 1 марта 1985 г., в рамках передачи "В гостях у сказки" (самый-самый канун перестройки! вот в чем причина всего, оказывается...). Однако цвергоманы, накинувшись на выложенную на торрентах цветную бездубляжную версию данного фильма, разочарованно заныли: не тот фильм!

помню, что это был какой-то цепенящий ужас. Не из-за спецэффектов, а... не знаю, как объяснить... из-за какой-то общей атмосферы безнадеги . Казалось, Карлик-Нос никогда не выпутается из этой жуткой истории. И сам он был очень трагичным, подавленным. Ну, вот так мне запомнилось. Только что я закончила просмотр раздачи фильма 1978 года- и теперь меня одолевают жуткие сомнения. Эту ли я видела версию или все-таки ту, другую, вокруг которой столько споров? По крайней мере, моя уверенность в том, что я-то свои поиски закончила, сильно пошатнулась.

Естественно, нашлись пламенные верующие, которые никак не пожелали мириться с тем, что реальность оказалась куда приземленней той хоррорной иконы, которая озарила своим черным светом их счастливое советское детство. Экранизация Бальса была предана анафеме как самозванка, скептики посланы на йух, а сами энтузиасты вооружились клавиатурами и принялись писать письма. Писали на телевидение, в разные фильмофонды, прокаты. Писали в Германию, Болгарию, Чехию, Англию. Нарыли четырнадцать, а, может быть, и все девять тысяч наименований экранизаций злосчастной сказки. Пожалуй, при таком рвении можно было найти даже внебрачных праправнуков Гауфа. Но фильм, паразит этакий, не находился! Как тот сеанс в булгаковском варьете, после которого не осталось ни одной афиши! Мистика да и только!

Тем временем услужливая память, подогреваемая из глубин подсознания и заблудившаяся в прошедших десятилетиях, подсказывала верующим "особые приметы" утерянной Жути. Якобы там были тщательно выстроенные готические интерьеры, безупречный и очень страшный грим, настоящие белки, катающиеся в скорлупках по полу, да и вообще фильм имел другое название: то ли "Поучительная история Якоба-Носа", то ли еще нечто подобное. По этим "приметам" и ищут исчезнувший кошмар. И даже почти - почти! - находят. Но инфернальный карлик растворяется в воздухе каждый раз, когда его, казалось бы, уже встретили в одном из переулков глобальной Сети.

Выдвигаются различные идеи насчет исчезновения Жути. Есть довольно правдоподобные:

Один из вариантов - фильм был показан, и назывался так же, как найденные. Но в первоначальном варианте он получился слишком жутким, поэтому впоследствии был перемонтирован, а первоначальный вариант не сохранился. Или сохранился, но далеко спрятан.

А есть и "шапочки из фольги":

Я продвигал идею, якобы фильм опробовали (очевидно, КГБ, ага) на советских телезрителях, а потом поспешили уничтожить или спрятать, сочтя его слишком разрушительным. Но меня не поддержали в этом, сочтя гипотезу неправдоподобной. Но факт абсолютного исчезновения фильма налицо, значит должно быть и объяснение.

Прекрасное письмо българских товарищей с развернутым изложением версии исчезновения фильма:

После 3-4 лета обсуждения, отзивы и критика, было решено сделать богато бюджетны фильм об Карлика Носа. Он был сделан с такой енергий , финанси, творческих потенциал, что он стал самый жуткий и страшны филм в истории фильм-сказки для детей. Восдействие его было поразителное для детей. Они испугалис моментално, бежали из комнате, имели кошмары в сонь. Ето было черзменного, еото фильм был для детей, а они изпугалис. Можно фильм был интересны как жуткасти для взрослами, но фильм предназчен для детей. Как псотупит с его. Нет выход. Они решилис все удалит, все копии, как и в архиве даннами. Как можно случится ето. Ето простое деля в комунистических страны. Много человеки погибли в своей стране по политических причины. Вопросы об такой фильм в середи 80х они замаскировали со куклены анимационны такой со также имя как и буткий. И в архиве было вписано Карлик Носа 1986 (середеи 80х). А, да там был фильм из ГДР в середи 80х , он назвалься Карлик Нос. Правилно. Но 2-3 лет ранше был снят другой полнометражны художественны фильм об Карлика Носа. Но, об етом фильм никто не могут спомнит после 25 лет поздне, ничего. Жал. Они оказались правы. Техны план успел. Спокойной ночи, дети.

Ключевые особенности того фильма, которые многие помнят:

- в том фильме ведьма доставала вместо кочанов капусты человеческие головы (как в сказке Гауфа). В фильме 1978 года вместо кочанов капусты ведьма достала кокосы;

- есть мнение, что фильм назывался не "Карлик Нос", а что-то вроде "Сказание о бедном Якобе", или что-то в этом роде;

- "вместо качанов с капустой в корзине, которую нёс Якоб, когда шёл к колдунье, потом оказались человеческие головы и нос у Якоба был такой страшный, что до сих пор у взрослых теть и дядь дрожь в коленках пробивает";

- белки, ездящие на скорлупках, вроде как были настоящие, а не люди в масках и костюмах.

В общем, ищут фильм, ищут. Но, увы, никогда не найдут. Ибо в одну реку, как известно, нельзя войти дважды. Память ведь не статична: ее хранилища со временем перемещаются, деформируются. Во всяком случае, те хранилища, где лежат детские воспоминания.

Сюжет фильма

Фильм - телевизионная постановка.Натурных съемок не было, только павильон, искусственные декорации. Снято на видеопленку. Цвета не яркие, в серо-коричневых тонах, всё очень угрюмое, свет рассеяный. Это был особенный, страшный, реальный мир, сделанный очень профессионально. Во всём была видна реалистичность, к гриму не придерешься, одежда тоже производила впечатление настоящей.
Атмосфера готическая, проникновенная, с погружением в "душевный мир" главного героя. Присутствие тумана или дымки. Безысходность и надрыв, какое-то запредельное чувство, что всё происходит во сне и желание двигаться быстро просто невозможно. Поэтому двигался карлик медленно, как будто его к земле придавливало. Медленные движения Карлика создавали ощущение "тягучести", от этой замедленности становилось не по себе. Не припоминается, чтобы в фильме использовалась музыка. Напротив, атмосфера фильма пронизана какой-то тишиной, часто возникали длительные паузы между диалогами, все это как бы подчеркивало погруженность Карлика в себя, глубоко переживавшего всё, что с ним произошло.

Якоб - симпатичный юноша с красивыми волосами. У него осмысленный, далеко не детский взгляд. Куртка и штаны в средневековом стиле. Когда Якоб лишается своей красоты, превратившись в уродливого карлика, испытываешь шок от контраста.

Начало фильма: показан базар глазами сгорбленного человека (как-то снизу), от которого все шарахаются, а именно - глазами ведьмы, которая пришла на базар. И пока шли титры, ведьма медленно шла по базару. Когда её наконец показали - это вызвало содрогание. Старуха шла медленно, зловеще, тряся своей безобразной головой. Фильм сходу создает подавленное настроение. Было немноголюдно, явно не базарный день, все происходит неспешно и как-то безучастно. Свет рассеянный, похоже на серую осень, пропитанную туманом и тоской. Лотки на рынке крытые, стоят рядами, обтянуты или покрыты какой-то мешковиной. Зловещая старуха-ведьма шла прямиком к зеленщице. Торговки и посетители рынка были напуганы её появлением. К слову сказать, торговки были одеты как капуста, на голове чепец, платье со шнуровкой, юбки. Старуха была преисполнена чувства собственного достоинства и превосходства. Не было в ней ни капли безумства. После того как ведьма прошла по проходу до прилавка зеленщицы, с этого момента и до конца эпизода в центре внимания находились только трое - Ханна, Якоб и старуха. Остальные тихо ковырялись у прилавков на почтительном расстоянии и украдкой наблюдали за происходящим. В этой ситуации было очень тревожно за Якоба и Ханну, они казались беззащитными. Чувствовалось, что надвигается беда. Это очень передавалось через телеэкран. Подойдя к прилавку Ханны, старуха стала долго, о-о-очень долго и скрупулезно выбирать капусту. Её костлявые пальцы с жуткими ногтями показывали на весь экран. Она ворошила и мяла товар, подносила коренья и зелень под самый свой уродливый нос, ругала товар. Естественно, Якоб и его матушка были недовольны. Кто же станет у них покупать после этих её манипуляций? Тогда Якоб с издёвкой посмеялся над старухой, высмеивая её нос и тонкую шею. За это она прошипела на него, что у него вырастет такой же и даже хуже, а шеи у него вообще не будет. Тогда Ханна попросила ее не нести вздор, и предложила ей купить что-нибудь или уйти. Наконец старуха выбрала несколько кочанов капусты, но попросила Ханну, чтобы та отправила сына помочь ей донести корзину с капустой до её дома. Якоб не хотел идти с ней, он был напуган, но ему пришлось подчиниться. И пошли они по каким-то бесцветным, выгоревшим от солнца улицам без теней и без надежды. Корзина у Якоба была, кажется, заплечной и от этого вид у него был сходен с горбуном. А старуха что-то зло пошутила на этот счёт. Она-то знала, что превратит его в уродца и была в предвкушении мести за неучтивое к ней отношение, проявленное им на рынке. Якоб еще не понимал скрытый смысл её слов. Она вела его как на заклание. Они вышли по улицам за городскую стену, там перешли через мост. По ощущениям, этот мост - своего рода граница между этим и тем миром. Дорога в тумане и дымке.

Внешний вид дома ведьмы страшен и печален, внутри он кажется большим нежели снаружи. Жилище уединенное, вроде бы в трущобе леса, скрыто от посторонних глаз. Перед тем как открыть дверь, ведьма ищет ключ. В доме несколько помещений, не только кухня. Полы в доме зеркальные. По полу катаются-скользят белки обутые в ореховые скорлупки! Причем белки как настоящие, не муляжи. Изначальная картинка - камера оператора установлена как бы на уровне пола, и на переднем плане проезжает белка. Когда она отъезжает, открывается обзор на комнату и становится видно, что там суетится целая орава белок.

Якоб нёс корзину с кочанами капусты, а в доме колдуньи выяснилось, что всё это время он нес корзину с отрубленными человеческими головами. Старуха произнесла фразу - "Да, человеческие головы - нелёгкая ноша" (или "тяжелая ноша"). Она подняла с корзины крышку и, схватив за вихор, вытащила оттуда человечью голову. В корзине лежали вроде бы четыре головы. Одна - женская, в чепчике с рюшками. Остальные - мужские, лохматые, с открытыми ртами. Видевшие фильм пришли в ужас от этого эпизода с отрубленными головами. Где ещё такое можно было увидеть?

Ведьма накормила Якоба супом. Во время этой трапезы она оторвала лепесток от темно-красного четырехлепесткового цветка с желтой серединой типа лилии и бросила ему в тарелку, после чего он заснул то ли на диване, то ли прямо за столом. Потом произошло превращение. У Якоба вырос нос - большой, мясистый, кривой, направленный вниз до самого подбородка, появился массивный горб выше головы, самого его скрутило, голова ушла в плечи. Но он не карлик в прямом понимании этого слова. Это взрослый человек, скрученный, с огромным горбом. Внешне плотный, рыхлый, взъерошенный. Одежда плохая. Якоб стал больно уж страшен в образе карлика. Колдунья в противовес ему выглядела не так уродливо. Но он еще не осознавал того, что с ним произошло. Ещё важная деталь, что надев свои скорлупки на ноги, Якоб стал уже полностью погруженным в колдовские чары. И именно скинув их потом и переобувшись в свою обувь он чуть-чуть стал "свободным". Его семилетнее пребывание у ведьмы показалось ему сном, когда он очнулся. Ему подумалось, что он проспал пару часов и пора возвращаться домой. Старухи дома не было в этот момент.

Возвращение Якоба было очень долгим. Сам он ещё не понимал, что в сущности с ним произошло. Он возвращался очень медленно, еле-еле двигая ноги, согнувшись. Казалось, что это возвращение никогда не закончится. Он шел по странной местности, выцветшей на солнце. Искусственные декорации придавали какую-то неестественность ландшафту, было в этом что-то иррациональное. А на каком-то отрезке пути возникло ощущение коридора. От дома колдуньи до самого города Карлику никто не встретился на пути. Местность, по которой он шел была абсолютно безжизненной. Чтобы вы смогли почувствовать этот эпизод, приведу кадры из фильма "Лабиринт", которые напоминают возвращение Карлика и отражают суть момента. Только цвета были несколько иные. Для пущего сходства в этих скринах надо убрать оранжевый цвет.

Карлик ковылял в растерянности, озирался, как будто видел всё впервые, и что-то бормотал при этом. Появившись в городе, Якоб идёт по улице, и мы видим не его самого, а то что видит он сам, т.е. смотрим его глазами, и именно снизу вверх. Якоб не понимает избыточного внимания людей к нему. Перед тем как войти на рынок, он прошел мимо плетеного забора. На рынке на прежнем месте за прилавком сидит очень опечаленная мать Якоба, и когда он, заколдованный в страшного карлика, подошел к ней, она, отпрянула с криком ужаса, еще сильнее расстроилась после его слов, будто он её сын, и прогнала его, ругая за то, что он издевается над ее горем. Он в непонимании и отчаянии идёт к отцу. Этот момент помнится, как он идёт улицей в какое-то здание, на котором, возможно, висел сапог-вывеска. Поднявшись по ступенькам, Якоб проходит в небольшое помещение, где разговаривает с отцом. И там он, получив от отца зеркало, смотрится в него, и с этого момента начинает понимать, что же всё-таки с ним произошло. На улице он садится на мостовую, прижавшись к стенам, раздавленный и полностью поглощенный этим событием.

Потом Якоб неоднократно, когда станет поваром герцога, будет приходить на рынок за продуктами. У него там будет "свой" уголок, из которого он украдкой, на некотором расстоянии, будет смотреть на маму очень грустными взглядом, сидя прямо на земле.

Саспенс фильма заключался в том, что колдунья не простила Якобу его побег, она решила во чтобы то ни стало вернуть его. Запомнилось, что исходила постоянная угроза, что она вернется, она это так не оставит, судьба карлика решена, была в этом какая-то неотвратимость. Даже если карлику неимоверными усилиями удастся расколдоваться, она непременно заколдует его вновь и заберет обратно в свое логово, и никто не спасет, даже родители. Это безысходность, бесполезно бороться .Вот такие были ощущения, переживания и постоянный страх за карлика, старуха идет по пятам, эта угроза все время каким-то образом присутствовала. Это давило невероятно. Если память не изменяет, кажется, по ходу фильма колдунья возвращалась за Якобом на рынок, но найти его не могла.Ему как-то удавалось укрыться. В моменты, когда на рынке появлялась старуха, накал ужаса у тех, кто смотрел фильм, был максимальным. Вот тогда я цепенел от страха.

Довольно большая часть сюжета связана была с рынком. Там же Якоб купил гусей. Принесли их в деревянной клетушке на кухню, и в тот момент когда Якоб остался на кухне один, гусыня начала с ним разговаривать. И именно заколдованную гусыню из числа прочих, купленных на рынке, Якоб потом забрал к себе в комнату, где он жил. Очень чётко проходила линия о том, что гусыня Мими рассказывала о своей судьбе и судьбе своего отца. С гусыней Якоб очень часто ходил на рынок в поисках волшебной травы, которая помогла бы им обоим вернуть себе прежний вид. Они искали её долго и мучительно, на протяжении многих дней. Нашли только когда уже отчаялись.

Я вынес из фильма мораль: если бы Якоб не посмеялся над колдуньей, тогда избежал бы последующих мучительных страданий, т.е. он пострадал по своей вине. При просмотре ГДР-овской версии у меня такой мысли не возникало. Почему? Потому что в ГДР-овском фильме Якоб не слишком страдал, там нет этого драматизма.

История вопроса и обсуждение на этом форуме.

0

106

Абгемахт написал(а):

Естественно, нашлись пламенные верующие, которые никак не пожелали мириться с тем, что реальность оказалась куда приземленней той хоррорной иконы, которая озарила своим черным светом их счастливое советское детство.

В те времена было не достать билета на индийские фильмы. Нас пугали Легендой о динозавре, Одиссеей с Циклопом, Легендой об Атлантиде и Бездной. А некоторые ленты того времени оказались черно-белыми, хотя мне всегда казалось, что они были цветные. Как и продолжительность фильмов. Никто не верит, что Офицеры идут всего полтора часа.

0

107

rabel написал(а):

Никто не верит, что Офицеры идут всего полтора часа.


По моим ощущениям, "Офицеры" всегда были двухчасовыми!

0

108

Меня в детстве в фильме "Дознание пилота Пиркса" несколько кадров пугали до невозможности (те, где видна роботическая сущность андроидов).  А я, как бандерлог перед великим Каа, садился и смотрел...

Сам рассказ Лема прочитал много-много позже, во взрослом возрасте, следом и фильм скачал да посмотрел. И уже эффект не тот был. Хотя хорошо помнил, каких именно мест в фильме боялся.

0

109

Kovshanov написал(а):

Меня в детстве в фильме "Дознание пилота Пиркса" несколько кадров пугали до невозможности (те, где видна роботическая сущность андроидов).  А я, как бандерлог перед великим Каа, садился и смотрел...


Когда между колец Сатурна проходили и он схватился руками за какой-то поручень, но от силы приятжения или чего там, он улетел, а роботические клешни так и остались вцепившимися в поручень?

0

110

А как сказку Город мастеров смотрели, т.к. там были рыцари показаны. Он на этой волне по популярности с фильмами Роу сравнялся. Про Тайны Бургундского двора и Рим вообще молчу.
Тут вот посмотрел фильм о Жаке Кусто и вспомнил, как по воскресеньям старались не пропустить Клуб кинопутешественников, т.к. в нем частями демонстрировались его фильмы и экспедиции Тура Хейердала (про Тигрис до сих пор помню).
А первый просмотр Терминатора или Чужих? Даже и не знаю с чем сравнить.

0

111

Абгемахт написал(а):

Когда между колец Сатурна проходили и он схватился руками за какой-то поручень, но от силы приятжения или чего там, он улетел, а роботические клешни так и остались вцепившимися в поручень?


От перегрузок. Особенно это, да.

Ещё один из первых кадров фильма, когда андроид-хирург порезался во время операции.

И что-то ещё в середине было... но хирург и перегрузки - это самая жесть для моего детского головного мозга была.

...Эх,надо на длинных выходных качнуть и пересмотреть фильм, наверное :)

Но, кстати, опыт и с этим фильмом, и с рядом других передач самого конца 80-х и начала 90-х, заставляет меня сейчас со сдержанным одобрением  относиться к призывам оградить детей от свободного посещения всех закоулков Интернета. Ночные кошмары про инопланетян или просто НЛО в небе у меня были ещё о-о-очень долго после того, как те передачи ушли из эфира. При этом смотреть те передачи мне нравилось. Дитё ж был...

0

112

Kovshanov написал(а):

...Эх,надо на длинных выходных качнуть и пересмотреть фильм, наверное


Меня в детстве люто пугал фильм "Всадник без головы" с Олегом Видовым. Особенно момент, когда они кричат "дьявол" и он на небе отражается огромной тенью. Три ночи спал, накрывшись с головой одеялом!

0

113

А еще, помню, мама, съездив еще в советское время в турпоездку в Австрию, привезла оттуда самый свежак альбом "Boney M". Вот этот:

http://s2.uploads.ru/R1xOj.jpg

Внутри был вкладыш с этой же фотографией, который разворачивался на шесть альбомных листов - здоровый получался. Я без раздумий повесил его на стенку в своей комнате, прямо напротив кровати.

И, век воли не видать, когда засыпал и смотрел на плакат - в темноте они шевелились, начинали жить своей жизнью. Негрила там что-то размахивал руками, тёлки ползали друг по дружке. Было очень крипово!

0

114

4 часть.

Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего. IV

Михаил Александров, 3 мая 2017, 13:08 — REGNUM 

Генеральное сражение

План совместного российско-иранского наступления был разработан заранее, но он должен был быть приведен в действие чуть позже, когда американская авиация в противоборстве с российской ПВО потеряет значительную часть своих самолетов. Тогда можно было бы ввести в бой и истребительную, и даже бомбардировочную авиацию России и Ирана, которая поддерживала бы наземное наступление. Но ситуация изменилась, наступать надо было без промедления. И поскольку план был уже готов, его и решили использовать, добавив лишь незначительные изменения.

Согласно плану, основной удар должны были наносить иранские танковые части по позициям саудовских войск. Хотя саудовцы обладали существенно большей ударной мощью по сравнению с американо-британской группировкой, их войска рассматривались как менее устойчивые в бою. Расчет делался на то, что не выдержав мощного удара, саудовцы достаточно быстро начнут отступать, а это позволит обогнуть американо-британскую группировку с фланга, выйти ей в тыл и окружить, а после этого добить ее совместными действиями российских и иранских войск с двух направлений. При этом вероятность того, что саудовцы перегруппируют свои силы и нанесут контрудар для деблокирования своих союзников рассматривалась как нулевая.

Для осуществления главного удара была создана группировка в составе 200 Т-72, 200 «Сафир-74», 400 БМП и БТР, 60 САУ «Гвоздика» и 50 САУ М-109, а также 50 РСЗО разных калибров иранского производства. Для усиления огневой поддержки ударной группы российское командование выделило 200 САУ «Нона-С». От воздушных ударов группу прикрывали 4 комплекса Бук-М3 и 10 установок Тор-М2. Надо отметить, что незадолго до начала сражения иранские Сафиры получили в состав своего боекомплекта по пять ракетных снарядов «Аркан», способных пробивать броню Абрамсов на расстоянии 6 км, не говоря уже об M60A3.

Саудовские войска были расположены в три эшелона. Первый эшелон готовился к наступлению, и поэтому имел в своем составе в основном мобильную бронетехнику: 100 танков Абрамс, 235 танков M60A3, 400 БМП, 50 САУ M-109, 10 РСЗОASTROS и 5 комплексов ПВО «Кроталь». Второй эшелон, расположенный в 20 км от передовой, включал позиции полевой артиллерии, минометов, и противотанковых средств, а также 300 БМП и 5 комплексов ПВО «Кроталь». В резерве саудовцы имели 100 танков Абрамс, 100 БМП, 10 РСЗО ASTROSII и много легкой пехоты на автомобилях с ПТУР и ПЗРК.

На следующий день лишь только забрезжил рассвет системы РСЗО «Смерч» нанесли ракетные удары по второму эшелону саудовских войск. Удар произвел шоковое впечатление на противника. Готовившиеся к наступлению саудовцы толком не оборудовали свои позиции в инженерном отношении и поплатились за это. Удар «Смерчей» нанес заметный урон легкой бронетехнике, автомобилям «Хаммер», уничтожил две установки «Кроталь», и вывел из строя 200 человек личного состава. В рядах саудовцев стала нарастать паника. Правда, она еще не передалась в первый эшелон саудовских войск укомплектованных танками и самоходными артиллерийскими установками, которые были менее уязвимы для ударов артиллерии.

Здесь надо отметить, что перед началом сражения саудовцы передали на усиление американо-британских войск 50 САУ M-109, 20 РСЗО ASTROSII и 10 передвижных комплексов ПВО малой дальности «Кроталь». Правда, от саудовских танкистов американцы благоразумно отказались, и как показали дальнейшие события, правильно сделали. Тем не менее мобильная огневая мощь саудовских войск существенно ослабла. Теперь они располагали только 60 САУ M-109 и 20 РСЗОASTROS. Правда, у них было еще около 100 полевых 155-мм гаубиц M-114 и M-198, но они были расположены во втором эшелоне. И как показали первые минуты боя, без защищенных огневых позиций полевые гаубицы весьма уязвимы для артиллерийского огня противника. Стационарные позиции артиллерии были хорошо видны самолетам ДРЛО обеих сторон. Их расстрел «Смерчами» происходил, как в тире. Сложнее было с мобильной артиллерией, которая постоянно маневрировала и была защищена от осколков снарядов собственной броней.

В ответ на огонь «Смерчей», американцы применили системы залпового огня ХИМАРС и сразу же поразили одну российскую установку. В ответ «Смерчи» перенесли удары с саудовских позиций на комплексы ХИМАРС. Завязалась скоротечная артиллерийская дуэль. Поскольку американские РСЗО в этот раз использовали обычные ракеты дальностью 90 км, они оказались в сфере досягаемости российских установок. Обмен ударами привел к потере 3 Смерчей и двух оставшихся установок ХИМАРС.

Тем временем иранские танковые колонны преодолев 30 км пути, вышли на дистанцию выстрела своих САУ М-109 и открыли огонь по первому эшелону саудовских войск. К ним присоединились иранские РСЗО, сопровождавшие ударную группу. Саудовцы открыли ответный огонь из своих САУ М-109 и РСЗО ASTROS. Возникали своеобразные артиллерийские дуэли, которые однако не вели к каким-либо заметным результатам. Точность попадания на ходу существенно снижалась, а попасть по движущимся объектам было почти невозможно. Тем не менее разрывы снарядов наносили повреждения легко бронированной технике и автомобилям с установленными на них противотанковыми системами.

Когда же ударная группа приблизилась к передовым порядкам саудовцев на 12 км, ситуация резко изменилась. 190 оставшихся на ходу гаубиц «Нона-С» открыли по позициям противника ураганный огонь. Висевшие в небе беспилотники передавали координаты целей российским экипажам в реальном режиме времени. Это позволяло поражать даже маневрирующее объекты. В течении 20 минут удалось выбить половину саудовских САУ, уничтожить более 100 БМП и все РСЗО. Саудовцы еще надеялись на свои танки, но быстро поняли, что просчитались. Иранские танки начали расстреливать их с дальности 3 км ракетными снарядами. В первые десять минут танкового боя было уничтожено около 50 саудовских танков. Увидев, как горят машины их товарищей, саудовские танкисты стали отступать, даже не пытаясь войти в ближний бой.

Надо сказать, что в течение этого периода боя американцы всячески пытались применить авиацию для бомбежки наступающих иранских танков. Но поскольку сражение происходило в зоне действия системы ПВО С-300В4 и сопровождающих танковую колонну Буков и Торов, то действия американских летчиков были не очень успешны. Подбив менее 10 иранских танков, они потеряли 10 самолетов. Попытка организовать атаку на мобильные комплексы ПВО при помощи 10-ти беспилотников также провалились. В порядках наступающих войск действовало несколько машин РЭБ «Инфауна» российских воздушно-десантных войск. Они препятствовали эффективному управлению беспилотниками и наведению ракет. Небольшое количество выпущенных ракет «Хэллфайер» было перехвачено Торами. Все 10 беспилотников были сбиты зенитными ракетами.

Между тем отступление саудовской бронетехники продолжалось с нарастающей быстротой. Замешкавшиеся танки и БМП сразу же уничтожались огнем иранцев. Поэтому саудовцы спешили как можно быстрее выйти из зоны поражения иранских танков и попасть под защиту второго эшелона своей обороны, напичканной противотанковыми средствами. Но эти ожидания оказались тщетными. Второй эшелон саудовской обороны в течение всего боя обрабатывался ракетными и артиллерийскими ударами. Сначала это были Смерчи, затем иранские РСЗО, потом иранские САУ М-109, а уже на рубеже 12 км подключились российские САУ «Нона-С». В итоге вся полевая артиллерия и большинство тяжелых минометов саудовцев были уничтожены, также как и значительная часть противотанковых систем, смонтированных на БМП, БТР и автомобилях. А те из личного состава, кто выжил, уже оставили позиции. Поэтому саудовские танки, просто перескочив через позиции второй линии обороны, продолжали откатываться в сторону Хафр-эль-Батина.

В сражении наступил кризис. Американское командование поняло, что если не принять срочных мер по стабилизации фронта, то поражение будет неминуемо. Классическим маневром в этой ситуации был фланговый удар перпендикулярно вектору движения иранской танковой армады. Это было первое решение, которое приняла американская сторона. Для контрудара была выделена группа в составе всех 100 танков Абрамс, 50 САУ М-109, 10 РСЗОASTROS, 5 комплексов ПВО Кроталь и 150 БМП «Брэдли», многие из которых имели навесные пусковые установки для ПТУР и ПЗРК. Группу сопровождал усиленный полк (около 3 тыс. человек) британской легкой пехоты на бронированных внедорожниках, также оснащенных ПТУР и ПЗРК.

Но главную ставку американцы делали на атаку боевых вертолетов, которые должны были быстро приблизиться к иранской танковой армаде и нанести свой фатальный удар. На решение этой задачи были брошены все 170 ударных вертолетов Апач, имеющихся у американо-британской коалиции. Расстояние в 120 км они преодолели примерно за 25 минут. Летя низко над землей, Апачи долго были невидимы для радаров российской системы ПВО. Торы обнаружили их только на расстоянии 7 км, но это была уже дистанция выстрела противотанковых ракет «Хэлфайер». Открыв шквальный огонь Апачи сразу же поразили 30 иранских танков, 20 БМП и 10 САУ «Нона-С». Ударившие в ответ Торы, сбили 30 вертолетов.

Буки в этот момент вступили в борьбу с 50 американскими самолетами, действия которых стали более эффективными, поскольку бой переместился на 70 км к югу, то есть на самую границу дальности системы ПВО С-300В4. В этом районе американские самолеты, могли уклоняться от ракет этого комплекса. А передвижение С-300В4 вперед в момент боя понизило бы их боевую эффективность. Тем более еще не было ясности с американской РСЗО ХИМАРС, которая могла ударить по С-300В4 в любой момент. Четырем Букам-М3 было тяжело противостоять 50 американским истребителям, даже при ограниченной поддержке С-300В4. Поэтому каждый из Буков должен был прикрывать хотя бы один Тор. Огневых возможностей остальных уже не хватало, чтобы на равных бороться с таким количеством вертолетов противника.

В сражении наступил решающий момент. В этих условиях российское командование приняло решение бросить в бой все ударные вертолеты. 120 винтокрылых машин устремились вперед. Еще в самом начале наступления они были подтянуты на передовые позиции. Вертолетам потребовалось 15 минут, чтобы преодолеть расстояние до места главного боя. К этому моменту американцы подбили еще 40 единиц бронетехники, но потеряли еще 10 вертолетов. Всего у противника оставалось 130 вертолетов против 120 российских.

То, что потом последовало, можно назвать первым крупным вертолетным сражением в мировой истории. Боевые машины на полном ходу обменялись встречными залпами противовоздушных ракет. И тут гораздо лучше проявили себя маневренные «Аллигаторы», они выписывали невообразимые пируэты и уклонялись от ракет противника. Российским вертолетам помогали и системы РЭБ «Рычаг-АВ», которые сбивали американские ракеты с курса. Американцы тоже ставили помехи, но эффективность их комплексов радиоэлектронной борьбы оказалась намного ниже российской.

В итоге обмен первыми ударами привел к уничтожению 35 российских вертолетов и 50 Апачей. Последним было уже не до иранских танков. Но главное должно было решиться в ближнем бою. Разделяющее их расстояние, вертолеты преодолели меньше, чем за две минуты. В ход пошло пушечное вооружение. Все теперь решали такие качества, как маневренность и бронезащита боевых машин, их огневая мощь и мастерство пилотов. И если предположить, что по последнему критерию между сторонами был паритет, то во всех других российские вертолеты, особенно «Аллигатор», явно выигрывали. Практически все Апачи были уничтожены. 10 последних, увидев, что проиграли ретировались с места сражения.

У русских оставалось еще 40 вертолетов. Они получили приказ срочно повернуть на север, чтобы оказать огневую поддержку российской ударной группе, направленной на перехват американской танковой колонны, которая выдвигалась для нанесения флангового удара по иранским танкам. Ударная группа, включала 60 самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД» (по существу всех, имеющихся в дивизиях ВДВ) и 300 БМД-2, имевшими на вооружении противотанковые комплексы «Конкурс», а также 16 установок залпового огня «Град».

Сражение между русскими войсками и американцами, первое такого рода в истории, произошло недалеко от небольшого саудовского поселка километрах в 35 южнее городка Раудат Хаббас на шоссе Рафх — Хафр-эль-Батин. На расстоянии примерно 30 км от американской ударной группы «Грады» дали первый залп реактивными снарядами 9М218 с кассетной головной частью с кумулятивно-осколочными боевыми элементами. Снаряд был предназначен для поражения легкобронированной техники — БМП, БТР, САУ и живой силы противника. Эффект был потрясающий. В первом залпе было поражено 10 САУ, 20 БМП и множество бронированных джипов британцев, а также одна установка «Кроталь». В ответ САУ и РСЗО американцев нанесли ответный удар схожими боеприпасами. Он был не менее эффективен. Было подбито 10 Спрутов и столько же БМД.

Пока РСЗО перезаряжались к месту боя прибыли российские вертолеты. Чтобы избежать поражения ракетами «Стингер», которыми была до зубов оснащена американская и британская легкая пехота, они зависли в воздухе на дальности 8 км от американской бронеколонны. С этой дистанции они могли поражать танки Абрамс при помощи ракет 9М120М комплекса Атака-В. В первом залпе они уничтожили 20 танков. Однако не все пошло так, как задумывалось. Пилоты вертолетов не ожидали, что американцев прикрывает система ПВО малой дальности «Кроталь». Прозрение наступило только тогда, когда они увидели 32 зенитные ракеты, несущиеся навстречу вертолетам. Виртуозное маневрирование и использование комплекса РЭБ «Рычаг-АВ» спасло не всех, 15 вертолетов были сбиты. Остальные прижались к земле, чтобы уйти за радиогоризонт РЛС «Кроталь». Перезарядка ракет комплекса «Кроталь» занимала меньше минуты и командир вертолетной группы это хорошо знал.

Но русским вертолетчикам повезло. У них в группе оказалось два вертолета, оснащенных перспективным противотанковым комплексом «Гермес», предназначенным для морской авиации и имеющим рабочую дальность пуска более 20 км. Эти вертолеты на низкой высоте удалились от американской колонны на 18 км, где «Кротали» их достать уже не могли, и нанесли удар по этим системам ПВО. «Гермесы» сработали на отлично. Все четыре пусковые установки были уничтожены. После этого оставшиеся вертолеты вновь поднялись в воздух и стали наносить удары по американским танкам. За несколько минут боя было уничтожено еще 30 танков.

Американцы попытались поразить вертолеты огнем РСЗО ASTROS, которые использовали снаряды с электронными взрывателями. Эти снаряды взрывались в воздухе, не долетая до земли и разлетающаяся в разные стороны шрапнель теоретически могла повредить вертолеты противника. И действительно, один вертолет получил удар шрапнели в двигатель, задымился и быстро пошел вниз. Но в целом эффективность такого огня была низкой. Тем более что снова ударили русские «Грады», которые уничтожили два РСЗО ASTROS.

К этому моменту американское командование уже осознало, что продвижение бронеколонны для удара во фланг иранских войск потеряла смысл. Ударная группа утратила большую часть своей огневой мощи. В строю оставались лишь 50 Абрамсов и 70 БМП «Брэдли», САУ перестали существовать, также как и комплексы ПВО «Кроталь», легкая пехота с ПТУР и ПЗРК потеряла 50% личного состава, оставшиеся РСЗОASTROS расстреляли большую часть своего боезапаса. Между тем русская тактическая ударная группа продолжала идти вперед, а передовые части иранцев остановились и стали подтягивать резервы из глубины обороны. Саудовские войска откатились почти до Хафр-эль-Батина. Сражение было проиграно. Оставался один вариант — отход. В этих условиях американское командование дало приказ на отступление в направлении поселка Линаха и далее на город Трубах. В этих районах российская ПВО уже не действовала и можно было рассчитывать на поддержку своей авиации.

Как только стало очевидно, что американцы начали отступать, российские воздушно-десантные части, занимавшие оборону южнее Эс-Сальмана, получили приказ выдвигаться в направлении городов Рафха и Раудат Хаббас. За десантниками двинулись российские комплексы ПВО С-300В4 и ракетные установки Искандер. Солнце уже клонилось к закату, когда отряд разведки Псковской дивизии ВДВ вышел на окраину Рафха. Американцев там уже не было. Город жил своей обычной жизнью, как будто находился в параллельной реальности, никак не связанной с циклопической битвой мировых держав.

Развязка кризиса

На следующий день рано поутру посол Саудовской Аравии в Москве запросился на встречу с министром иностранных дел России. Как это ни странно, но все участники военных действий еще не разорвали друг с другом дипломатические отношения и не отзывали послов из столиц своих военных противников. Сюрреализм происходящего не мог не бросаться в глаза. Но все улыбались друг другу, называли «партнерами» и делали вид, что так и надо. Мир все больше вползал в эру виртуальной политики и дипломатии: если о событии не сообщать или хотя бы не повторять о нем каждый день с утра до вечера в СМИ, то вроде его и нет.

Посла принял заместитель министра иностранных дел по вопросам Ближнего Востока. Он не спешил брать быка за рога. Саудовец тоже делал вид, что никуда не торопится. Они выпили чайку, обменялись несколькими, ни о чем не говорящими пассажами и постепенно перешли к главной теме визита. По-существу, посол запросил перемирия и интересовался, на каких условиях Москва была бы готова прекратить военные действия. Он также заявил, что его визит никак не согласован с США или Великобританией и он представляет только позицию своей страны. В МИД РФ предполагали, что этот разговор когда-то состоится, но не ждали, что это наступит так быстро.

Понятно, что заключать перемирие без всяких условий было бы глупо, но вот списка этих условий для передачи саудовской стороне, хотя бы в устной форме, никто не составил. За последние 30 лет, начиная с горбачевской перестройки, в МИД была потеряна школа выдвижения условий и составления ультиматумов. Над дипломатами как дамоклов меч висел тезис о том, что Россия «никому ничего не навязывает» и «каждый народ вправе определять свою судьбу». Как лозунг это, конечно, было правильно. Но этот лозунг так долго и упорно произносился на всех политических уровнях, что в него поверили даже сами говорящие и начали руководствоваться этим далеким от практической жизни принципом в реальной политике. Вот и на этот раз никому не пришло в голову заранее составить список условий. А их на самом деле можно было выставить совсем немало.

Когда заместитель министра сообщил послу, что для ответа российской стороне потребуется какое то время, посол стал заметно нервничать. Видимо, он заподозрил худшее, что Россия специально тянет время, чтобы дойти до Эр-Рияда и навязать его стране безоговорочную капитуляцию. При этом саудовцы не столько боялись России, сколько мести Ирана, который, как они считали, наверняка захочет поквитаться за притеснения шиитов в Саудовской Аравии и за развязанную в Йемене войну против хуситов. Между тем положение в Саудовской Аравии было хуже некуда. Армия фактически распалась. Отдельные элитные части, которые еще сохраняли верность трону, представляли из себя лишь условную боевую единицу. На их разгром хватило бы и одной дивизии ВДВ. Йеменские хуситы на юге страны перешли в открытое наступление. Поддерживаемые иранскими силами специальных операций, они занимали один город за другим, где местное шиитское большинство сразу же устанавливало свою власть и заявляло о независимости от саудовского короля. Оттягивание перемирия в этих условиях означало бы, что дни Саудовской Аравии как единого государства уже сочтены.

Расчеты на американскую помощь, как показали последние события, оказались эфемерными. Было очевидно, что американская группировка разгромлена и единственное, что она может сделать, так это отступать к Красному морю, где затем эвакуируется на морские суда. Перебросить какие то крупные силы в регион США в ближайшее время не смогут. Для проведения операции такого масштаба потребуются месяцы, а их у Эр-Рияда не было. Конечно, можно предположить, что американцы попробуют организовать войну против России на европейском театре. Но даже там быстрой победы они не добьются. Такая война может длиться несколько лет. Возможно, даже, что Запад в этой войне победит. Но только Саудовской Аравии к тому моменту уже не будет. И какое тогда, спрашивается дело, королевскому дому Саудов до исхода этой войны в Европе?

Посол неправильно понял намерения российской стороны. Последнее, чего хотела Москва, это наступления вглубь Саудовской Аравии и оккупации Эр-Рияда. Российское руководство не имело даже фантазий на эту тему, не говоря уже о реальных планах. Скорейше прекращение боевых действий полностью отвечало интересам Москвы. К этому моменту все уже забыли, что война стала следствием американского удара по российским войскам, а вовсе не желанием Москвы переформатировать Ближний Восток на новый лад. Однако, коли уж судьба так распорядилась, что наши войска стояли на территории Саудовской Аравии, то было просто глупо отказываться от тех выгод, которые можно было выжать из сложившейся ситуации. Более того, это было бы не просто глупо, а даже преступно по отношению к тем российским солдатам и офицерам, которые отдали свои жизни, сражаясь в этой войне.

Чтобы не расстраивать саудовского посла, заместитель министра сообщил ему, что задержка с ответом вызвана необходимостью проконсультироваться с Ираном, который внес не меньший вклад в разгром американской коалиции. И это было абсолютной правдой. Примерно через час президент России связался с президентом Ирана и обсудил с ним условия капитуляции Саудовской Аравии. Причем по большинству пунктов стороны сразу же пришли к согласию. Эти пункты включали:

— выход Саудовской Аравии из войны и прекращение военных действий российско-иранской коалиции против саудовских войск;

— Эр-Рияд должен потребовать немедленного вывода американских и британских войск с территории Саудовской Аравии. В случае несогласия Вашингтона это сделать, Эр-Рияд должен объявить американо-британские войска оккупационными;

— со своей стороны, Россия и Иран не будут чинить препятствий выводу американских войск и не будут вести против них боевых действий, если эти войска будут выводится быстрыми темпами («Пусть также быстро уходят, как пришли», — пошутил президент России);

— Саудовская Аравия немедленно разрывает все военные соглашения с США и Великобританией;

— Российско-иранские войска могут свободно передвигаться по территории Саудовской Аравии для отражения нападения со стороны третьих стран. Если таких нападений не будет, то они останутся на прежних позициях и будут выведены с территории Саудовской Аравии через три месяца после официального согласия США признать перемирие;

— в период пребывания российско-иранских войск на территории Саудовской Аравии их снабжение продовольствием и топливом будет осуществлять саудовская сторона за свой счет;

— Эр-Рияд выплатит компенсацию в 10 млрд долларов за материальный и физический ущерб, понесенный Россией и Ираном в ходе военных действий. Эту сумму две страны договорились поделить пополам. (Из российской доли президент России намеревался направить большую часть семьям погибших военнослужащих — по 500 тыс. долларов за каждого убитого и по 200 тыс. тем, кто получил увечья);

— Эр-Рияд также примет финансовое участие в восстановлении сирийской экономики на сумму 20 млрд. долларов, частично на коммерческой основе;

— Эр-Рияд прекращает поддержку всех исламских радикальных группировок по всему миру. Для наблюдения за соблюдением этих условий будет создана совместная трехсторонняя комиссия в составе представителей России, Ирана и Саудовской Аравии. Они будут иметь право проводить инспекции на территории Саудовской Аравии любых организаций и лиц, подозреваемых в такой деятельности. В качестве гарантии выполнения этих соглашений Саудовская Аравия переведет в ведущие российские госбанки залог на сумму 100 млрд долларов. Деньги будут размещены на коммерческих условиях, то есть с получением процентов. Однако Эр-Рияд сможет забрать залог только после того, как совместная комиссия официально объявит, что Саудовская Аравия выполнила обязательства по противодействию терроризму.

Но один вопрос все-таки вызвал разногласия между Москвой и Тегераном. Он касался положения шиитов в Саудовской Аравии. Иранцы настаивали на немедленной автономии шиитских провинций. В Москве, в принципе, поддерживали полное соблюдение прав шиитских общин, включая даже их автономию. Однако считали нецелесообразным включать этот вопрос в такой форме в текст условий перемирия. Но для иранцев это был принципиальный вопрос, пожалуй, главный из-за чего они вступили в войну. Поэтому стороны долго не могли прийти к согласию.

Время шло, но результата все не было. Президенты взяли паузу. В переговоры вступили опытные дипломаты, досконально знающие специфику Ближневосточного региона. Через некоторое время привлекли ученых-исламоведов и даже видных представителей мусульманского духовенства России. В конце концов, иранцев удалось убедить, что слово «автономия» из текста надо убрать, а сосредоточиться на соблюдении прав шиитских общин, «формы и стандарты обеспечения которых будут уточнены позднее в ходе дальнейших переговоров между иранской и саудовской сторонами». Окончательно, переломило настроение иранцев заявление одного старого дипломата-ираниста, который сказал на фарси: «Ну, зачем сейчас ломать копья? Вы же там присутствуете в военном отношении, и будете присутствовать дальше. А тот, на чьей стороне сила, и определит потом те самые формы и стандарты. Захотите автономию — будет автономия».

В тот же день после полудня посол Саудовской Аравии был вызван в МИД России, где ему были переданы условия заключения перемирия. Бегло просмотрев все пункты и задав несколько уточняющих вопросов, посол явно повеселел. Для него главным было подтверждение территориальной целостности Королевства. В Эр-Рияде были уверены, что иранцы вообще затребуют отделения шиитских провинций. Поэтому Король Салман разрешил соглашаться на все, что угодно, кроме расчленения страны. А тут такие обтекаемые формулировки! Это было просто идеально. В заключении беседы, посол дал понять, что он лично рассматривает данные условия как приемлемые, но естественно, должен получить согласие из столицы. После этого он поспешил откланяться, чтобы побыстрее довести важную информацию до правительства страны.

В тот день на фронте установилось некоторое затишье. Американцы не знали, что им предпринять. Саудовская армия с очевидностью развалилась и принимать дальнейшего участия в боевых действиях явно не желала. Военное командование в Эр-Рияде совсем не владело обстановкой. В этих условиях российско-иранские войска получали над американо-британской группировкой такой перевес, что им не составило бы труда быстро ее добить. Но русские в наступление не шли. А атаковать самим было равносильно самоубийству.

Не шел на контакт и официальный Эр-Рияд. Все ключевые фигуры в госаппарате, вдруг, куда то исчезли. Послы США и Великобритании не могли ни до кого дозвониться. На их звонки отвечали какие то секретари и помощники, которые вежливым, вымуштрованным голосом, на хорошем английском отвечали, что они обязательно передадут просьбу о «Вашем телефонном звонке» своему начальнику, и он обязательно «Вам перезвонит». Но никто естественно, не перезванивал.

Наконец, ближе к вечеру последовало заявление Короля Саудовской Аравии Салмана, где он дал краткий обзор военной и политической обстановки, заявил, что его страна была втянута в войну помимо своей воли, что продолжение войны не отвечает интересам народа Королевства, и поэтому он только что подписал перемирие с Россией и Ираном. В заявлении также содержалось требование к американо-британским войскам немедленно покинуть территорию Саудовской Аравии. Через некоторое время последовали соответствующие заявления от лидеров России и Ирана.

Вашингтон и Лондон были в шоке. Такой подставы от своего давнего союзника там не ожидали. К тому же, на следующий день выяснилось, что за несколько часов, предшествовавших заявлению Короля Салмана, саудовцы перевели большую часть своих активов из Нью-Йорка и Лондона в банки Швейцарии, Франции, Германии, Гонконга и Сингапура. Президент Трамп был в ярости. Он уже называл Саудовскую Аравию большей угрозой, чем Иран, и собирался бомбить не Тегеран, а Эр-Рияд. Зато в Европе, Японии и Юго-Восточной Азии наступило ликование. На международных биржах нефть спикировала с 200 долларов за баррель к 120. Намечавшийся экономический коллапс откладывался на неопределенный срок.

В этих условиях американцы обнаружили, что они загнаны в очень узкий коридор возможностей. Продолжать войну на территории Саудовской Аравии было уже невозможно ни физически, ни политически. Сидеть на своих позициях и не уходить, это уже означало быть оккупантами на чужой земле. Если бы США контролировали столицу, то можно было бы организовать госпереворот, поставить во главе государства своего человека, который разорвал бы перемирие с русскими и вернулся бы к союзу с США. Но в данном случае такой возможности не было. Да, и российско-иранские войска долго ждать не будут. Через пару дней они перейдут в наступление и завершат разгром американо-британской группировки.

Конечно оставался вариант применения тактического ядерного оружия. Но удар ТЯО по российским войскам означал бы ответный удар русских по американо-британским войскам. То есть от этих войск ничего не осталось бы. Зато Иран мог бы быстро перебросить в Саудовскую Аравию новые резервы и разместить их в городах. Что тогда бомбить саудовские города? Нет, применение тактического ядерного оружия ничего принципиально не изменило бы.

Правда, был еще вариант большой войны в Европе. На начальном этапе конфликта сами американцы и англичане не хотели такую войну затевать, хотя Польша и Прибалтика, вроде бы, были готовы предоставить плацдарм для развертывания американских и британских войск. Но сейчас, после того, как по европейцам ударили высокие цены на нефть, да и американская армия показала, что она далеко не всесильна, кто решится поддержать перенос боевых действий на европейский театр? Сообщения из дипломатических представительств в Европе свидетельствовали о том, что таких желающих нет.

Ну, а вести войну на европейском ТВД, не имея плацдарма на земле, выглядело как фантастика. Конечно, можно было продолжать бесконечные обмены ракетными ударами, но это не заставило бы Москву капитулировать. Русские показали, что им есть, чем ответить. И было далеко неясно, кому такая война нанесла бы больший вред. В конце концов, российские подлодки и самолеты могли бы начать наносить удары не только по американским и британским городам, но и по торговым судам двух стран. А США и Великобритания зависели от морской торговли гораздо больше, чем Россия. К тому же, такая война вызывала бы растущее раздражение других государств мира, в том числе союзников США. И это, в конце концов, был путь ведущий в международную изоляцию.

Первыми тупиковость ситуации осознали прагматичные англичане, поднаторевшие за свою долгую историю в различных политических кульбитах. На следующий день после заявления саудовского короля премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, отвечая на вопрос в парламенте по поводу войны на Ближнем Востоке, неожиданно объявила о выводе британского контингента из Саудовской Аравии. По ее словом, дальнейшее пребывание британских военнослужащих в регионе в нынешней ситуации лишено всякого смысла и она намерена распорядиться об его эвакуации в тот же день.

Заявление британского премьера звучало таким образом, как будто оно было согласовано с Вашингтоном. Но это было совсем не так. В Госдепартаменте узнали о нем из сообщения новостей. Это было еще одним шоком для администрации президента Трампа. «Младшие» союзники просто поставили их перед свершившимся фактом. И в общем-то правильно сделали. Попробуй они начать предварительные консультации с Вашингтоном, это могло бы затянуться надолго и довести до полного разгрома союзных войск в Саудовской Аравии. А тут русские предложили более-менее почетный выход из положения, даже без формальной капитуляции. Грех было этим не воспользоваться.

Заявление Лондона поставило администрацию США в безвыходное положение. Продолжать войну в полном одиночестве было бы абсолютно проигрышным решением. Такого не было даже во время войны во Вьетнаме. Поэтому президенту Трампу не оставалось ничего другого, как сделать вид, что решение о выводе войск — это совместное решение Вашингтона и Лондона.

Война на Ближнем Востоке подошла к концу. Вместе с ней уходил в прошлое и старый мировой порядок. Однополярный мир рухнул в одночасье на наших глазах. Но сделал он это не сам по себе. Дорогу в преисподнюю ему проложили русские солдаты и офицеры противовоздушной обороны, десантники, летчики и моряки, а также иранские танкисты. В который раз они доказали людям простую истину о том, что справедливого мира можно добиться только силой.

0

115

«Черные дыры» и красные линии

Становится ясно: ядерная война рациональна и в ней при надлежащей подготовке и правильном выборе способа ведения можно победить, пусть даже с огромными потерями. Но и выигрыш колоссален – мировое господство.
В «горячих» (и что особенно опасно – дурных) головах транснациональных или американских элит идея попытать счастья, оказавшись на пороге экономического и политического краха, вполне может зародиться. Тем более что все рычаги давления, включая грубую и мягкую силу, они уже применяли в полном объеме и потерпели крах.
Последствия будут катастрофическими. В частности, сегодня российское влияние на Ближнем и Среднем Востоке интенсивно замещает американское. У западного истеблишмента остался только ядерный козырь. И новая администрация США намерена его использовать. Президент Трамп принял решение наращивать ядерные силы. Вероятен выход американцев из Договоров СНВ-3 (он объявлен невыгодным для США) и РСМД (отказ от него обосновывается якобы нарушениями со стороны России, при этом США под видом территориальной ПРО создают инфраструктуру для развертывания группировки КРБД и ракет средней дальности, систему быстрого глобального удара).

Признаем: угроза ядерной войны нарастает и нам придется ее парировать. А это можно сделать, только если СЯС гарантированно нанесут неприемлемые потери агрессору даже в самых невыгодных для России условиях – в ответном ударе. И при этом сохранят потенциал для сдерживания других стран, обладающих ядерным оружием и амбициями.
Чтобы иметь такую возможность, наши СЯС должны обладать высокой боевой устойчивостью как в противостоянии с применением обычного арсенала, так и с переходом к убийственным аргументам – «обезоруживающему удару», направленному на уничтожение именно ракетно-ядерных сил. Многим представляется, что в наибольшей мере нужными качествами обладают ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН), поскольку вскрыть их положение при боевом патрулировании по данным разведки, в частности космической, фактически невозможно.
Чтобы понять, насколько надежно обеспечена боевая устойчивость РПКСН в момент применения своего ядерного оружия, оценим продолжительность военных действий с использованием только обычных средств. В этот период главная задача наших стратегов – сохранить способность нанести главный удар. По опыту войн, которые США вели против крупных государств с полноценными вооруженными силами – Югославии и Ирака, известно, что на первом этапе шла борьба за господство в воздухе. Неудача заставила бы агрессора отказаться от эскалации боевых действий или переходить к более эффективным средствам для решительного разгрома группировки ВВС и ПВО противника. А это только ядерное оружие, о возможности применения которого в подобной ситуации неоднократно заявляли американские военные и политики. В ходе первой воздушной наступательной операции (ВНО) задача завоевания господства в воздухе не решалась, и армия США переходила к 20–30-дневной кампании, включавшей две-три и более ВНО с систематическим ведением боев в промежутках.
В войне с Россией, вероятно, первоначальный расклад будет таким же. Переход к применению ядерного оружия обоснуют либо очевидной подготовкой российских ВС РФ к использованию СЯС в результате разгрома сил общего назначения, либо близостью своего поражения после провала первых операций. Отведем на это 15–20 дней и примем данный срок для оценки возможности сохранения боеспособности РПКСН РФ.

https://topwar.ru/uploads/posts/2017-05/1494006786_1.jpg

Автономность наших подводных крейсеров (как и других классов субмарин) существенно превосходит 15–20 дней. При этом нахождение стратегов в базах при условии, что противник будет наносить наиболее мощные удары авиацией и КРБД именно по флотским гаваням, нецелесообразно. Так что все боеспособные подводные крейсеры будут выведены на боевое патрулирование.
В составе флота РФ 13 РПКСН с 212 ПУ: шесть проекта 667БДРМ, имеющих по 16 (всего 96) ПУ с баллистическими ракетами Р-29РМУ2 «Синева» и Р-29РМУ2.1 «Лайнер» (эти корабли – основа МСЯС России), три проекта 667БДР (по 16 Р-29Р на каждой), три новые подлодки проекта 955 «Борей» с Р-30 «Булава» на вооружении. Эта новейшая ракета имеет существенно меньший забрасываемый вес, чем Р-29МУ обеих модификаций (1,16 тонны против 2,8), что существенно ограничивает суммарную мощность ее ядерного потенциала. А в ответном ударе главной задачей будет поражение именно площадей, нежели точечных целей, как при упреждающих «обезоруживающем» и «обезглавливающем». Кроме этих кораблей, в составе ВМФ России есть тяжелый ракетный подводный крейсер стратегического назначения (ТРПКСН) проекта 941УМ «Дмитрий Донской», модернизированный для испытания (и соответственно применения) ракет Р-30 «Булава» с 20 пусковыми установками. Все 667БДРМ, а также 941УМ и один 955 – в составе Северного флота. Остальные служат на Тихом океане.
Затеряться на мелководье
Для оценки боевой устойчивости РПКСН важно определить вероятные районы их боевого патрулирования. Это несложно сделать, зная состав наших сил, которые могут быть привлечены для защиты подводных стратегов, особенности военно-географических характеристик морей и океанских зон, а также противолодочные возможности противника. Сразу исключим глубоководные районы дальней зоны. Здесь для поиска субмарин есть эффективные средства инфразвукового диапазона: стационарная система подводного наблюдения SOSUS и корабельные станции, использующие гибкие протяженные буксируемые акустические антенны системы TACTAS. Обеспечить там устойчивость наших РПКСН разнородными силами флота нереально. Продержаться в этих районах более нескольких дней с начала войны шансов нет.

Остается мелководье прилегающих морей в высоких широтах. На побережье Карского есть военная инфраструктура, оно освоено российским ВМФ. Этот район может быть использован как район боевого патрулирования РПКСН. В Баренцевом море исключим западную часть, где развернутся интенсивные боевые действия ВМС РФ и группировки ОВМС НАТО во главе с США. Остаются восточная часть и районы, прилегающие к нашему побережью.
Далее – моря и зоны, плохо освоенные военным флотом и со слаборазвитой военной инфраструктурой. Здесь действия стратегов маловероятны из соображений навигационной безопасности. Есть еще районы Северного Ледовитого океана, в которых наблюдается активность и нашего, и американского флота. Для обеспечения боевой устойчивости они весьма выгодны. Однако проблемы с организацией связи с субмаринами, выбором места для применения оружия, навигационные трудности, связанные с длительным движением подо льдами, сужают возможные зоны действий наших стратегов и прикрывающих ПЛ.
В зоне ответственности ТОФ единственным выгодным районом боевого патрулирования будет относительно мелководное Охотское, фактически являющееся внутренним морем России, что и позволяет создать там высокоэффективную систему обороны подводных носителей ЯО.
Можно предположить, что в Баренцевом море станут действовать четыре-пять стратегов, в западной части Карского – один-два и одна-две субмарины подо льдами Северного Ледовитого океана. Все пять РПКСН ТОФ будут, вероятно, развернуты в Охотском море.
Охота на охотников
Уничтожение российских РПКСН станет первоочередной задачей для противника, и для этого он выделит значительные силы. Против АПЛ Северного флота ВМС США смогут выставить две-три АУГ, две-три КУГ и 15–17 атомных подводных лодок. Они получат поддержку 50 и более машин тактической авиации с аэродромов Северной Норвегии (с учетом их оперативной емкости).
С началом боев до завоевания превосходства в воздухе над Баренцевым морем и Новой Землей для борьбы с РПКСН противник может задействовать (исходя из расчетов и необходимости решения других задач) до девяти АПЛ (4–5 в Баренцевом море, 1–2 – в Карском, 1–2 – в Северном Ледовитом океане). В случае разгрома основных сил СФ вероятно привлечение еще двух-трех АПЛ и одной-двух КПУГ в составе двух-трех эсминцев типа «Орли Берк». Также предполагается выполнение до двух-трех самолетовылетов в сутки машинами базовой патрульной авиации (БПА) с аэродромов Северной Норвегии (в частности с авиабазы «Аннейя»).
ТОФ РФ будет противостоять 3-й и часть 7-го оперативного флота США. На этом ТВД американцы могут выставить до пяти авианосцев, 30–40 ракетных крейсеров, эсминцев и фрегатов УРО, до 25 АПЛ, до 50 десантных кораблей различных классов, экспедиционную дивизию морской пехоты, до 60 противолодочных самолетов. Плюс до 15 самолетов стратегической и до 100 тактической авиации.
Япония, верный союзник США, вероятнее всего, примет активное участие в войне против России. Это значит, на ТВД могут появиться 16 современных малошумных неатомных субмарин, 4 вертолетоносца, около 50 эсминцев и фрегатов УРО, более 30 тральщиков, 6 крупных и около 70 малых десантных кораблей и катеров, 6 ракетных катеров, порядка 100 противолодочных самолетов и 90 вертолетов берегового базирования. ВМС Японии поддержат до 100 самолетов тактической авиации.
Из этих сил и будет создана группировка для уничтожения наших РПКСН в Охотском море. В ее состав, исходя из оперативной емкости района, может быть включено не менее четырех-пяти АПЛ США и двух-трех японских неатомных субмарин. В случае успешного подавления группировки ВКС РФ на Камчатке, Сахалине и Курильской островной зоне для уничтожения наших подлодок противник может привлечь БПА ресурсом до шести-семи самолетовылетов в сутки. При этом с 9–12 суток от начала боевых действий после решения основных оперативных задач группировка противника в Охотском море, вероятно, усилится 1–2 американскими и 1–2 японскими подлодками дополнительно.
И в зоне ответственности СФ РФ, и на Тихом океане для уничтожения наших РПКСН будут активно применяться минные заграждения как в районах боевого патрулирования, так и на маршрутах развертывания российских субмарин.
Надо заметить, что для уничтожения РПКСН натовцы, вероятнее всего, задействуют наиболее современные АПЛ «Вирджиния», что обусловливается важностью задачи, а также стремлением минимизировать потери своих субмарин от сил, обеспечивающих боевую устойчивость наших подводных крейсеров.
Оценить возможности российских РПКСН и американских АПЛ можно на основе данных по шумности и энергетическому потенциалу гидроакустических комплексов. Эти сведения закрыты. Но с учетом того, что по показателям шумности и возможностям ГАК в нашем флоте сравнялись с американскими только подлодки предпоследнего поколения – проектов 877 (получившие на Западе уважительное прозвище «Черная дыра») и 971, можно сказать: корабли 80-х годов выпуска (АПЛ проектов 667 и 941) существенно уступают противнику в дальности обнаружения, то есть в дуэли у них крайне мало шансов на успех. Новейшие РПКСН проекта 955 «Борей», одного поколения с американскими «Вирджиниями», имеют сопоставимую дальность взаимного обнаружения и соответственно в поединке почти равны при некотором превосходстве американцев. Эффективно бороться с противолодочной авиацией наши ПЛ неспособны, поскольку не располагают надежными средствами ПВО и разведки воздуха. Не имея ПКР, в бою с КПУГ противника российские субмарины могут рассчитывать только на торпедное оружие, что вынудит их сближаться и входить в зону поражения противолодочными боеприпасами.
Констатируем: в бою РПКСН России находятся в невыгодном положении и обеспечить их боевую устойчивость можно главным образом благодаря скрытности. Однако размеры возможных районов их патрулирования весьма ограниченны. Поэтому без прикрытия другими силами флота обеспечить боевую устойчивость нельзя.
Так как главную угрозу нашим РПКСН создают АПЛ противника, основу системы обороны районов боевого патрулирования составляют противолодочные силы. На СФ РФ это до двух КПУГ (из кораблей ближней морской зоны класса корвет и малых противолодочных), три-четыре атомные и четыре-пять дизельных подводных лодок, четыре-пять противолодочных самолетов. На угрожаемых направлениях могут быть выставлены минные заграждения.
В Охотском море возможно создать противолодочную группировку в составе двух многоцелевых АПЛ проекта 971, трех – пяти ДЭПЛ проекта 877, одной КПУГ (2–3 корабельного состава), шести-семи ДПЛС Ту-142М и четырех-пяти Ил-38. В проливах между островами Курильской гряды могут быть выставлены минные заграждения.

Крейсеры нужно прикрыть
Расчеты показывают, что к исходу первых десяти суток ведения боевых действий вероятность сохранения боевой устойчивости нашими РПКСН составит в зоне СФ РФ в среднем по всем районам 0,7–0,75, на Тихом океане – 0,6–0,65. То есть к исходу первой декады боев мы можем потерять три-четыре атомных ракетоносца. Это 48–64 МБР. К концу второй декады боевая устойчивость наших АПЛ падает. В зоне СФ – до 0,3–0,4, на ТОФ – до 0,25–0,3. К вероятному началу ядерной войны мы потеряем до девяти-десяти наших атомных крейсеров из имеющихся тринадцати. Фактически группировка РПК будет разгромлена. То есть имеющимися силами флота обеспечить боевую устойчивость наших РПКСН нереально.
А что мы можем сделать с американскими АПЛ типа «Огайо»? Отметим: условия обеспечения их боевой устойчивости несравненно лучше. Районы патрулирования контролируются гидроакустической противолодочной SOSUS, надежно прикрываются силами береговой ПВО и системой зональной ПЛО. В дуэли с нашими «Щуками-Б» модернизированные «Огайо» уступают всего ничего. При этом у наших противолодочных сил мало шансов уничтожить хотя бы одну американскую ПЛАРБ.
Очевидно, что необходимо принимать экстренные меры для повышения боевой устойчивости наших атомных крейсеров. Первым и очевидным направлением является наращивание корабельного состава флотов. Северный флот должен иметь 20–25 атомных многоцелевых и 30–35 неатомных субмарин, 20–25 надводных кораблей океанской зоны, до 40 противолодочных и до 50 минно-тральных ближней морской зоны, по одному полку береговой истребительной и противолодочной авиации, противолодочный вертолетный полк. В составе ТОФ должно быть не менее 20 атомных многоцелевых и 20–25 неатомных подводных лодок, 20–25 надводных кораблей океанской зоны, до 60 противолодочных и столько же минно-тральных ближней морской зоны, по одному полку береговой истребительной и противолодочной авиации, противолодочный вертолетный полк. Такое усиление флотов позволит существенно (ориентировочно в 3–3,5 раза) увеличить группировки прикрытия РПКСН. На обоих целесообразно значительно увеличить запасы противолодочных мин, прежде всего широкополосных. Существенно повысит боевую устойчивость наших атомных крейсеров развертывание на границах и в возможных районах их боевого патрулирования позиционных и стационарных систем подводного наблюдения. Все эти меры позволят свести потери РПКСН в боевых действиях с применением обычного оружия к приемлемому уровню – в пределах пяти – десяти процентов (то есть не более одного подводного ракетоносца).
Понятно, что быстро нарастить корабельный состав нашего флота после почти четвертьвекового погрома невозможно. Поэтому признаем, что одними военно-техническими и оперативными мерами задача обеспечения боевой устойчивости РПКСН не решается. Необходимы военно-политические меры и одной из них может стать объявление красной ядерной линией уничтожение даже одного нашего подводного атомного крейсера. То есть официально заявить, что это будет рассматриваться как неприемлемый удар по нашим СЯС, после которого остается одно – переход к полномасштабному применению ядерного оружия.

Надо заметить, что боевая устойчивость подвижных грунтовых ракетных комплексов может оказаться существенно ниже, чем РПКСН. Чрезвычайно уязвимы от поражения дальнобойным высокоточным оружием в обычном снаряжении все стационарные объекты сил стратегического сдерживания: шахтные ПУ МБР, аэродромы стратегической авиации с находящимися на них самолетами, элементы систем управления стратегическими ядерными силами, ПРН и ПРО. Исключение составляют только боевые железнодорожные ракетные комплексы благодаря скрытности и подвижности, но их в России пока нет. Поэтому положение о «красной линии» надо распространять и на другие компоненты СЯС. Оно должно быть вписано в Военную доктрину России.
Основанием для заключения о гибели подводной лодки может считаться невыход ее на плановый сеанс связи два-три раза. С установлением потери первого же ракетоносца Россия должна заявить о решимости применить ЯО, если противолодочные силы противника не будут выведены из районов нахождения наших РПКСН, и продемонстрировать эту решимость демонстративным ядерным ударом по пустынным районам, например областям вблизи Северного полюса. Если США не отреагируют на этот шаг (что весьма маловероятно), Россия должна быть готова к нанесению полноценного упреждающего удара. Если же противник выведет свои противолодочные силы, угроза гибели наших РПКСН будет в основном устранена.
Автор: Константин Сивков

Отредактировано AnTONIo! (2017-05-11 00:57:25)

0

116

США победят Россию: война будет «маленькой»

https://topwar.ru/uploads/posts/2017-05/thumbs/1494556263_15038063844_99e3433bbc_k.jpg

Эксперты считают, что военное техническое превосходство находится на стороне вооружённых сил США. Поэтому в случае войны с русскими американцы победят. Китайцев американцы победят тоже. Другие аналитики запросто рассуждают о «маленькой победоносной» войне. Третьи первым двум возражают: мол, у Кремля найдётся чем ответить.

Кто бы победил в войне, если бы «прямо сейчас» столкнулись Россия, Китай и Америка?
Как считает Логан Най, чья статья вышла в «The Business Insider» , самыми могущественными в военном отношении являются США.
По мнению автора, военная сила складываются из четырёх основных компонент.

1. Истребители-невидимки.
ВВС США в настоящее время имеют стелс-самолёт пятого поколения. Однако тут есть проблемы. В распоряжении ВВС есть всего 187 истребителей F-22, а новенький F-35 столкнулся с рядом трудностей, и даже высокотехнологичный шлем пилота до сих пор не могут довести до ума. А тем временем китайцы и русские строят свои самолёты. Пекин строит четыре модели: J-31, J-22, J-23 и J-25 (последние на уровне слухов). Россия работает над одним истребителем — Т-50 (иначе ПАК ФА), истребитель-невидимка, имеющий возможности, которые некоторые эксперты ставят в один ряд с возможностями F-22. Этот Т-50, скорее всего, войдёт в строй в конце 2016 года или в начале 2017-го.
И кто тут самый-самый? Автор считает, что это «всё равно» F-22. Причина ясна: F-35 пока имеет проблемы, а китайские и российский небесные соперники F-22 скорее абстракция, нежели реальность.

2. Танки.
В 1980 году армия США приняла на вооружение первые М-1 «Абрамс». С тех пор танк был существенно модернизирован, в т. ч. по броне, трансмиссии и системам вооружения. По сути, это новинка со 120-миллиметровой основной пушкой, великолепной электроникой, конфигурацией брони и пр.
Российский Т-90. Россия разрабатывает сегодня прототип Т-14 на платформе «Armata», но сейчас Кремль рассчитывает на Т-90А. И этот танк до сих пор «удивляет»: один из таких танков «пережил прямой удар от ракеты TOW в Сирии».
Танк китайцев — «Тип-99», оснащённый 125-мм пушкой. Танк модернизирован реактивной бронёй и считается почти столь же живучим в бою, как и западные или российские танки.
Вероятный победитель? Тут, пожалуй, ничья. Однако у Америки больше танков и «лучшая история подготовки экипажей». И боевых навыков у США больше, чем у их соперников, уверен автор.

3. Надводные корабли.
ВМС США имеют крупнейший военный флот в мире. 10 полноценных авианосцев, 9 вертолетоносцев. Вместе с тем одних технических преимуществ и огромных размеров ВМФ может быть недостаточно для преодоления атаки китайских ракет или атак российских подводных лодок (в том случае, если бы американцам пришлось воевать во вражеских водах).
Что касается России, то запуск ею крылатых ракет «Калибр» по целям в Сирии показал, что Москва нашла способ для серьёзных атак даже со своих относительно небольших кораблей.
ВМФ Китая имеет сотни надводных кораблей с усовершенствованными ракетами и другим оружием.
Вероятный победитель: ВМС США. Американские силы по-прежнему «бесспорный мировой чемпион». Однако этот чемпион «понесёт большие потери, если надумает воевать с Китаем или Россией на их территории».

4. Подводные лодки.
ВМС США располагают 14 подводными лодками с баллистическими ракетами (совокупно 280 ядерных ракет), каждая из которых может уничтожить целый город противника, четыре подводные лодки со 154 крылатыми ракетами «Томагавк» и 54 атомными подводными лодками. Они оснащены технологически, хорошо вооружены и скрытны.
У России есть только 60 подводных лодок, но они очень маневренны. Российские атомные подводные лодки находятся на уровне или близки к западным аналогам. Россия работает над новым подводным оружием, в том числе ядерной торпедой.
Военно-морской флот Китая имеет всего пять атомных подводных лодок, 53 дизельные подводные лодки и четыре подводных лодки с ядерными баллистическими ракетами. Китайские субмарины легко отслеживать.
Вероятный победитель: подводный флот США здесь выигрывает, хоть разрыв со временем и сужается.
Итак, мнение заграничного автора очевидно: рулят и числом, и умением американцы, а посему о победе можно объявлять уже сейчас.

Примерно о том же пишет и автор украинский.
Военный эксперт Алексей Арестович в материале для «Апострофа» высказал следующую мысль: Москве пора занервничать, ведь Америке нужна «маленькая война».
Арестович отмечает, что американцы намерены повторить блеф системы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), рассчитывая одним выстрелом убить двух зайцев. Они желают заставить Россию и Китай, то есть своих противников, вступить в гонку вооружений — такую, какую оба государства не вытянут. Заодно они реально испытают свою ракетную систему (в материале упоминается тестовый запуск баллистической ракеты дальнего действия Minuteman III). Уровень технологий уже позволяет сбивать ракеты на баллистической кривой, отмечает эксперт, и у американцев это получается.

Такие пуски сильно щекочут нервы как противникам США, так и тем, кто имеет баллистические ракеты. Поскольку подымают вопросы эффективности ракетного щита, способности нанести упреждающий, ответный удар и так далее. Действия США связаны не только с северокорейским кризисом, но и являются предупреждением всем о том, что пришло время нервничать. Не хотите нервничать, тогда с нами нужно договариваться. США медленно, по миллиметру получают ещё большее превосходство даже над теми противниками, которые имеют ядерное оружие и могут производить баллистические ракеты. Еще 10 лет таких испытаний, и ракетная мощь России станет совсем не тем, что раньше о ней было принято говорить, и которую было принято бояться. Это же касается китайского, корейского, пакистанского, индийского ядерного потенциала.

По мнению украинского автора, Соединённым Штатам «нужна маленькая победоносная война». Лично Трампу она нужна для преодоления волны критики. И Белый дом сейчас решает, кого побить, считает эксперт. Испытания ракет, замечает он, являются не только плановыми тестами, но и актами политического воздействия «на мозги северокорейского, китайского, российского руководства».

Совсем иначе видит американскую, а заодно и натовскую мощь Харлан Уллман, в 2004-2016 гг. занимавший должность сотрудника главной консультативной группы верховного главнокомандующего НАТО в Европе, ныне ст. советник Атлантического совета в Вашингтоне.
В статье на сайте UPI он рассказывает о «чёрных дырах», которые изучают не физики. Есть ещё «стратегические чёрные дыры», и их происхождение куда более запутанное, чем у тех, которые «находятся в глубоком космосе».
НАТО придётся иметь дело с тремя такими дырами.
Первая чёрная дыра — из области стратегии. «Российское вмешательство в дела Украины и захват Крыма», отмечает автор, оказались пугающими. Участие России в Сирии поддержало «дьявольский режим Башара Асада». Россия стала намного более заметной также в Ливии и Персидском заливе.
А что НАТО? Альянс создавал в своё время стратегические концепции, необходимые после окончания холодной войны и распада Советского Союза. И сегодня ответы НАТО на действия России отражают мышление и концепции 20-го, а не 21-го века, уверен эксперт. Кстати, президент России Владимир Путин не намерен вступать в войну с НАТО, считает автор. Политика Кремля опирается на нечто большее, нежели просто тупая военная сила. Размещением же четырёх батальонов в странах Балтии и ротацией бригадной боевой группы в рамках НАТО Москва «не впечатлилась».
Эксперт полагает, что альянсу необходима новая стратегия для решения этих реальных проблем и для затыкания «второй чёрной дыры»: противодействия «активным мерам» России или тому, что некоторые аналитики называют «асимметричной войной».
Вот предложение эксперта: НАТО должна перейти к стратегии «защиты дикобразов», особенно для своих восточных членов. Основополагающая концепция: любая атака — это настолько плохо, что ни при каких обстоятельствах Москва даже не подумает использовать военную силу. Откуда взять это «настолько плохо»?
Тут нужны системы противотанковые ракеты Javelin, управляемые ракеты класса «земля — воздух» (Stinger и Patriot), и нужны они «в очень больших количествах». Использование тысяч дронов также сдержит любую попытку атаки, однако этот метод «слишком уж дорогостоящий». Вдобавок Харлан Уллман советует использовать живую силу в виде местных бойцов, которые могли бы вести «партизанскую и повстанческую войну». Но и этого недостаточно.
Российские «активные меры» включают кибератаки, пропаганду, дезинформацию, запугивание и политическое вмешательство, перечисляет автор. И НАТО пока мало что может противопоставить этим мерам. Стало быть, альянсу нужно срочно «приложить усилия для затыкания этой чёрной дыры».
Последняя чёрная дыра — закупка систем вооружений. Эти процессы слишком долгие, они неспособны идти в ногу с быстрым развитием технологий. И НАТО следует это учесть.
Сумеет ли альянс всё это реализовать? Ведь это «жизненно важные вопросы», и на них «зиждется будущее НАТО».
* * *

Пока одни эксперты и аналитики пророчат миру «маленькую войну», в которой США (видимо, даже без участия НАТО) разделаются в два счёта с некоторыми своими противниками (видимо, не КНДР, а кем-то помощнее), другие предостерегают: у НАТО — кругом дыры! Не залатав их, Запад может оказаться в проигравших. Альянс застрял в двадцатом веке, и умной политике Кремля он противостоять не может.

0

117

AnTONIo! написал(а):

Альянс застрял в двадцатом веке, и умной политике Кремля он противостоять не может.


Признание, что политика "умная" - чьё?   http://antclub.org/files/u463/s14.gif
А как же "тупой кЭгЭбист Путин" ? http://arcanumclub.ru/smiles/smile134.gif

Отредактировано OlgaNic (2017-05-12 17:07:27)

0

118

OlgaNic написал(а):

Признание, что политика "умная" - чьё?


Автора обзора

OlgaNic написал(а):

А как же "тупой кЭгЭбист Путин" ?


А это чье?

0

119

AnTONIo! написал(а):

Становится ясно: ядерная война рациональна и в ней при надлежащей подготовке и правильном выборе способа ведения можно победить, пусть даже с огромными потерями. Но и выигрыш колоссален – мировое господство.

- Мировое господство над радиоактивной пустыней (пусть даже не в планетарном масштабе, но на наиболее вкусных территориях точно ничего не останется) и ордами первобытных (уже во втором поколении) людей - сомнительный выигрыш.

0

120

tag: БП

Какой будет третья мировая

Писатели-фантасты — о возможном облике войны

Непрерывные кризисы, наблюдаемые по всему миру, заставляют думать о возможности нового глобального конфликта. Не рискуя прогнозировать это событие методами традиционной аналитики, «Лента.ру» привлекла к обсуждению темы людей, профессионально занимающихся описанием будущего: писателей-фантастов.

Мы предложили нескольким отечественным авторам один и тот же набор вопросов с целью получить срез мнений по проблеме. Свои ответы любезно прислали Сергей Лукьяненко, Кирилл Бенедиктов, а также Яна Боцман и Дмитрий Гордевский, работающие под общим псевдонимом Александр Зорич. Мы располагаем их в хронологическом порядке, в той очередности, в которой они были получены.

Дмитрий Гордевский, Яна Боцман

О вероятности войны

Дмитрий: Мне как писателю-фантасту очень хочется ответить, что зачинщиком мировой войны станут инопланетяне на больших черных звездолетах. Они, конечно же, для начала разрушат все мировые столицы, но потом НАТО, Россия и Китай объединятся и всех захватчиков убьют. После чего начнется технократическая утопия и терраформирование Марса. Но надо признать, что вероятность такого развития событий не очень высока.

Яна: А вот у других сценариев вероятность высокая. Если говорить о просто «большой войне», понимая ее как крупный региональный конфликт («демократии против КНДР», «демократии против Ирана», война между монархиями Залива, Индия против Пакистана, крестовый поход НАТО и России в Африку и тому подобное), то вероятность близка к 100 процентам. Если говорить о мировой войне, я бы дала процентов 60. Не факт, что эта мировая война будет соответствовать классическим представлениям о ней, то есть с использованием стратегического ядерного оружия.

Дмитрий: Кстати, я считаю, что угроза мировой войны твердо осознается и в РФ, и в КНР, и, возможно, уже в этом году будет все-таки заявлено о создании российско-китайского военно-политического союза.

О возможном участии России

Яна: От крупного регионального конфликта Россия может дистанцироваться, особенно от корейской темы. Но если мы говорим о мировой войне, то какая же мировая война без России?

Дмитрий: Вероятнее всего, как и в 1941-м, Россия будет обороняться от нападения извне. Которое почти наверняка будет согласовано с мятежом внутри.

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Дмитрий: Сегодня легко представить действия одной стороны (агрессора) против другой стороны в виде ползучей оккупации, возможно, даже одобренной формально правительством объекта агрессии. Ну, например, в каком-то регионе завелись «международные террористы», само правительство (или одно из правительств — то, которое признается агрессором как «законное») справиться с ними якобы не может и зовет «сильного партнера» на помощь. В принципе, примерно так выглядели многие эпизоды интервенции стран Антанты против России в 1918-1922 годах — то есть не скажешь, что технология принципиально новая. Другой вопрос, что применена она может быть на новом качественном уровне и использована вплоть до полного демонтажа того или иного крупного государства.

Яна: Мне кажется, у «демократий» просто обязаны существовать такие планы в отношении России и Китая. При этом масштаб боевых действий может быть очень серьезным, с использованием сотен самолетов и тысяч танков, может применяться ядерное оружие и тому подобное — но дискурсивное оформление будет без слова «война» вообще. «Стабилизационные действия», «посреднические усилия», «умиротворение» — в таком духе.

Дмитрий: Но самое любопытное, что возможна и абсолютно классическая тотальная война прямо из учебника для академии Генштаба 1980-х. Это связано с тем, что государственный аппарат и военно-мобилизационная машина сегодня в своих основах такие же, как сто лет назад. И в некоторых условиях самые хитроумные политики только и успеют что скомандовать «Машина, запускайся». А дальше все пойдет прямо как в атомных антиутопиях 1950-1960-х.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Дмитрий: Применение США в региональной войне тактического ЯО в ближайшие десять лет очень вероятно. Можно ожидать использования ядерного оружия в войне Индии с Пакистаном — уж не знаю, каким оно у них там формально считается — тактическим или стратегическим. Легко представить себе применение бомбы Израилем на Ближнем или Среднем Востоке. Полномасштабное применение стратегического ЯО США и РФ возможно только в «классической» третьей мировой войне, которая все-таки сравнительно маловероятна (не более 25 процентов в ближайшие 10 лет, на мой взгляд).

Яна: Что касается других видов ОМП, то кажется, что официально (то есть от лица правительства) они могут быть использованы только в русле применения ядерного оружия. Американцы в последние 15 лет устраивали вокруг химоружия такие истерики, что едва ли кто-то в здравом уме решится применять его пусть даже в очень крупном региональном конфликте.

О последствиях возможной войны в целом

Яна: Такое ощущение, что серьезно повлиять на мир сможет только «классическая» третья мировая война с полномасштабным применением стратегического ЯО. В этом случае экономическая и политическая роль США и традиционно развитых регионов Евразии будет качественно снижена, а исторический шанс получат Латинская Америка, арабы, индийцы.

Дмитрий: При этом, возможно, получим доколумбов мир, в котором Халифат и индийцы длительное время просуществуют в полной или почти полной изоляции от обеих Америк. Потом, конечно, неизбежна четвертая мировая война, в которой ключевую роль будут играть огромные армады дредноутов. Возможно — парусных или паровых. Когда новые конкистадоры под знаменами Пророка выйдут из Орана, а в Гибралтаре их встретят океанские мониторы Латинской империи, флотофилов постъядерной эпохи ждет невиданное и захватывающее зрелище!

Станет ли новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?

Дмитрий: Перед нами явно тот случай, когда с легкостью можно выдать диаметрально противоположные суждения. Выше, говоря о парусных дредноутах Халифата, я на самом деле одну точку зрения уже обозначил: техническая деградация.

Яна: Есть и такой сценарий, при котором третья мировая сама станет апофеозом и, так сказать, глобальным смотром принципиально новых технических возможностей. Это произойдет в том случае, если для ведения боевых действий с решительными целями против России или Китая будет принят вариант «Ой, это не мы, это сингулярность». Для этого вначале будут созданы армады различных боевых дронов и введена в действие полноценная глобальная ПРО. Затем формы действий армии роботов будут отработаны на каком-либо серьезном региональном противнике (например, на Иране). Затем в «Час Ч» вдруг внезапно некий Скайнет «сам начнет» боевые действия против России исключительно при помощи роботов.

Конечно, такой сценарий выходит за десятилетний горизонт, о котором мы вели беседу.

Сергей Лукьяненко

О вероятности войны

Я оцениваю вероятность «большой войны» достаточно высоко. К сожалению, в мире, во-первых, накопилось очень много противоречий самого разного плана, разрешение которых методом «большой войны» может быть воспринято как наиболее логичное.

Во-вторых, великие мировые державы (включая, но не исключая США, Россию, Китай, Германию, Британию etc.) утратили память об ужасах войны, которая была сдерживающим фактором всю вторую половину ХХ века.

В-третьих, появилось достаточно много сил, как государственных, так и анти- или квазигосударственных (в первую очередь — мировой терроризм), которые заинтересованы в глобальной войне как средстве достижения своих интересов и слома существующего миропорядка. Скорее всего, «большая война» будет следствием этих накопившихся противоречий, которые будут использованы заинтересованными силами при непротивлении великих держав, надеющихся воспользоваться ситуацией в свою пользу.

О возможном участии России

В той или иной форме, к сожалению, мы не можем не участвовать. Главное для нас, чтобы эта форма была максимально близка к участию США во Второй мировой — «на чужой территории, малой кровью, выглядя соблазнительным местом для бегства умов и капиталов».

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Я бы предложил термин «мозаичная война» или «мозаичность боевых действий». То есть вполне возможно, что будет полыхать две трети Европы или две трети Ближнего Востока — при этом в оставшихся незатронутыми анклавах будет идти вполне мирная и даже подчеркнуто благополучная жизнь. Повторюсь: наша задача как страны — быть одной из таких территорий, чтобы стать выгодоприобретателем послевоенного мира, как Швейцария или США во Вторую мировую.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Применение ОМП практически неизбежно, хотя бы на уровне «грязной бомбы», самодельных отравляющих веществ, разрушения стратегических объектов инфраструктуры (плотины, атомные электростанции, химические заводы). К сожалению, пока не дойдет до этого и человечество коллективно не ужаснется (при всей фальшивости такого прозрения), войну остановить будет нельзя. Причем останавливать ее, скорее всего, будут великие державы при помощи того же самого ОМП или ковровых бомбардировок.

О последствиях возможной войны в целом

Как ни странно, для цивилизации последствий особых не будет. Эта война вряд ли возвысит арабский мир или Юго-Восточную Азию в целом. Если дело не дойдет до глобальной войны, то лидеры не изменятся, а лишь поменяются местами в пределах первого десятка. Но будет прививка от войны на следующие полвека.

Станет ли возможная новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?

Разумеется, она станет толчком к развитию, в том числе и искусства, и науки, и техники, и даже философии. Ничего хорошего в этом нет, но человечество не умеет взрослеть иначе, кроме как через кризисы и смертоубийства. Разумеется, если дело не дойдет до глобальной ядерной войны. Тут уж выбора особого не будет: деградация, коренной слом существующей цивилизационной модели, полная смена лидеров. Впрочем, человечество уцелеет и в этом случае. Люди очень приспособляемые существа.

Кирилл Бенедиктов

О вероятности войны

К сожалению, вероятность «большой войны» в ближайшее десятилетие я расцениваю как высокую. Понятно, что давать такие прогнозы немножко нечестно — если вдруг войны не случится, всегда можно с легким сердцем сказать: «Ну вот, я ошибся, но как же я рад этому». Но я не уверен, что ситуацию вообще можно описывать в таких терминах. Ошибка здесь может быть только в сроках — через три года, пять лет, десять, пятнадцать или двадцать большая война все равно случится.

Произойдет это, во-первых, из-за возрастающей конкуренции за ресурсную базу — прежде всего за Арктику, а во-вторых, из-за возрастающего давления, которое испытывает условный Запад (в это понятие в данном случае входят и Россия, и Китай) со стороны исламского мира. Исламский терроризм родился не вчера, а по меньшей мере полвека назад, но сейчас он уже окреп и приобрел квазигосударственные формы. В каком-то смысле «большая война» уже идет — и не только в Сирии и Ираке, но и на улицах европейских городов, в России и США.

Если же говорить о мировой войне, то ее зачинщиками, скорее всего, станут все-таки традиционные государства, а не квазигосударственные образования. Рассуждать о том, какое именно государство решится на это, на мой взгляд, некорректно. Сейчас на планете имеется единственная сверхдержава, которая может взять на себя риск начала новой «большой войны», и нет оснований предполагать, что в ближайшие десять лет эта ситуация изменится. Проблема не в том, кто именно начнет войну, а в том, будут ли события развиваться по заранее намеченному плану или же выйдут из-под контроля, вызвав «эффект домино».

Из глобальных сценариев наиболее опасным представляется возможный конфликт между США и Китаем, предпосылки которого заложены уже сейчас: размещением на территории Южной Кореи американских систем ПРО THAAD, долгоиграющим конфликтом вокруг островов Спратли (в котором США формально участия не принимают), вокруг островов Дяоюйдао (Сенкаку) в Восточно-Китайском море и, главное, вокруг искусственных островов, создаваемых Китаем в Южно-Китайском море. Эти острова созданы путем увеличения территории рифов и небольших островов — и не потому, что Китаю не хватает земли, как иногда думают. Вокруг каждого искусственного острова — территориальные воды (12 миль) и 200-мильная исключительная экономическая зона. Согласно Конвенции ООН о судоходстве — по крайней мере, в ее китайской трактовке — в 200-мильной зоне невозможно свободное перемещение флотов иностранных государств. Хитрый Китай разместил эти искусственные острова таким образом, что соблюдение буквы Конвенции лишит флоты США возможности свободно перемещаться между Индийским и Тихим океаном по прямой, они вынуждены будут идти через Австралию.

США как талассократия, то есть держава, могущество которой держится прежде всего на океанских флотах, вряд ли согласится с подобным ограничением своих возможностей. Отсюда, собственно, растут ноги у концепции «тихоокеанского сдерживания Китая», взятого на вооружение Вашингтоном еще в те времена, когда госсекретарем была госпожа Клинтон. Вряд ли Китай рассматривает сценарий войны с США как желательный, но для него защита этих островов — дело не только экономического престижа, но и геополитического выживания. И если где-нибудь в Южно-Китайском море произойдет широкомасштабное столкновение ВМФ США и Китая, совсем не исключено, что это приведет к третьей мировой войне.

Еще один сценарий, о котором нельзя не сказать, — это удар по иранским ядерным объектам, нанесенный либо совместно ВВС Израиля и США, либо только ВВС Израиля при дипломатической поддержке Вашингтона. Этот сценарий был весьма вероятен во второй президентский срок Буша-младшего, затем вроде бы перестал быть актуальным в связи с «иранской разрядкой» при Обаме, но теперь, к сожалению, вновь становится рабочим в силу крайне отрицательного отношения Дональда Трампа к Ирану и его ядерной программе. Однако у России есть все шансы использовать свое политическое влияние для предотвращения подобного сценария.

О возможном участии России

Если это будет просто «большая война» — скажем, война на Корейском полуострове, пусть даже и с применением ядерного оружия, то искренне надеюсь, что России удастся ограничиться ролью посредника-миротворца. Сумел же Владимир Путин отказаться от весьма настойчивого предложения Джорджа Буша-младшего примкнуть к коалиции во время второй войны в Заливе (2003). Если же война примет глобальные масштабы, отсидеться не удастся никому.

До победы на выборах в США Дональда Трампа риск возникновения нового глобального конфликта на европейском ТВД был достаточно велик — во всяком случае, реален. Намеренно нагнеталась напряженность на всем протяжении Балто-Черноморской дуги, где — в самом мягком подбрюшье России — уже три года гниет и нарывает марионеточное образование «Украина». Рассматривались силовые сценарии отторжения у России Калининградского анклава.

Однако те игроки, которые были готовы разыграть военную карту, потерпели поражение (возможно, временное), а нынешняя администрация не слишком заинтересована в расходовании немалых средств на дестабилизацию обстановки вдоль западных границ России. Поэтому — по крайней мере, на ближайшие четыре года — Россия может вздохнуть спокойно. А лучше всего — использовать предоставленную передышку для дальнейшего наращивания своего военного и экономического потенциала, потому что рано или поздно, повторю, глобальной войны человечеству не избежать.

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Ни одна из войн нынешнего столетия не была похожа на войны XX века. Чем дальше в будущее, тем менее привычными будут формы, которые принимает война, хотя ее суть, цели и задачи останутся неизменными: разгромить противника, уничтожить его военный потенциал, взять под контроль его ресурсную базу, навязать противнику свою волю. В случае с США стоит добавить еще важную мотивацию: сохранение доминирующего положения в мире.

Локальные войны и дальше будут вестись в основном чужими руками, «пушечным мясом», как это происходит сейчас в Донбассе или в Сирии. Вмешательство великих держав будет в основном точечным, при этом от прямого столкновения они будут по возможности уклоняться. Что же касается «большой войны», то это будет война крылатых ракет и беспилотников. Лет через десять новым театром военных действий может стать околоземное пространство, а целью будут группировки спутников, обеспечивающих навигацию, связь и интернет. В конце прошлого года Илон Маск подал в Федеральную комиссию по связи США заявку на реализацию проекта, предусматривающего отправку в космос 4,5 тысяч КА весом 386 килограммов. Эксплуатация этой группировки спутников позволит каждому жителю Земли пользоваться интернетом на скорости до 1 Гб/сек., поэтому вывод такой группировки из строя будет означать своего рода «отключение электричества» в целых регионах планеты.

Война в Арктике будет, скорее всего, вестись силами небольших групп войск специального назначения, в ряде случаев без опознавательных знаков — нечто вроде пресловутых «зеленых человечков». В силу особенностей ТВД, где достаточно рейда группы спецназа для уничтожения локализованной базы противника, такие группы могут выполнять поставленные задачи и растворяться в «белом безмолвии», не оставляя следов и делая невозможным выдвижение претензий какой-либо определенной стороне.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Теоретически никаких препятствий для этого не существует, но точно так же не существует препятствий для использования «грязных бомб», которые, как утверждается, могут быть собраны едва ли не в гараже и доступны продвинутым террористам, — а ни одного подобного теракта за время существования ядерной программы, слава богу, не произошло. Применение ЯО возможно в крайнем случае, когда режим, обладающий таким оружием, решится выложить «последний довод королей», понимая, что терять ему больше нечего.

Может быть, на это способен Ким Чен Ын, хотя он и не производит впечатление мрачного маньяка а-ля Гитлер или Пол Пот, стремящегося захватить с собой в ад как можно больше людей. Кроме того, как раз Ким Чен Ын вполне может обойтись и без ЯО: его артиллерии, расположенной вдоль демаркационной линии Север-Юг, достаточно, чтобы стереть с лица земли Сеул со всеми его 25 миллионами жителей. И в США это хорошо понимают — неслучайно как раз в эти дни происходит передислокация расквартированной в Сеуле 8-й армии США в Пхёнтхэк — это в 70 километрах южнее столицы.

Использование СЯО в крупномасштабном военном конфликте с большой долей вероятности будет означать конец цивилизации в том виде, в котором мы ее знаем. Именно поэтому СЯО должно рассматриваться не как оружие, а скорее как «великий умиротворитель». Что касается других ОМП, то, судя по попыткам их использования в Сирии и Афганистане, они не выдерживают сравнения с ядерным оружием, и делать на них ставку в глобальной войне нерационально. Хуже всего сценарий, при котором ТЯО попадет в руки таких врагов западной цивилизации, как ИГИЛ. В этом случае события могут принять неконтролируемый характер.

О последствиях возможной войны в целом

Большая война неизбежно окажет влияние на мировую экономику, которая, по мнению многих экспертов, находится в тупике и исчерпала весь заложенный в ней потенциал развития. Вторая мировая война на излете породила Бреттон-Вудскую систему, конец холодной войны ознаменовался Вашингтонским консенсусом. Третья мировая почти наверняка приведет к реорганизации мировой торговли и финансовых рынков, но как будет называться эта новая система, никто сейчас не предскажет. Возможно, Пекинское соглашение.

Станет ли новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?
Это зависит от того, будет ли использоваться в третьей мировой СЯО или же она будет вестись обычными (или необычными, но неядерными) средствами. В первом случае нас ждут новые Темные века, во втором — резкий прорыв в будущее, сравнимый, возможно, с технологическим рывком 1944-1969 годов.

Верно, что войны вообще дают мощный толчок развитию технологий. Еще Гераклит в VI веке до нашей эры постулировал: «Война — отец всего и царь всех; война общепринята, вражда есть закон, и все возникает через вражду». Космическая гонка СССР и США, в результате которой СССР первым запустил человека в космос, а американцы первыми высадились на Луне, была непосредственным порождением холодной войны и своего рода спектаклем, целью которого было показать вероятному противнику, что он беззащитен от удара из космоса.

Интересно, что в начале 1980-х, когда Рейган дал старт программе «Звездных войн» (СОИ), в Советский Союз приезжали хорошо информированные американцы, пытавшиеся донести до руководства СССР истинные цели этой программы: развитие новых технологий, в частности, лазерной сварки металлов в вакууме. Если отбросить всю идеологически-пропагандистскую чепуху, окружавшую программу СОИ, ее можно было бы превратить в площадку для совместной разработки нового технологического уклада с производственными мощностями на орбите, тем более что технология лазерной сварки изначально основывалась на разработках советских ученых. К сожалению, по целому ряду причин это не было сделано. Пропаганда победила здравый смысл.

***

Комментарий Ильи Крамника: О близости войны вообще говорить трудно: мало кто способен сохранить трезвость мышления, рассуждая на подобные темы. Но один из самых надежных признаков вероятности войны исторически заключается в том, что ее начинают, во-первых, обсуждать, а во-вторых, считать допустимой. К сожалению, в лексике политиков крупных держав и то, и другое в последние несколько лет встречается все чаще.

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » Конспирология