Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?-2


Что нынче почитать можно?-2

Сообщений 361 страница 380 из 418

361

Анонс: Таде Томпсон — Роузуотер

«Издательство «АСТ»

В сентябре в серии "Звезды научной фантастики" выйдет роман Таде Томпсона "Роузуотер", который совсем недавно получил премию Артура Кларка и был номинирован ещё на полдюжины жанровых премий, включая премию Британской ассоциации научной фантастики и мемориальную премию Джона Кэмпбелла.

2066 год, Нигерия. Роузуотер – город, построенный вокруг Звезды Полынь. Такое прозвище получил огромный инопланетный объект, доступ к которому преграждает биокупол, непроницаемый для человеческих технологий. Его прибытие изменило Землю: в воздухе теперь парят ксеноспоры, человечество начинает меняться, а США стали закрытой зоной, уйдя в полную изоляцию. В Роузуотере собираются ученые, военные и представители почти всех стран мира, а также отчаявшиеся и смертельно больные люди. Кто-то из них хочет заглянуть за непреодолимую стену. Кто-то жаждет исцеления, ведь Полынь способна вылечить любую болезнь на свете и даже оживить мертвых. Все ждут, что иная жизнь, наконец, ответит на многочисленные вопросы людей. Но она молчит.

Кааро – правительственный агент с криминальным прошлым. Он – последний человек, который был внутри биокупола, и возвращаться туда не желает. Но когда что-то начинает убивать таких же агентов, как он, Кааро придется лицом к лицу столкнуться с собственной мрачной историей и понять, что контакт с внеземным разумом может произойти вне зависимости от того, хотим мы того или нет.

Из отзывов на роман:

«Роузуотер» — это блестящая научная фантастика, роман, находящийся на переднем краю современного развития жанра.
Адам Робертс, The Guardian

Впечатляющий, знаковый роман, прекрасно написанный, мрачный, тревожный и полный оригинальных идей.
Адриан Чайковски, лауреат премии Артура Ч. Кларка

Это не традиционная история о жадных инопланетянах, нет, «Роузуотер», это роман о трансформации и метаморфозе, один из самых глубоких и изобретательных текстов об инопланетном вторжении, вышедших за последние десятилетия.
Locus

Идеальный роман для поклонников «Нейроманта» Уильяма Гибсона, эта непредсказуемая, неожиданная книга исследует проблему хрупкости разума и того, как память конструирует нашу личность.
BookPage

0

362

1 августа 2016 г.

УМЕР ФАЗИЛЬ И СУХУМИ С НИМ

Пишут, что умер писатель Фазиль Искандер.

Во-первых, я хочу принести свои соболезнования семье покойного.

Во-вторых, вкратце - потому что я очень любил творчество покойного - вкратце поговорить о нем.

Фазиль Искандер - редкий случай порядочного человека от нацменов, которого сделали "писателем" в СССР по разнарядке. Разнарядка была простой - от каждого аула нужен великий акын.

...

Система была государственной. В результате, национальные окраины СССР ВЗОРВАЛИСЬ качественной прозой. Что значит качественной? Это значит - не хуже, чем в переводах западной литературы в издательстве "Литаретара шы арта" МССР. Не думайте смеяться. Дело в том, что МССР была, по задумке кремлевсих вампиров, витриной СССР на Западе. Писателя Гэмингуэя заказывали в Кишиневе. Вот такая черта оседлости:-)

Этот взрыв обернулся творческим процветанием "писателей" вроде Иона Друцэ, которые по сей день живут в Москве, будучи награжденными орденом Святого Владимира 3 степени на концерте памяти 75-летия МВД, и которые рожали в СССР каждые 4-5 лет приличную книгу. Ну, как приличную. По меркам СССР.

...

Забавно, что в 1991 все это национальное разнообразие как ОТРЕЗАЛО.
В чем причина?
Если бы я был русским дураком, живущим в Великой Стране, победившей Зло и ведомой хитрым планом Путина, я бы сказал - "все дело в том что люди, живущие в великой стране, не смогли больше твори..."

Но так как я живу на бездуховном Западе и стал бихевиористом - я вроде червя, мышление мое очень простое, где кормят, туда и ползешь, - то стараюсь находить простейшие объяснения.

...

Причина молчания Искандера, Друцэ, Айтматова и пр. титанов СССР - отсутствие качественного перевода их трудов на русский язык, который в СССР спонсировался из казны.

Они не были великими писателями. У них были великие переводчики (редакторы).

Я даже не буду пытаться понять, хороши были их труды в оригинале (даже если они были написаны на "русском" - то есть, на языке авторов, которые думают, что пишут на русском). Я просто хочу признать великое мужество Искандера, который перестал писать после 1991 года. Он, совершенно очевидно, понял, что переводить - в виде редактуры - его больше не будут - и замолк.

Это великий поступок.

Многие ищут в этом хитрованство. Мол, понял, что больше не выгорит, и умолк. Но это не тот масштаб личности. Думаю, Искандер пытался таким образом сохранить свое место в вечности.

0

363

Ким Стэнли Робинсон «Нью-Йорк 2140»

float:leftКогда в 2140 году из-за таяния ледников поднялся уровень мирового океана, многие прибрежные города оказались затоплены — полностью или частично. Не миновала эта участь и Нью-Йорк: улицы мегаполиса превратились в каналы, а небоскребы — в острова. Один из таких островов — высотка на Мэдисон-сквер, где живут две тысячи человек. И некоторые из них — торговец, полицейский, звезда интернета, менеджер здания и двое беспризорников — оказываются втянуты в историю…

Что нас ждёт: один из лучших романов известного американского фантаста, не похожий на типичную постапокалиптику о мире после катастрофы. Затопленный Нью-Йорк — довольно симпатичный город, где площади и улицы заполнены катерами и яхтами, люди передвигаются между домами по крытым мостикам, а в небесах парят летающие деревни.

0

364

Марта Уэллс «Отказ всех систем»

float:leftНа далекой планете команда ученых проводит исследования под охраной мыслящего андроида. Однако случился сбой, андроид взломал свой модуль управления и почувствовал себя свободным. Он назвал себя Киллерботом и нашел смысл жизни в просмотре фильмов и сериалов. Однако, когда людям и их миссии грозит серьезная опасность, Киллерботу надо решить, стоит ли выйти из зоны комфорта…

Что нас ждёт: первые две части детективной НФ «Дневники Киллербота». Начальная повесть получила премии «Небьюла», «Хьюго» и «Локус».

0

365

Стивен Бакстер «Война миров 2. Гибель человечества»

float:leftПосле провалившегося вторжения марсиан на Землю прошло полтора десятка лет. Благодаря технологиям, добытым из машин захватчиков, человечеству удалось существенно продвинуться вперед. Поэтому, когда стало известно, что с Марса вновь стартовали космические корабли, люди не испытали особого беспокойства — ведь марсиане уязвимы для земных бактерий, а человеческие армии теперь вооружены не хуже пришельцев. Но люди были излишне самонадеянны, не подумав о том, что марсиане тоже учли прошлые ошибки…

Что нас ждёт: своеобразное продолжение «Войны миров» Уэллса, где человечество вновь оказалось на грани уничтожения.

0

366

Джеймс Лавгроув, Нэнси Холдер «Чёртов герой»

Мэл Рейнольдс, капитан звездолёта «Серенити», и его неизменная команда странствуют по Галактике, берясь за самую опасную работу. Однажды Мэл попадает в передрягу, связанную с его прошлым — с теми временами, когда он был солдатом повстанческой армии. И только помощь верных друзей может спасти капитана от гибели…

Что нас ждёт: первый роман трилогии, которая официально продолжает события культового сериала «Светлячок». Трилогия написана под контролем создателя сериала Джосса Уидона.

https://cdn.eksmo.ru/v2/ITD000000000964041/COVER/cover1__w600.jpg

0

367

http://sd.uploads.ru/Z9fpT.png

0

368

Дэвид Пэдрейра «Пороховая Луна»

float:leftВ отличие от Хайнлайна, назвавшего Луну неприветливой хозяйкой, Дэкерт, главный герой романа "Пороховая Луна" Дэвида Пэдрейры, считает ее пустыней, перешедшей всякие границы. Смерть поджидает здесь людей на каждом шагу. Радиация от солнечных вспышек, постоянная угроза декомпрессии, вездесущая и выводящая из строя технику лунная пыль и даже крохотный риск попадания микрометеорита. В такой обстановке во главу угла встают внимательность к безопасности, взаимовыручка и осторожность. Однако бизнесмены в Управлении требуют увеличения прибылей, поэтому вся система работает на износ — связь сбоит, движки транспортеров барахлят, оборудование стареет, а во главу угла уже встают объемы выработки. Если бросить в эту пороховую бочку пылающую искру трагического инцидента с политическим запашком, то взрыв окажется неизбежен.

В конце 2058 года всплытие триллионов тонн метана на поверхность океана спровоцировало Термический максимум, череду климатических катастроф, достигших Библейского масштаба, от суперураганов и пожаров до пандемий и экстремистов. Однако в то же время это стало мощным стимулом для уцелевшей части человечества отбросить недоверие и враждебность, чтобы сократить выбросы парниковых газов и сообща найти выход из туннеля, ведущего в дикость и хаос. Спасением стали термоядерные реакторы, которым в больших количествах потребовался гелий-3. И балансируя на грани упадка, человечество взялось за освоение Луны. Увы, энтузиасты и труженики, героически работавшие на поверхности земного спутника, даже не подозревали, что едва мировая экономика начнет выходить из кризиса, так немедленно начнется новый виток геополитического противостояния, которое все разрастающимся снежным комом докатится и до Луны.

Тема освоения Луны в фантастике встречается регулярно. Не то чтобы "Пороховая Луна" Пэдрейры стояла на плечах гигантов, но она очевидным образом тесно перекликается с собратьями по НФ. С "Артемидой" Энди Вейера "Пороховую луну" роднит внимание к техническим деталям, подробные описания регламентов и внимание к мелочам. Однако Пэдрейра почти обошелся без вульгарного юмора, инженерных приколов у него меньше, а бывший десантник и военный пилот, командир станции "Море Ясности 1" Дэкерт гораздо взрослее и серьезнее, чем импульсивная Джазмин у Вейера. Неоднократно сам автор делает уважительный поклон Роберту Хайнлайну. Также у романа Пэдрейры много общего с циклом Пола Макоули "Тихая война" — оба любят описывать инопланетные пейзажи, недолюбливают политику и верят, что люди не должны нести в космическое пространство грязь земных раздоров, лицемерия и ненависти. Что же до упрямого идеализма Дэкерта, то этим он сильно напоминает Джима Холдена из "Пространства" Джеймса Кори, но в отличие от него Дэкерт умеет отступать. Или делать вид, что отступился.

Как бывший репортер, Дэвид Пэдрейра трезво и прагматично смотрит на жизнь. В соревновании сверхдержав у обеих сторон руки по локоть в грязи, а то и в крови. Однако в фокусе внимания оказывается пытающаяся выжить между двух огней команда станции "Море Ясности-1" и ее командир Дэкерт, который однажды уже потерял почти всех подчиненных, когда сражался в долинах Ливана. Теперь он готов на все, чтобы защитить ставших близкими людей: работяг и энтузиастов, романтиков и экстремалов. В целом, у Пэдрейры получилась добротная производственно-психологическая фантастика, в которой нашлось место и будням освоения земного спутника, и плавно нагнетаемому ознобу триллера, и политике высоких эшелонов, и даже военному космобоевику.

Итог: суровая лунная фантастика ближнего прицела про обычных людей.

0

369

Лори

«Сестра Ллойда Сандерленда, полгода назад потерявшего жену, с которой он прожил без малого сорок лет, приехала к брату из Бока-Ратона в Кайман-Ки и привезла ему темно-серого щенка. Сказала, что это метис. Помесь бордер-колли и муди. Ллойд не знал, что это за порода муди, да и не хотел знать…»

https://be2.aldebaran.ru/static/bookimages/47/10/03/47100387.bin.dir/47100387.cover.jpg

0

370

Пригласи меня войти

1924 год Женщина с даром предвидения становится объектом травли местных жителей. Они называют ее ведьмой и устраивают самосуд, приговаривая к повешению. Ее юная дочь Джейн успевает спрятаться в последний момент.Наши дни Супруги Нат и Элен решают построить себе дом в Вермонте. Но участок земли, который они приобрели, даже век спустя страшит местных из-за слухов о сокровище, зарытом на болоте и охраняемом призраком убитой ведьмы. Местная девочка-подросток Олив уверена, что сокровище существует. Она говорит Нат и Элен, что ее мать исчезла год назад из-за ведьмы. Супруги невольно к ней прислушиваются, когда у них начинают пропадать вещи, на болотах им видятся странные тени, и пару раз их даже будто хотят убить…

https://7books.ru/wp-content/uploads/2019/08/Priglasi-menya-voyti43266039-600x923.jpg

Отредактировано Татьяна Д (2019-08-11 10:55:59)

0

371

Оба тома книги Джорджа Мартина о правлении Дома Таргариенов "Пламя и Кровь" давно вышел официально на русском языке.

Тем не менее, переводчики с сайта 7Kingdoms, по традиции, решили перевести оригинальную летопись самостоятельно. Тем, кто еще не читал "Пламя и Кровь", рекомендуем!

https://sun9-26.userapi.com/c7007/v7007320/44765/Nq2cthQUw2c.jpg

Здесь

0

372

"Нельзя отрицать того, как много сделали американцы и англичане для фантастики. Но, с другой стороны, американский читатель намного глупее славянина. Его можно кормить дерьмом. А поляка, чеха, русского и украинца нельзя."

(c) Сапковский

https://sun3-12.userapi.com/c854528/v854528674/c80d1/nc7-nnHHFbU.jpg

0

373

Василий Владимирский

Прочитал "Отказ всех систем" Марты Уэллс. Текст легкий, увлекательный, герой, депрессивный робот-мизантроп, обаяшка, написано строго функциональным языком, то есть никак: прочитал, посмеялся, выкинул. Повесть удостоена премии "Небьюла", которая раньше вручалась за литературно-художественные достижения сообществом писателей-фантастов - по ходу, и "Небьюла" уже не торт.

0

374

Муки творчества. Олег Дивов пишет новую книгу!

Oleg Divov

Главная проблема с текущей книгой: если это, извините за выражение, произведение искусства, взять и слегка разбавить русским матом (сдержанно, по слову на абзац, в четко просчитанных местах), то сразу идеально передается физическое состояние героя и его отношение к тому, что он видит вокруг. Соответственно, оживает и пейзаж, который я пока что без "твою мать" описываю через силу. Ну и обстановка в целом, которую тоже цензурными словами обозначить трудно... а нецензурными, сука, просто песня! И легко ведь, легко, прямо чувствуешь, как текст мог бы весело бежать из-под пальцев тысячами и тысячами знаков... Но нельзя.

В первый раз с такой хуйнёй сталкиваюсь. Извините.
Угораздило же загнать Леху Филимонова в такую жопу.
Да еще и местным самогоном его угостить.
Герою нехорошо, мне тоже.

Upd. Предвидя комменты типа "А напиши сначала матом, потом исправишь!" или "Даешь нецензурную версию для взрослых!", объясняю: а давайте вы за одну зарплату два раза поработаете. Нет уж. Герой страдает - и я вместе с ним.

Такие дела.

0

375

"Мир фантастики" выложил обзор "200-т главных фантастических произведений". Из всего списка хорошо, если прочитал 1/6 часть. И ещё много чего есть почитать вкусного...

Прочитал эту аннотацию:

Дэвид Брин

цикл «Возвышение»

Один из краеугольных камней «новой космооперы», где автор объединил идеи серьёзной НФ с авантюрным сюжетом. Брин поведал о Вселенной, в которой человечеству уготована роль «бедного родственника» среди чужих могущественных рас. Однако земляне не согласны с такой ролью и ведут борьбу за место в межгалактическом Сообществе.

...и такой - упс! - где-то мы такую концепцию уже видели. Осталось выяснить, что было раньше - "Звёзды - холодные игрушки" или "Возвышение" Брина?

Выяснил, Брин первый роман цикла написал еще в 1980-м году, Лукьяненко лет на двадцать позже. И о чём это нам говорит? Может о чём-то говорит, а может и нет. Идеи-то в воздусях, так сказать, витают! Без сарказма сейчас сказал.

0

376

Абгемахт написал(а):

Выяснил, Брин первый роман цикла написал еще в 1980-м году, Лукьяненко лет на двадцать позже. И о чём это нам говорит? Может о чём-то говорит, а может и нет. Идеи-то в воздусях, так сказать, витают! Без сарказма сейчас сказал.


Лукьяненко, в общем-то, всю дорогу тем и занимался, что по-новому выворачивал известные сюжеты и обыгрывал клише  http://arcanumclub.ru/smiles/smile44.gif

В тех же "Звёзда - холодных игрушках" и "Звёздной Тени" заочная полемика со Стругацкими чего стоит.

У Брина же человечество уже неплохо освоило космос, а у Лукьяненко буквально вот такое вот, как сейчас. И акцент у СЛ на действиях отдельных людей и представителей ещё пар-тройки Младших рас, а так же на вариантах развития "человекоподобных" цивилизаций. Техника, технологии и Старшие расы где-то на фоне или как средство.

0

377

Kovshanov написал(а):

У Брина же человечество уже неплохо освоило космос


Наверное, скоро примусь, уж шибко завлекательно!

Сюжет

Действие цикла происходит в будущем. Человечество вышло в космос, произошёл контакт с другими цивилизациями. Выяснилось, что во Вселенной разумная жизнь была «засеяна» некой сверхцивилизацией Прародителей. Сами Прародители после своих трудов куда-то исчезли, но остались расы-патроны (англ. Patron Lines). Они помогают другим разумным расам развиваться по цивилизационной лестнице, используя их в качестве клиентов. Этот процесс называется «Возвышение» (англ. Uplift), оно составляет план Прародителей, причём он приобрёл статус галактического закона, отступления от которого не допускаются.

В то время, когда люди вышли в космос, таких рас-патронов насчитывалось пять — по одной в каждой галактике. Они представляют собой наиболее могущественные и старые расы, которые в своё время были возвышены другими, давно исчезнувшими расами-наставниками с помощью генной инженерии. Вокруг каждой образован союз, во главе каждого стоит Патрон, а возвышенные им расы находятся в подчинённом положении Клиентов.

Особенностью людей является отсутствие у них Патрона. Кроме того, люди смогли самостоятельно возвысить две расы на Земле — шимпанзе и дельфинов, причём шимпанзе сами тайно стали возвышать другие расы обезьян. Положение людей вызывает у других рас зависть, и когда корабль землян случайно обнаружил брошенный флот Прародителей, разразилась война за обладание информацией о флоте — Патроны подозревали, что он является ключом к местонахождению полумифических Прародителей. Людям, дельфинам и шимпанзе, а также их немногочисленным союзникам в галактике, предстоит отстоять своё место в Сообществе Пяти Галактик.

Тем более Аплифт. А это мой самый любимый подвид транса в музыке. Не иначе ЗнакЪ!

0

378

Абгемахт написал(а):

Наверное, скоро примусь, уж шибко завлекательно!


Ты только учитывай, что первая книга цикла - это дебютный роман молодого (30-летнего на момент издания) талантливого автора :)

0

379

Kovshanov написал(а):

Ты только учитывай, что первая книга цикла - это дебютный роман молодого (30-летнего на момент издания) талантливого автора


Ну то такое!..

Мы знаем примеры, когда писатели и моложе давали всем прочим воскурить!

0

380

Мертвые ждут, когда явится студент-медик

Фрагмент из книги Атула Гаванде «Тяжелый случай. Записки хирурга»

Атул Гаванде — известный американский хирург и автор научно-популярных книг. В издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит его работа «Тяжелый случай». «Горький» публикует фрагмент из нее.

Ваш пациент умер. Собрались родственники. Последнее, о чем вы должны спросить, — аутопсия. Как вы намерены это сделать? Можно спросить как бы между прочим, словно это самая обычная вещь в мире: «Ну что, вскрытие делаем?» Можно твердо, голосом сержанта Джо Фрайдея: «Если у вас нет категорических возражений, мэм, мы должны провести аутопсию». Или подчеркнуто отстраненно: «Прошу прощения, но я обязан задать этот вопрос. Хотите ли вы, чтобы было сделано вскрытие?»

Единственное, что недопустимо в наше время, — это недомолвки. У меня была 80-летняя пациентка, решившая перестать водить автомобиль и сбитая автомобилем — за рулем которого сидел еще более престарелый водитель — по дороге на автобусную остановку. Она получила вдавленный перелом черепа и церебральное кровотечение и, несмотря на операцию, через несколько дней скончалась. Весенним днем, после того как пострадавшая испустила последний вздох, я стоял и скорбел у ее кровати рядом с рыдающими родственниками. Затем, со всей возможной деликатностью, избегая того самого ужасного слова, сказал: «Если вы не против, мы хотели бы провести обследование, чтобы убедиться в причине смерти».

«Вскрытие?» — в ужасе спросил племянник, посмотрев на меня, словно на падальщика, нацелившегося на тело тетушки. — Разве она мало перенесла?»

Свернутый текст

Сегодня аутопсия пребывает в плачевном состоянии. Поколение назад это была обыденность, теперь уже редкость. Люди никогда не примирятся с мыслью о том, что их тело выпотрошат после смерти. Даже хирург не может избавиться от ощущения насилия над умершим.

Недавно я присутствовал при вскрытии 38-летней женщины, которую лечил, умершей после долгой борьбы с болезнью сердца. Прозекторская находилась в полуподвальном этаже, после прачечной и погрузочной, за металлической дверью без обозначений. Это было помещение с высоким потолком, облезающей со стен краской и коричневым кафельным полом с уклоном к центральному сливному отверстию. На высоком длинном столе стояли бунзеновская горелка и старомодные подвесные весы с большой шкалой, красной стрелкой и лотком снизу для взвешивания внутренних органов. На стеллажах вокруг были выставлены части головного мозга, кишечник и другие органы, залитые формалином в герметичных пластиковых контейнерах. Это место выглядело запущенным, убогим, несовременным. На расшатанной каталке в углу распростерлась моя пациентка, совершенно голая. Патологоанатомическая бригада только что приступила к работе.

Хирургические процедуры бывают жуткими, но вскрытие в чем-то еще хуже. Даже в самых устрашающих операциях — пересадках кожи, ампутациях — хирурги сохраняют элемент деликатности и эстетичности в своей работе. Мы знаем, что в телах, которые режем, пульсирует жизнь, что это люди, которые снова очнутся. В прозекторской, когда личность ушла и осталась только оболочка, деликатности не встретишь, и разница очевидна в мельчайших деталях, например уже в том, как тело перемещают с каталки на стол. В операционной мы перекладываем пациента в бессознательном состоянии, используя покрытый покрывалом роллборд, по тщательно разработанной схеме, включающей последовательность осторожных движений, чтобы на теле не образовалось ни единого синяка. Здесь, внизу, мою пациентку схватили за руку и за ногу и дернули. Ее кожа липла к прозекторскому столу из нержавейки, и стол облили водой из шланга, чтобы легче было тащить.

Молодая патологоанатом, стоявшая сбоку стола, разрешила ассистентке взять нож. Как многих ее коллег, врача привлекла в эту область деятельности не аутопсия как таковая, а высокотехнологичная изыскательская работа, которую нужно выполнять на тканях живых пациентов. Она охотно передоверила вскрытие ассистентке, в любом случае более опытной в этом отношении.

Ассистировала высокая худощавая женщина около 30 лет с прямыми рыжеватыми волосами, одетая в полный защитный костюм: маску, лицевой щиток, перчатки и синий пластиковый халат. Когда тело оказалось на столе, она подсунула 15-сантиметровый металлический брусок под спину между лопатками, чтобы голова запрокинулась, а грудная клетка выпятилась, затем взяла скальпель, большое лезвие No 6, и сделала огромный Y-образный разрез, который, пройдя по диагонали от обоих плеч, слегка изгибаясь вокруг грудей, сошелся на средней линии и продолжился вниз через живот к лобку.

Хирургам не привыкать вскрывать тела пациентов во время операций. Нетрудно дистанцироваться от человека на операционном столе, сосредоточившись на отдельных деталях анатомии и хирургических приемах. Но я не мог без дрожи смотреть, как работала ассистентка патологоанатома. Она держала скальпель как ручку, из-за чего резала кончиком, медленно и неровно. Хирургов учат стоять прямо, параллельно разрезу, держать нож между большим и остальными четырьмя пальцами, как смычок, и вести кромку лезвия единым мягким движением сквозь кожу точно на нужную глубину. Ассистентка прозектора практически пропиливала себе путь сквозь мою пациентку.

Извлечение внутренностей шло быстро. Ассистентка сорвала лоскуты кожи, электрической пилой перерезала обнажившиеся ребра с обеих сторон. Затем подняла грудную клетку, словно крышу автомобиля, раскрыла брюшную полость и изъяла основные органы, в том числе сердце, легкие, печень, кишечник и почки. Потом был вскрыт череп и извлечен мозг. Тем временем патологоанатом у заднего стола взвешивала и осматривала органы и брала пробы для исследования под микроскопом и всестороннего изучения.

Вместе с тем приходилось признать: пациентка, как ни странно, выглядела неповрежденной. Ассистентка следовала обычной процедуре и сняла черепную крышку за ушами женщины, где разрез был полностью скрыт волосами. Она аккуратно закрыла грудную и брюшную полости и туго зашила плетеной нитью из семи волокон. Моя пациентка выглядела почти так же, как раньше, только чуть менее объемной в средней части тела. (Согласно стандартному соглашению, больница может оставлять себе органы для тестирования и исследования. Эта обычная и давняя практика вызвала огромное противодействие в Британии, где СМИ обозвали ее «стриптизом внутренних органов», но в Америке по-прежнему принимается обществом.) Большинство семей проводят церемонию прощания с близкими в открытом гробу и после аутопсии. Мастера из похоронных бюро восстанавливают форму тела с помощью наполнителей, и заметить, что проводилось вскрытие, невозможно.

Тем не менее, когда наступает момент обращаться за разрешением к близким, невозможно отделаться от мрачных образов, которые давят на всех, и не в последнюю очередь на самих врачей. Стараешься сохранить взвешенное, объективное отношение, но все равно борешься с сомнениями.

Одним из первых пациентов, о вскрытии которого мне следовало договориться, был 75-летний бывший врач из Новой Англии, скончавшийся зимней ночью в моем присутствии. Геродотус Сайкс (имя слегка изменено) был доставлен в больницу на «скорой» с инфицированной разорвавшейся аневризмой брюшной аорты и экстренно прооперирован. Он перенес операцию и успешно восстанавливался, но через 18 дней его кровяное давление опасно снизилось, и из дренажной трубки в брюшной полости пошла кровь. «Должно быть, лопнула культя аорты», — сказал хирург. Остаточная инфекция, очевидно, ослабила линию шва в месте удаления инфицированной аорты. Мы могли снова сделать операцию, но шансы на выживание пациента были низкие, и хирург предположил, что больной не захочет снова ложиться под нож.

Он оказался прав. Никаких операций, сказал Сайкс. С него хватит. Мы вызвали миссис Сайкс, находившуюся у подруги примерно в двух часах езды, и она поехала в больницу.

Было около полуночи. Я сидел рядом с пациентом, который молча лежал, вытянув руки вдоль тела, и истекал кровью. В его глазах не было страха. Я представил, как его жена, перепуганная и беспомощная, мчится по шестиполосной Массачусетской магистрали, практически пустой в это время суток.

Сайкс дождался ее появления в 2:15. При виде мужа она стала мертвенно-бледной, но совладала с собой. Нежно взяла его руку в свои, сжала, и он ответил ей пожатием. Я оставил их наедине.

В 2:45 медсестра позвала меня в палату. Я прослушал пациента стетоскопом, повернулся к миссис Сайкс и сказал, что он умер. Несмотря на характерную новоанглийскую выдержку, свойственную и ее мужу, она тихо расплакалась, уткнувшись в ладони и став вдруг хрупкой и маленькой. Вошла приехавшая с ней подруга и увела ее.

По инструкции мы должны спрашивать у родственников всех умерших согласие на вскрытие с целью подтверждения причины смерти и выявления своих ошибок, и мне следовало обратиться с этим вопросом к вдове, раздавленной горем. Я же, естественно, рассудил, что это тот самый случай, когда аутопсия бессмысленна. Мы знали, что произошло, — персистентная инфекция, разрыв. Мы были в этом уверены. К чему его кромсать?

Я позволил миссис Сайкс уйти. Я еще мог остановить ее в двойных дверях реанимационного отделения или даже позвонить ей потом, но не сделал этого.

Оказывается, эта точка зрения повсеместно распространилась в медицине. Врачи так редко запрашивают вскрытие, что в последние годы Journal of the American Medical Association дважды счел необходимым объявить «войну отказу от аутопсий». Согласно самой свежей доступной статистике аутопсия проводится менее чем в 10% случаев смерти; многие больницы вообще ее не делают. Эта тенденция просто поразительна.

Почти на всем протяжении XX в. врачи скрупулезно следовали правилу проведения аутопсии в большинстве случаев смерти — потребовались столетия, чтобы этого достигнуть. Как рассказывает Кеннет Айзерсон в своем захватывающем альманахе «Прах к праху» (Death to Dust), врачи проводят вскрытия больше 2000 лет, но бóльшую часть истории они оставались редкостью. Если религия их разрешала (ислам, синтоизм, ортодоксальный иудаизм и Греческая православная церковь до сих пор относятся к аутопсии отрицательно), вскрытия выполнялись, главным образом, в интересах правосудия. Римский врач Антистий в 44 г. до н. э. провел одну из первых в истории судмедэкспертиз, исследовав останки Юлия Цезаря и описав 23 раны, в том числе последний смертельный удар в грудь. В 1410 г. сама католическая церковь заказала аутопсию папы римского Александра V с целью установления, не отравил ли его преемник. Свидетельства преступления обнаружены не были.

Первое задокументированное посмертное исследование в Новом Свете было, однако, выполнено в религиозных целях. Ему подвергли 19 июля 1533 г. на острове Эспаньола (ныне Гаити) сиамских близнецов женского пола, соединенных в нижней части груди, с целью определить, имели ли они одну душу или две. Близнецы родились живыми, и священник окрестил их как двух отдельных младенцев. Впоследствии возникли сомнения в справедливости его решения, и, когда «двойное чудовище» умерло в возрасте 8 дней, для устранения разногласий заказали аутопсию. Хирург, некто Йохан Камачо, обнаружил два практически полных набора внутренних органов, и было решено, что в этом теле жили и умерли две души.

Даже в XIX в., когда давно уже смягчились религиозные ограничения, люди на Западе редко позволяли врачам вскрывать родственников в медицинских целях. Вследствие этого аутопсии проводились по большей части подпольно. Одни врачи действовали на упреждение и вскрывали пациентов больниц сразу после смерти, прежде чем родственники воспрепятствуют. Другие ждали погребения, затем раскапывали могилы, лично или силами подручных, и эта деятельность продолжалась до XX в. Чтобы исключить подобные аутопсии, некоторые семьи ставили у могилы ночную стражу — отсюда понятие кладбищенская, то есть ночная, смена — либо заваливали гроб тяжелыми камнями. В 1878 г. одна компания в городе Колумбус в Огайо даже продавала «заминированные гробы» с самодельными бомбами, взрывавшимися, если их потревожить. Однако врачи оставались неустрашимыми. В «Словаре Сатаны» Амброза Бирса, изданном в 1906 г., «могила» определяется как «место, где лежат мертвые в ожидании, когда явится студент-медик».

К рубежу веков, однако, такие выдающиеся врачи, как Рудольф Вирхов в Берлине, Карл Рокитанский в Вене и Уильям Ослер в Балтиморе, стали добиваться общественной поддержки практики аутопсии. Они отстаивали вскрытие как инструмент исследований, уже использовавшийся для выявления случаев туберкулеза, разработки способа лечения аппендицита и обнаружения болезни Альцгеймера. Они указывали, что аутопсии предотвращают ошибки — не будь их, врачи не могли бы узнать, что поставили неверный диагноз. Более того, большинство причин смерти в то время было загадкой. Возможно, конец спорам положило то обстоятельство, что аутопсия способна дать ответы родственникам умершего, объяснить, почему завершилась жизнь дорогого им человека. Когда врачи гарантировали, что вскрытия будут проводиться в больницах со всем уважением к праху умерших, общественное мнение изменилось. Со временем медики, не проводившие вскрытия, стали вызывать подозрение. К концу Второй мировой войны аутопсия прочно утвердилась в качестве рутинной процедуры, сопровождающей любую смерть в Европе и Северной Америке.

Что вызвало закат этой традиции? По правде говоря, не отказы родственников. Судя по недавним исследованиям, они по-прежнему дают разрешение на вскрытие в 80% случаев. Врачи, когда-то готовые похищать тела ради аутопсии, просто перестали к ним обращаться за разрешением. Некоторые объясняют это неблаговидными причинами, утверждая, что больницы стремятся сэкономить, отказываясь от аутопсий, поскольку страховые компании их не оплачивают, или что врачи скрывают свидетельства своей недобросовестности. Однако аутопсии приводили к расходованию средств и раскрывали врачебные ошибки и в те времена, когда были широко распространены.

Я думаю, что против аутопсии работает горделивая самоуверенность медицины XXI в. Я не спросил миссис Сайкс, можем ли мы провести вскрытие ее мужа, не из-за расходов или страха, что при этом обнаружится ошибка. Наоборот, я не считал вероятным обнаружение ошибки. Сегодня у нас есть МР-томографы, ультразвук, ядерная медицина, молекулярное тестирование и многое другое. Когда человек умирает, мы уже знаем почему. Нам не нужна аутопсия, чтобы это выяснить.

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Литературная страничка » Что нынче почитать можно?-2