Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » Страшные истории


Страшные истории

Сообщений 181 страница 200 из 260

181

В моей жизни был такой случай. Решили как-то мы с друзьями устроить спиритический сеанс. Ну, все знают - блюдце, картон с буквами, свеча для антуража. Затеяли все это в шутку. Ничего у нас не получилось - блюдце не крутилось, пламя свечи не трепетало. Кого мы только не вызывали - и дух Пушкина ( ну а как же), и Гитлера, и Екатерину 2, и недавно умерших знакомых - поназвали целый дом "гостей" и никто не пришёл. Мы посмеялись, что ерунда это всё.  Все разошлись по домам, наши родители вернулись из гостей, мы с сестрой спать легли и родители тоже. Мы с сестрой ( как на утро оказалось) дрыхли без задних ног. Ничего не слышали. А вот родители натерпелись страху и отец сказал, что всю ночь " по стенам ядра железные катались". Дом частный, и по словам родителей они отчетливо слышали в ночной тишине, как будто кто-то шар тяжелый от самой земли по стене вверх, потом через потолок и по противоположной стене вниз - и обратно, катал. Отец выходил во двор - никого. Пёс сторожевой Рядом с домом в будке спал и ухом не вёл. А по словам родителей грохот стоял такой, что и мертвого разбудил бы, и они удивлялись, как это мы спим и ничего не слышим. Мы рассказали, как духов вызывали, а папа ( атеист, между прочим), сказал, чтобы мы больше таким не занимались и добавил :"Ну, ума у вас совсем нет. Позвали толпу и никого не отпустили, всех оставили в доме".
До сих пор не нахожу объяснения этому случаю.

+3

182

Я кивнул нашему охраннику и вышел из офиса. На улице было темно и сыро. «Черт! — подумал я. — Как некстати эта вечеринка: машину придется бросить и добираться своим ходом». Закурил, глубоко втянув носом прохладный воздух.
Загудел мобильный. Жена:
— Ты скоро?
— Уже вышел. Буду минут через сорок. Не волнуйся.
— Чего так долго? — удивилась Татьяна. — Совещание-заседание?
— Небольшая вечеринка образовалась. Выпили немного, машину оставил на стоянке. Пешком пойду. Тут не очень далеко.
— Поздно уже, может, лучше такси? — заволновалась супруга.
— Да кто сейчас сюда поедет?
— Место там нехорошее, — настаивала Татьяна. — Люди всякое говорят. Вызови такси.
— Бабские разговоры! Как там Алешка? — решил я перевести разговор.
— Спит, вымотался за день.
— Ну и ты ложись…
— Нет, пожалуй, дождусь тебя…
— Как хочешь, — разубеждать ее было бессмысленно.
Я затянул молнию повыше, поднял воротник и зашагал домой. Дорога была практически пустая…

Когда-то здесь заканчивался город, и начинался лес, который пользовался дурной славой. Поговаривали, что в нем леший людей водит. Но время шло — город рос. Дорогу к новому микрорайону прорубили прямо сквозь лес, теперь он, скорее, походил на парк. Несмотря на это, слава недоброго, гиблого места, закрепившаяся за ним, не только не меркла, а наоборот, обрастала новыми подробностями. Якобы, по ночам вдоль трассы (ее «дорогой забытья» прозвали) души покойников караулят живых и водят их часами до полного беспамятства… Сказки сказками, но горожане это место не любили и старались обходить стороной.

До дома было рукой подать: полчаса по трассе, потом сразу за недавно выстроенным рестораном свернуть вправо, во дворы, где меня каждая собака знала, и вот он — дом. Мимо проехала «реношка», водитель притормозил:
— Эй, мужик! Подбросить? Недорого возьму..
— Сам доберусь, мне рядом.
— Не боишься? Полночь уже…
Я мотнул головой. Водитель хлопнул дверцей и уехал.

— Ерунда, — посмеивался я. — Времена такие, что живых надо бояться, а с духами я как-то разберусь…
Над дорогой сгустился туман, его клубы будто выкатывались из лесу и стелились плотной периной, старые ели тянули ко мне свои лапы.
— Чертовщина какая-то, — поежился я.
Из тумана проступили очертания полуразрушенной беседки.
— Ну вот, — подумал я почему-то с облегчением, — еще метров триста до поворота, а там уже и дом.
Вдруг я услышал сзади шаги — они ступали в такт моим, словно эхо. Сердце заныло, в душу вползла липкая тоска. Стало трудно дышать, будто придавило чем-то.

За спиной слышалось чье-то дыхание. Резко обернулся: метрах в десяти от меня стоял какой-то человек, из-за тумана я едва различал его силуэт. Я развернулся и пошел быстрее, незнакомец тоже ускорил шаг, я побежал — он следом. Затормозив снова резко обернулся: незнакомец держался от меня на том же расстоянии.
— Ты кто? — крикнул я, пугаясь собственного голоса. — Что тебе надо? Топай своей дорогой!
— Не узнаешь меня, брат? Помоги, — с каким-то унынием произнес незнакомец.
Я узнал его по голосу.
— Виктор, ты? — с облегчением вздохнул я.

В детстве меня на все лето отправляли в деревню к тете. С ее сыном Витькой мы были не просто братьями, а закадычными друзьями: вместе ловили головастиков в пруду, вместе пасли коров, вместе подсматривали за бабами в бане, подставив ящики и заглядывая в запотевшее оконце. Потом жизнь развела нас. Виктор жил в деревне, женился. Тетка, совсем старая, иногда нам звонила.

— Витек, а почему ты здесь в такое время? — спросил друга.
Я направился было к Виктору, но он стал отдаляться, сохраняя между нами дистанцию.
— Ты чего? — удивился.
— Ничего. — также заунывно ответил он. — Помоги мне.
— Да что ты хочешь? — разозлился я. — Говори толком.
— Донеси меня до дому.
— Ты и сам прекрасно дойдешь, чего мне тебя нести?
— Донеси-и… — настоятельно и печально требовал Виктор.

Я опять почувствовал тоску. Повернулся и зашагал прочь. И снова ощутил тяжесть, будто мне мешок положили на спину. Витек прицепился?
— Донеси до дому, — шептал Виктор в самое ухо.
Я больше не сопротивлялся, молча волок его на себе. Пот градом катился по лицу, ноги налились свинцом. Я ни о чем не думал, ничего не помнил — туман проник в мои жилы, ватой забил голову, я ощущал его соленый вкус на языке. Так я брел и брел по дороге, сгибаясь все ниже под тяжестью странной ноши… Я не знал, сколько прошло времени, но поворота все не было, и дорога все не кончалась…

Вдруг совсем рядом зазвучала музыка, задорно взвизгнула женщина, заржали полупьяные мужские голоса — какая-то компания высыпала из ресторана. Я стряхнул морок, вскинул голову. Посветлело, туман начал редеть. Почувствовав облегчение, обернулся: в десяти шагах от меня маячила фигура Виктора.
— Не донес, — прошелестел он и… растворился.
Жена встретила меня рассерженным криком, но, наткнувшись на мой взгляд, притихла.
— Пить хочу, — прохрипел я и направился в кухню.
Набрал воды из-под крана, но стоять сил не было. Рухнул на стул и будто в яму провалился. Сколько просидел так — не знаю. Часы на стене показывали восемь… Утро или вечер? Жажда снова обожгла.
— Тетка твоя звонила, — вошла Татьяна. — Виктор умер, балкой его придавило на ферме. Говорит, можно было бы спасти, если б мужики не испугались…

Меня била дрожь, зубы стучали по чашке. Я вытер пот: «Знаю…»

+2

183

http://s5.uploads.ru/t/JRukT.png
Сдирание кожи
Сдирание кожи, подразумевало казнь, во время которой с тела преступника снималась вся кожа, при помощи острого ножа, причём она должна была остаться целой для демонстрации в целях устрашения. Данная казнь ведёт свою историю с древних времён. Например, Апостол Варфоломей был распят на кресте вверх ногами, и с него была содрана кожа.
Ассирийцы сдирали кожу с врагов, чтобы показать, кому принадлежит власть в захваченных городах. У ацтеков в Мексике, было распространено ритуальное сдирание кожи или скальпирование, которое проводилось обычно после смерти жертвы.
Хотя данный метод казни, давно считается негуманным и запрещённым, в Мьянме, был зарегистрирован случай сдирания кожи, со всех мужчин в деревне Каренни.
http://s7.uploads.ru/t/pc5r3.png
Африканское ожерелье

Африканское ожерелье — вид казни, во время которой на жертву надевалась автомобильная покрышка, заполненная бензином или др. горючим материалом, и затем поджигалась. Это приводило к тому, что тело человека превращалось в расплавленную массу. Смерть была чрезвычайно мучительной и представляла собой шокирующее зрелище. Данный вид казни был распространён в ЮАР в 80-е, 90-е годы прошлого века.
http://s9.uploads.ru/t/HATJc.png
Распиливание
Приговорённого к этой казни подвешивали вниз головой и распиливали вертикально посередине туловища, начиная от паха. Поскольку тело находилось вниз головой, мозг преступника имел постоянный приток крови, что, несмотря на большую кровопотерю, позволяло ему долгое время оставаться в сознании.

0

184

Наверное, каждый хоть раз в жизни присутствовал при святочном гадании или простом вызывании духов или, по крайней мере, слышал, что его знакомые занимались чем-то подобным. Что касается меня, то я “слышал” о таких вещах, но никогда не присутствовал при этом лично до определенного момента.

В то время мы жили с моей нынешней женой Оксаной, а тогда ещё просто подругой, в однокомнатной съёмной квартире в обычной панельной девятиэтажке. В один из дней святочной недели к нам в гости пришла подруга Оксаны - Евгения, и они решили погадать, так как ни та, ни другая по сути еще не были замужем, а, как известно, одно из назначений святочных гаданий - узнать, кто твой суженый. Тогда я уже довольно серьезно занимался сновиденными практиками, поэтому “открытие портала” в мир иной в моём жилище меня несколько обеспокоило. Я постарался внушить дамам, что играть в такие игры неизвестно с кем не стоит, но они стояли на своем, и я, в конце концов, сдался.

В квартире выключили свет, подружки уединились на кухне и что-то там колдовали около зажжённой свечи, а я в это время находился в комнате и, наверное, что-то делал в компьютере, заткнув уши наушниками.

Не помню, чем закончилось это гадание, скорее всего ничем особенным, так как никаких удивительных возгласов я не припомню. Зато я отлично помню полусознанный сон, который мне приснился в ту ночь. Мне снилось, что в нашей квартире проходит какая-то вечеринка, которая потихоньку стала выходить из-под контроля хозяина, т.е. меня.

На кухне я застал двух девушек - они собирались там покурить. Я строго настрого запретил им это делать и отправил курить из квартиры в общий коридор. Присутствие в моей квартире неадекватных людей стало меня раздражать, и я уже не скрывал своего недовольства. Я открытым текстом говорил непонятно откуда взявшимся гостям, что уже давно пора расходиться, но они совсем не обращали внимания на мои слова.

Вдруг меня привлёк звук в прихожей. Я отправился туда и обнаружил незнакомого мужчину весьма приличного вида. Он показался мне соседом по дому, который зашёл за своей газетой, случайно очутившейся в моем почтовом ящике. Я отдал ему газету, но мужчина явно не желал уходить и вел себя как-то уж очень нагловато. Я потихоньку оттеснил его к входной двери и приготовился применить физическую силу, если бы он вздумал возмущаться. Но вдруг, абсолютно неожиданно для меня, из соседней комнаты (планировка моей квартиры странным образом трансформировалась) вышли незнакомые мне молодая женщина и девочка лет десяти. Они молча проследовали мимо меня и, вместе с вышеописанным мужчиной, вышли из моей квартиры.

Я был просто ошарашен тем, что посторонние люди каким-то образом очутились в моей квартире. Я подумал, что это, наверное, кто-то из моих прежних гостей не запер за собой входную дверь, а я был слегка выпившим (мне казалось, что я выпил с гостями), поэтому тоже не заметил этой оплошности.

Я вернулся на кухню и увидел, что мои прежние гости свалили на пол какие-то матрасы и собираются здесь ночевать. Я стал, говорить им, что этого нельзя делать по разным причинам, но тут меня опять отвлёк какой-то звук у входной двери.

Я вернулся в прихожую и застыл ошарашенный - входная дверь снова была открыта, и в мою квартиру, один за другим, не обращая на меня ни малейшего внимания, вошло человек пять незнакомых мне людей. Я стоял, потеряв дар речи, и только провожал входивших взглядом, не в силах им воспрепятствовать. Такая наглость окончательно вывела меня из себя. Следующее, что мне запомнилось - я захожу кухню, в которой толпится человек шесть незнакомцев, и начинаю просто бить их со всего размаха по лицу кулаком. Но, кажется, мои удары были для них не слишком болезненны. Последнее, что помню - прямо смотрящее на меня без всяких эмоций лицо горбоносого мужчины. Я попробовал ударить его левой рукой, но слева была стена, и удар не получился.

Можно сказать, что этот сон просто подсознательная реакция моего воображения на нежелание вызывать духов в своём доме. Но так ли всё однозначно?

Когда я начинаю размышлять об этом, то мне в голову сразу же приходит мысль, озвученная Брэмом Стокером в своём знаменитом романе «Граф Дракула. Вампир»: вампир никогда не сможет проникнуть в ваш дом, если вы его сами не пригласите, и не важно то, в каком состоянии вы открываете вампиру двери - в здравом уме и доброй памяти или находясь под воздействием колдовских чар этого же кровопийцы.

Не думаю, что эту мысль писатель просто высосал из пальца - уверен, что ей найдется подтверждение и в другой художественной и псевдодокументальной(?) литературе.

+2

185

Случилось это во время войны. Эту историю рассказала мне моя бабушка, а ей рассказала соседка.

Жили они тогда в селе, голод был страшный, муж на фронт ушёл, а ребенок и Нина, так звали соседку, осталась с маленьким грудным ребенком на руках. Не выдержала она тяжелой жизни и решила повеситься. Пошла в сарай, взяла веревку, повесила, как вдруг слышит, ребенок кричит. Она подумала, вот покормлю в последний раз, затем вернусь в сарай.

Взяла на руки ребенка кормит, а он все ест и ест, женщина не выдержала и говорит: «господи, да когда ты наешься?». Сказала так три раза, вдруг залетает петля, падает перед ногами и голос откуда-то раздался: «кто вешается, тот Бога не вспоминает». Она так и застыла. На улице мужики идут, слышат, ребенок кричит, пошли в хату, а она как окаменелая сидела - еле ребенка смогли из её рук взять.

+3

186

В 2000 году наш город просто замучила банда сатанистов. Что они вытворяли тогда, не передать словами: оскверняли могилы, жгли венки, разрывали захоронения, распинали на крестах кошек и собак, устраивали какие-то дикие игрища на кладбищах. Одним словом, кошмар. И никто не мог ничего сделать, потому что отец одного из членов шайки был высокопоставленным чиновником.

И вот в ночь с 29-го на 30-е апреля 2001 года, эти, с позволения сказать, граждане во главе со strashno.com.ua своим духовным лидером возвращались с очередной сходки на деревенском кладбище, что недалеко от города. Поскольку до трассы, которая ведет непосредственно в город, ехать довольно далеко, они решили проехать по промзоне нашего меткомбината. Надо сказать, что ночью там всегда довольно оживленно и «БелАЗы» ездят табунами. Вообще, въезд в промзону закрыт и как им удалось туда проникнуть, никто так и не понял. «БелАЗ» — огромная машина, под которой спокойно может проехать, например, «шестерка». Компания ехала на «Ниве». В относительно небольшую машину набилось шесть человек.

В пять часов утра товарищи, возвращавшиеся с очередного шабаша, столкнулись с груженым «БелАЗом». Финальный аккорд Вальпургиевой ночи был звучным. Крыши у «Нивы» как не бывало, как и двух голов пассажиров. Из всей компании пятеро погибли на месте. Шестого, вдохновителя и учителя, доставили к нам в больницу с травмами, которые strashno.com.ua по всем канонам медицины были несовместимы с жизнью. Но он жил. Через 20 минут он был в операционной. Еще через 20 минут после начала операции он умер. Поскольку все случилось в операционной, его тут же начали реанимировать. Иначе, если не предпринять никаких мер, замучаешься по судам бегать. На все про все есть восемь минут. Можно, конечно и дальше упражняться, но тогда уже получится не человек, а растение, ибо клетки головного мозга начинают отмирать.

Не буду врать — все надеялись, что сердце завести не удастся, и он умрет. Он вернулся через шесть минут. Операция длилась почти восемь часов. Его по частям собирали, сшивали, штопали все имеющиеся в наличии хирурги и травматологи по очереди, включая узких специалистов. За это время он уходил еще раз пять, но на шестой минуте его снова возвращали. Через восемь strashno.com.ua часов его, всего утыканного трубками, проводами, закованного в гипс, определили в реанимацию, подключив к аппарату искусственной вентиляции легких. Все думали, что из комы он не выйдет никогда. Ничего подобного! В себя он пришел через сутки, в полной мере ощутив боль переломанного, израненного и искалеченного тела.

Уж не знаю, что они делали на том заброшенном кладбище, кого вызывали и о чем просили, он не рассказывал. Но, первое что он сделал, приходя в сознание — попросил пригласить батюшку из местной церкви. Причем в глазах у него стоял такой неприкрытый ужас, что девчонки медсестры из реанимации просто боялись к нему подходить. Не боль, не страдание, а реальный, чистый ужас. И началась его жизнь после аварии, если это, конечно, можно назвать жизнью. Все, какие только возможны осложнения после операции, он испытал на себе. Полный набор — strashno.com.ua пневмония, несостоятельность швов (не буду дальше перечислять). В довершение всего у него начался остеомиелит. Парень просто гнил заживо, его кости буквально расплавлялись.

Сколько раз его брали в операционную, травматологи сбились со счета. Его история болезни превратилась в толстенный том. А сколько раз останавливалось его сердце. Но каждый раз во время реанимации он возвращался обратно на шестой минуте. Не раньше, не позже. Все время на шестой минуте! Это была просто реальная мистика. Над ним как будто кто-то издевался, не давая уйти и обрести покой. Где то через полгода его страданий один доктор втайне решился на должностное преступление и, когда давление упало до нуля, а на кардиографе появилась ровная линия, он не стал реанимировать парня, решив дать ему спокойно уйти и прекратить его мучения. Вы не поверите, но снова на шестой минуте появился пульс strashno.com.ua на сонной артерии, и аппарат выдал четкую кривую! Парень снова ожил. Сам. Без посторонней помощи. После этого реаниматолог уволился по собственному желанию и перешел работать в платный центр врачом УЗИ.

Парень умер ровно через год, в ночь с 29-го на 30-е апреля в пять часов утра, полной ложкой нахлебавшись страданий. Его как будто специально живого протащили через все круги ада. Прошло уже много лет, но весь персонал нашей больницы до сих пор помнит эту историю. И я все время себя спрашиваю, что это было? Кого они вызвали тогда на кладбище или пытались вызвать? Как все это объяснить? Я человек с высшим медицинским образованием, сама сделавшая не один десяток операций и не раз видевшая смерть. Я должна относиться ко всему со здоровым скептицизмом, присущим всем медикам. Но я не могу. Не могу и strashno.com.ua все тут! Я просто не нахожу этому объяснения и поэтому боюсь. А вдруг там, за последней чертой, нас ждет нечто неведомое и настолько страшное, что волосы становятся дыбом?

+1

187

Вся моя жизнь «соткана» из мистики, но не все могу написать – просто не поверите. В предлагаемых сейчас ничего страшного нет. Хочу сразу предупредить – истории реальные, произошли лично со мной.

Первая история.

Произошла она в далеком 2001 году. Я закончила в своем же городе университет и искала работу. Из центра города добираться домой, в спальный район, необходимо было strashno.com.ua с пересадкой на площади. Именно на этой площади и случилась история.

Здесь необходимо отвлечься на само место. Площадь примечательна тем, что достаточно грязная (даже сейчас). От нее в двух минутах ходьбы – центральный рынок, на площади находились остановки для маршруток и городского транспорта (автобусы и трамваи), кроме того много было киосков. Также возле рынка располагался тогда и универмаг – самый большой магазин в этом районе. Естественно, возле него всегда находились цыганки – выманивали у людей деньги. Милиция их гоняла и к моменту моего рассказа уже оттеснила на площадь. Там тоже было «хлебное место» для них, потому что через нее люди пешком шли на автовокзал.

В тот день мама мне дала немного денег зайти на рынок и купить продукты. Возвращаясь домой, и идя по направлению к рынку, я попала в крепкие руки strashno.com.ua цыганок. Не помню, как сама отдала цыганке деньги и тут, словно проснулась. Стала требовать их вернуть, но какое-там. Умом понимала, что бесполезно. Сами понимаете, какое было время. Сумма была небольшая, но для нас существенная. И тут из-за правого моего плеча вышла женщина среднего роста, худощавая, в красном мятом пиджаке. Волосы у нее были крашеные, ярко-рыжие с отросшими порядка 3 см корнями, на половину она была седая, а на половину – шатенка. И тут без обиняков она заявила: «я все  видела. Это – мошенничество. Я сотрудник прокуратуры».

После этих слов в доказательство открыла сумочку и стала искать удостоверение. Я понимала, что со стороны женщины – это уловка и ложь, но молчала: с одной стороны – не могла говорить, а с другой – понимала, что вся игра ради меня и нельзя мешать. И смотрела strashno.com.ua на всё действо широко открытыми глазами. Эта бомжеватого вида женщина продолжала искать удостоверение, а цыганка смотрела на нее с неподдельным ужасом в глазах. Даже я бы сказала с животным страхом. Не выдержала и отдала мне мои же деньги, я их забрала. На что дама в красном пиджаке уточнила у меня, какая сумма, все ли вернула, получив мой утвердительный ответ, взяла меня под руку и увела от цыганок к одному киоску, находящемуся метрах в 10 от них. Там стояли двое мужчин такого же бомжеватого вида, сказали мне, что давно за мной наблюдают. Я еще раз поблагодарила женщину, на что получила ответ: «достаточно благодарности, иди по своим делам и не оглядывайся».

Попрощавшись с этой группой, прошла несколько метров в сторону рынка, и оглянулась, но на этом месте никого не было. По сторонам посмотрела – strashno.com.ua нет их и на приличном расстоянии (красный пиджак приметный)! Шли другие люди, их было много, но моих спасителей не было нигде, куда бы ни направляла свой взгляд. Вернувшись с продуктами домой, всю историю рассказала маме. Она напомнила, что в сумочке у меня всегда лежит молитва ангелу-хранителю, поэтому и предположила, что он мне помог, я согласилась. Но кем тогда были эти мужчины? И если это был мой ангел, то почему так был одет? И столь плохо выглядел?

Вторая история.

Она произошла в 2005 году, тоже летом. Почему-то в тот год я часто любила ходить пешком. И из нашего спального района часто ходила пешком к центру города, конечно же, «срезая» некоторые участки дороги. Для этого надо было просто перейти железнодорожные пути. Поезда ходили нечасто, поэтому многие так бегали. В тот день я подошла к strashno.com.ua путям, собралась спрыгнуть вниз на рельсы и тут увидела справа от себя женщину. Она была русой, с короткими вьющимися волосами, немного полноватой, внешне очень приятной и располагающей к себе. Проходя мимо, она тихо бросила мне: «Там стоит милиционер». Я нагнулась и выглянула, действительно, молодой милиционер стоял, спрятавшись, и ждал, чтобы оштрафовать оказавшегося на рельсах человека. Пришлось идти на мост, чтобы перейти эти железнодорожные пути.

И вот тут началось самое интересное. По мосту шли только мы с этой женщиной, других людей не было. Я пыталась ее догнать, но бесполезно, насколько я увеличивала шаг, ровно настолько шаг увеличивала она. Все время, пока шли по мосту и после него, между нами было одно и то же расстояние — ни больше, ни меньше. А мне так хотелось поблагодарить. Совпадение ли или ей просто это надоело, но strashno.com.ua женщина вошла в здание нашего мясокомбината, а я прошла мимо, но, почему-то, понимала, что вошедшую никто не видел. И в моей сумочке все также лежала молитва ангелу-хранителю.

0

188

Абгемахт написал(а):

самый большой магазин в этом районе. Естественно, возле него всегда находились цыганки – выманивали у людей деньги.

- Тоже "страшная история":
В 1986-м году прибыли в Псков цыгане из Молдавии и у автовокзала попрошайничали с непредставимой наглостью. Ко мне тоже прицепилась одна с детьми. С ходу сказал ей, что гадать мне не надо и от порчи избавлять, но вот "четвертак" (телемастер я был или нет?!) станет её, если спляшет. Не стала она плясать (может, не умела?)...

+1

189

Хочу рассказать свою историю, которая случилась со мной в Московском метро. Я читал много историй, которые произошли с разными людьми в этом интересном и подчас загадочном месте, а вот что произошло со мной.

Было это около восьми лет назад. Надо сказать, что тогда у меня были большие семейные проблемы, моя семья была на грани распада. В подробности углубляться не стану, это не столь важно. Поэтому мое состояние было не из лучших: жуткая депрессия плюс физическое и нервное истощение делали свое дело и постепенно толкали меня в ту яму, из которой можно и не выбраться.

В общем, еду я в вагоне метро, уже не помню, откуда и куда ехал, еду стоя, погруженный в свои проблемы, на следующей станции мне выходить. И вдруг я слышу громкий голос, почти крик! Естественно, я стараюсь понять кто, что и кому так может говорить. И тут я понимаю, что этот голос обращается КО МНЕ. Я вижу рядом с собой женщину средних лет, ничем внешне не примечательную, одетую тоже вполне обычно, лица я ее не запомнил, и обращается она именно ко мне. И говорила она очень громко, как я говорю, почти кричала, так что многие люди в вагоне обернулись в нашу с ней сторону и с изумлением наблюдали эту странную сцену.

Но самое интересное, что та фраза или мантра, не знаю как назвать то, что я от нее услышал, отпечаталась в моей памяти навсегда, как будто кто-то нажал кнопку "запись" в моей голове. Вот что я услышал дословно: "ЕСЛИ МЕРТВОЕ ПРОСТРАНСТВО ВНУТРИ ВАС СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ ЖИЗНЕННОГО ПРОСТРАНСТВА ВНУТРИ ЖИВОГО ОРГАНИЗМА - ВЫ САМИ СТАНОВИТЕСЬ МЕРТВЫ". Изрекла она это и отвернулась, то есть перестала смотреть в мою сторону, ехала дальше как ни в чем не бывало. И тут мне реально стало плохо, мне страшно было смотреть в ее сторону, окружающие тоже были в шоке. Они переводили взгляд с выражения на моем лице, на котором была смесь всего самого жуткого и плохого. Наверное, они не понимали, что происходит: розыгрыш это или реальная ситуация. Мне показалось, что до остановки прошла целая вечность, но все же я дождался своей остановки и вышел на полусогнутых ногах.

Кто она такая? Ведьма? Может быть, она психолог? Может, просто сумасшедшая? Если она хотела завладеть моим вниманием и загипнотизировать меня, как это делают цыгане, то почему она сразу после того, что сказала, перестала обращать на меня внимание и вела себя, как будто ничего не произошло? Что значит эта фраза? Это приговор или руководство к действию? Почему она сказала это именно мне? Что она во мне увидела? Может быть, просто не надо думать об этом и все забыть? Но я не мог не думать. Долго я не мог прийти в себя, а потом я понял, что этот случай мне помог. Нет, не сразу, а постепенно. Это было как развилка, как будто в тот день жизнь моя пошла по другому пути: не по плохому или хорошему, просто по другому. И эта фраза и что-то страшное, обрекающее, и что-то спасительное одновременно. Она как инструмент, который можно использовать и как оружие тоже. Она дала мне понять, что все в наших руках, и мы сами можем все исправить, только нужно бороться и вкладывать силы. И действительно, постепенно наша семейная жизнь наладилась, плохое забылось, сын поступил в кадетский корпус и учится на "отлично". Думаю, эту фразу можно применять ко многим областям жизни, как выражение о том, что в одну реку не войти дважды: вроде простые слова, но мудрость в них огромная.

Кто со мной говорил тогда? Женщина, стоявшая рядом со мной, по своей воле или сама Жизнь, которая устала делать мне прозрачные намеки и решила обратиться ко мне через человека, просто находящегося рядом и даже ничего не подозревающего? В любом случае, спасибо. Быть может, услышанное мной в тот день поможет кому-то еще? Также надеюсь, что не навредит.

0

190

Леший написал(а):

Не стала она плясать (может, не умела?)...


Может она танцует строго перед загулявшими купчишками третьей гильдии!

0

191

Работник наш, Андрюха, отправлен был в командировку на неделю в Кострому. Наша компания обычно снимает для командированных сотрудников частные квартиры, - на этот раз Андрюхе повезло, квартира была снята как раз к его приезду, и он был первым, кто должен был ее «обжить».

Но, вернувшись из командировки, Андрюха нам не про местных красоток в своём духе стал рассказывать, и не про отсутствие напора воды в кранах, а вот про что: «Приехал я поздно ночью, был уставший. Квартира очень классная, когда там будете, сами увидите. Но очень раздражала слышимость: сосед сверху смотрел какой-то футбол, потому что всю ночь я просыпался от воплей «Го-о-о-ол!!!» под топот его ног в ритм футбольной «кричалки». Утром я был слегка помят, когда собирался в местный офис. Вечером меня ждал сюрприз: соседи сверху устроили какой-то детский праздник, как мне тогда показалось. Дети бегали и орали так, что у меня стеклопакеты дрожали. Так как я в Костроме не местный, то выяснять отношения я не пошел, а заткнул уши наушниками и вот так вот с музыкой провел вторую ночь. Третью ночь я был вынужден слушать гитару и разлаженные пения соседей: муж и жена – оба басом – выли какие-то грустные, очень грустные песни. Четвертую ночь я провел в бане с костромчанами-сослуживцами, чтобы не ночевать в чертовой квартире. Всю пятую ночь соседи басом выясняли отношения, а когда пищали детские голоса, я отчетливо слышал: «Заткнись и марш в свою комнату!»

Наутро перед отъездом я, с помятой рожей, отправился к консьержу. Мне надо было позарез подняться к соседям сверху и честно сказать им все, что я о них за последние пять дней надумал. Если бы после этого разговора сосед сверху меня убил бы, то консьерж, по крайне мере, был бы предупрежден. Пока я жаловался на буйных соседей сверху, консьерж смотрел на меня с немым вопросом в глазах типа «Что ты там курил, чувак?»

После моих излияний он молча взял ключи, поднял меня на этаж, где тусила эта буйная семейка, открыл дверь и… Ребят, не поверите, - квартира была выгоревшей дотла. Причем уже много лет, судя по слою пылищи! Приедете в Кострому – сами убедитесь!» Вот мы и гадаем теперь, что же курил Андрюха в Костроме, потому что здесь он точно курит только свои любимые, с ментолом…

+2

192

«Срочную службу я проходил в пограничных войсках и в первый же год получил тяжелую травму. Так я попал в госпиталь краевого управления КГБ. (Мы их в шутку звали «старшими братьями».) В двухместной палате со мной лежал старичок, полковник-отставник. Он рассказал мне очень странную историю…

Дело было в Калининграде, где мой сосед по палате служил после войны молодым майором. Служба радионаблюдения засекла в эфире незарегистрированный радиопередатчик. Местоположение его было точно запеленговано: старинный дом на одной из главных улиц города. Но самый тщательный обыск никаких результатов не дал. На следующий день неведомый передатчик снова вышел в эфир. И снова его не нашли. А на третий день пришла расшифровка перехваченной передачи, и она повергла чекистов в еще большее недоумение… Шифр был наш, только очень старый, давно снятый с использования.

А текст такой: «Из разговора с офицерами (даже фамилия, звания, номер части) стало известно, что немецкое командование планирует начало военных действий против СССР не позднее чем через 3 дня, т.е. не позже 22 июня…» Перекопали массу архивных документов. У себя ничего не нашли, а в архиве Кенигсбергского (Калининград раньше был немецким Кенигсбергом) гестапо, захваченном в мае 1945 года, нашли документ… 20 июня 1941 г. гестапо была выявлена группа советских «радиодиверсантов». Вопреки всем законам конспирации, разведчики выходили на связь несколько раз подряд, что позволило вычислить их местоположение (на той самой улице!). При аресте все «радиодиверсанты» застрелились…

«Собой пожертвовали, чтобы только убедиться, что сообщение принято, - закончил свой рассказ старичок-полковник. – А кто это был – мы так и не выяснили. О тех, кто предупредил, рассказывать не любили. Могли и документы изъять. А уж если провалились – и подавно!» Грустная история! Но откуда же появилась эта радиопередача через 10 лет после войны? Искривление времени? Материализовавшиеся души погибших?»

0

193

Абгемахт написал(а):

Дело было в Калининграде, где мой сосед по палате служил после войны молодым майором.

Это старая байка, рассказываемая с разными вариациями. Слышал еще в детстве. Основа видимо, чтобы не шарились по старым немецким заброшенным домам, и голову себе не свернули, боялись призраков, которые передают до сих пор сигнал.
Так же были байки, что под Кенигсбергом целый подземный город, который гитлеровцы затопили. Что некоторые недобитки скрываются в секретных подземных ходах, периодически вылезая в районе Бальги (замок есть такой, там большие бои шли, немцы там сдались, не разминировался в советское время полностью, т.к. очень опасно, оттуда народ тянул оружие и боеприпасы) и других блиндажах. Опять же, чтобы не шарились по фортам, блиндажам и прочих укрепсооружениях. Много ноги-руки-головы там переломали.

+1

194

Необходимое вступление автора (Вит Ценёв "Протоколы колдуна Стоменова"):

У этой книги трудная судьба...

Судьба, иногда похожая на мрачную детективную новеллу. Написана она по материалам другой «книги», если так можно назвать тринадцатитомное уголовное дело, которое разрабатывало одно из подразделений Службы государственной безопасности г. София – тихий филиал Комитета Государственной Безопасности СССР, курирующий сеть специализированных психиатрических больниц. Но речь там шла не об инакомыслящих узниках совести и прочих противниках строя, усмиренно почивающих на больничных койках с диагнозами «острая шизофрения» или «параноидальный синдром».

А все 13 томов расследования состояли из показаний 79-летнего Павла Стоменова, болгарского гражданина, который в 1978 году в ритуальных целях убил девятилетнюю девочку.

Павел Стоменов был благообразным пенсионером. Он скромно жил на полагающуюся ему пенсию в обыкновенной однокомнатной квартире на окраине Софии. При его аресте и изъятии вещественных доказательств понятые не были приглашены, протоколы не составлялись, дело стало закрытым с самого начала. Стоменов с момента ареста не промолвил ни слова. В кабинете следователя ему был поставлен предварительный диагноз: «параноидальная шизофрения», после чего он был госпитализирован. В общем-то, все, как часто это бывает, и ограничилось бы констатацией психического заболевания и принудительным пожизненным лечением, однако уже предварительное следствие выдало результаты, которые иначе как мистическими не назовешь...

Протоколы

Послужной список Стоменова при первой же проверке оказался, мягко говоря, не соответствующим действительности. Ни в одном из заявленных лечебных учреждений, (а по документам он был врачом) не нашлось ни единого упоминания об этом человеке. Следствие находило настоящее Стоменова: жилищные права, пенсионное удостоверение, фамилия в списках получателей пенсии – и ничего больше. Не нашлось родственников. Не женат. Детей нет. Больничной карты нет. Никакого криминального или уголовного прошлого. Ни один из десятков тысяч архивов, перерытых спецслужбами, не дал ни крупицы информации об этом человеке.

Помимо пенсии, которую государство выплачивало Стоменову, и той жилплощади, которую он занимал, в Болгарии документально не существовало такого человека – Павла Стоменова, который спокойно жил в Софии и раз в месяц получал свою пенсию. Соседи не смогли сказать о нем ничего определенного, но, во всяком случае, изредка он с ними разговаривал. Попытки допросов Стоменова заканчивались его упорным молчанием. Он просто игнорировал происходящее вокруг себя. Выявленные факты сформировали две рабочие версии: первая заключалась в том, что Стоменов был тщательнейше законспирированный агент некоторой спецслужбы, в настоящее время то ли симулирующий, то ли действительно сошедший с ума; вторая –

Стоменов является нацистским преступником, скрывающимся в Болгарии. Версии были не очень убедительными и формировались по принципу метода исключения. Никаких реальных фактов следствие найти не смогло. Не нашлись и родители погибшей девочки...

А примерно через месяц Стоменов неожиданно заговорил. Спокойно попросил принести ему стакан минеральной воды...

...В 1991 году, еще до начала известных событий в СССР, в Болгарии начали уничтожать архивы КГБ и прочих спецслужб. Дело Стоменова вместе с тысячами других «психиатрических» дел было равнодушно сожжено. По свидетельству очевидца, непосредственно присутствующего на допросах Стоменова, который вел стенограмму допросов, дело сочли закрытым и отправили в архив. Павел Стоменов давал показания непрерывно в течение трех недель.

Иногда допрос затягивался до восемнадцати часов в день, причем подследственный не выказывал никаких признаков усталости, не просил перерывов, еды и всего другого, в чем обычно нуждается любой человек. Ближе к концу августа 1978 года он был найден мертвым в своей палате, которую тщательно охраняли круглосуточные посты. Его смерть, так же как и его жизнь, стала загадкой: врач констатировал остановку сердца. Сердце у него было абсолютно здоровое, состояние внутренних органов соответствовало возрасту тридцатилетнего человека...

Кристо Ракшиев, профессиональный стенографист, переводчик, человек с феноменальной памятью, всю свою жизнь проработавший в недрах спецслужб, на свой страх и риск копировал каждое слово, которое было произнесено на допросах. Потом он как-то сказал: «Мне было велено...» – и неуверенно показал рукой куда-то вверх. Горы окурков в пепельнице, бессонные ночи, воспаленные глаза: он рассказывал мне, торопился, захлебывался... Я бессчетное количество раз колол ему... сам не знаю, что именно. Умер Кристо неожиданно, у табачного киоска, от обширного кровоизлияния в мозг. Оставил меня с ворохом убористо исписанных тетрадей и конспектов.</div>
Я не знаю до конца, правда ли это – все то, о чем говорил этот Стоменов. Мне кажется, что ПРАВДА... В такие минуты я испытываю нечеловеческий страх…
Я публикую эту книгу в России. Это – ваша правда и ваше дьявольское порождение... Предисловие переводчика

В конце 1996 года я получил предложение перевести эту книгу на русский язык. Меня очень заинтересовала эта работа, потому что до этого ни с чем подобным мне сталкиваться не приходилось. Работал я очень тщательно, старался максимально точно воссоздать живую речь диалогов. На это у меня ушло примерно полгода... Когда я передал окончательный вариант перевода автору, тот сказал, что до сих пор в сомнениях относительно целесообразности публикации этой книги. Я высказал ему свою уверенность, что книга обязательно должна быть опубликована. Разговор шел по телефону... В его голосе я слышал сомнение вперемешку с какой-то тоской. Он бросил трубку буквально на полуфразе, а перезванивать я не решился.

И только через два года, в конце 1998-го, он позвонил мне и поведал, что решился на публикацию. Книга выйдет в России, и только в России, – так он мне это преподнес, так он написал это в своем предисловии к этой книге. Когда я пишу эти строки, он ищет издателя, который бы его устроил. Обещал прислать парочку сигнальных экземпляров, как только они выйдут из типографии...

Лично на меня монологи Стоменова произвели сильнейшее впечатление. Эта книга изменила многие мои представления об этом мире. Иногда говорят – вот, я прочитал какую-то книгу, и она перевернула меня! Я скажу иначе – не мир перевернулся для меня, нет, – я сам начал крутить и переворачивать его направо и налево. Таков ли он, каким я его себе надумал? Таков ли, как я его вижу? Таков ли, как мне говорят об этом окружающие меня люди? Я задавал себе – как в детстве задаешь взрослым бесконечные вопросы – тысячи новых и почувствовал, что многое в этом мире стало другим, предстало в других цветах, звуках и качествах...
Чем еще меня привлекает эта книга, так это возможностью, или, скажем иначе, – необязательностью читать ее последовательно, от корки до корки. Сама ее конструкция очень непоследовательна, поэтому выходит, что читать ее возможно тремя разными способами.
– Способ первый: начинаете с начала и идете до конца.– Способ второй: пытаетесь читать книгу в календарных закономерностях, которые там прослеживаются.
– Способ третий: читать ее с любой, случайно открытой страницы.
Лично я рекомендовал бы прочесть ее три раза в том порядке, который я указал выше.
Выскажу свое субъективное мнение по поводу содержания этой книги. Оно затрагивает многие понятия и категории, относящиеся к природе добра и зла, нравственного и безнравственного, гуманности и жестокости... Поэтому я не рекомендовал бы читать эту книгу тем людям, которые слишком романтичны и душевно ранимы, которые слишком пропитаны понятиями нравственности и доброты человеческой... Мир гораздо сложнее представлений о нем, и разочарование от его реалий может оказаться очень болезненным...

Я вспоминаю и вспоминаю слова, услышанные в вольном пересказе автора: «Когда мы слышим о торжестве справедливости, то чаще всего мы не отдаем отчета в том, что речь идет не о справедливости, а о торжестве убийства неугодного члена общества или торжестве истребления неугодного народа»...

Алексей Черных Девятый день допроса:

Стоменов: – Раньше мужик деревенский где историю рода своего держал? Да в голове своей, и нигде больше. Ни фотокарточек не было, ни дневников не вели, и писем не получали, потому как ни читать, ни писать не умели, надобности такой не было. Теперя же много предметностей всяких хождение имеют – а что такое предмет, с человеком сродненный? Это средство великое, чтобы извести его можно было приемами особыми, магическими – заболел чтоб, или помер, или бессильным сделался...

При нужде я могу пользовать то, о чем по молодости и помыслить не мог. Возьми, положим, ту же фотокарточку. Пошел я с фотокарточкой этой в ателье фотографическое, да и заказ сообразил – сделать портретик надгробный. Если ты, Борислав, думаешь, что чепуха все это, то спроси у себя – остался бы ты равнодушен, если б из фотокарточки твоей кто-то вот такой портретик закажет? Да еще и не случайно иль, положим, шутки ради, а с известным вражеским умыслом?

Историю одну скажу тебе. Одна женщина, уже в годах, любила человека одного, да только он к ней прохладно относился. Мучается она, жить без него не может – но жить-то надо, вот она и удумала его схоронить символически...

Если точным быть, то первую мысль ей бабка одна подсказала, а уж до всего остального она сама удумалась. Мысль такая была – относиться к человеку этому, будто помер он только что. Ну а баба мыслю эту развила дальше. Фотокарточки мужика этого у нее были, вот она и пошла в ателье енто – портрет надгробный заказывать. В траур оделась, скорбит не понарошку...

Сделали ей два портрета – один для памятника, а другой, в рамке черной, с ленточкой наискосок – чтоб, значит, в комнате поставила да слезы горькие по муженьку покойному лила. В газетке объявление пропечатала, что умер, дескать, человек, и состоится панихида... Хошь – верь, а хошь – не верь, Борислав, да только помер мужик этот через девять дней после траура ее. Пришло к нему поначалу недомогание, затем хуже и хуже, совсем слег мужик, горячка началась – и врачи ничем помочь не смогли. Вот так символическая смерть буквальною сделалась, хоть и не желала этого баба, о которой я ведаю…

Другим средством сильным письмо особое будет, в котором, если погубить человека хочешь, писать ему надобно следующее: мол, уважаемый хороший человек, пишет вам доброжелатель ваш тайный. Спешу сообщить вам, что враг ваш пытается извести вас сильными средствами Смертной Магии.

С вашей одежды нитка была взята от вас незаметно, и нить эта, на которой сорок узелков крепких завязано, левую ногу покойника одного, уже схороненного, оплетает. Это для того сделано, чтобы умерший этот связь с вами обрел нерушимую и в царство мертвых не смог отправиться, – и остается дух умершего между небом и землей до тех пор, пока связь эта не разрушится, а разрушиться она может очень скоро, потому как умерший этот изо всех сил будет стремиться вас за собой утянуть.

Только одно средство есть, чтобы от гибели неотвратимой избавиться. Нужно обмылок найти, которым любого другого покойника обмывали, только обязательно мужчину, – и в ближайшую полночь тщательно вымыться этим мылом. Тогда надежда есть, что связь ваша смертная разомкнется...

Следователь: – И что, найдется такой кретин, который не выбросит это письмо в корзину для мусора, а мыло покойничье искать будет?

Стоменов: – Найдется, не найдется – дело неважное, да только помрет этот недруг или заболеет тяжко.

Все то, где жизнь со смертью пересечение делает, очень большую силу имеет. Иная вдова, когда муж умирает, в гроб его ложит вещь свою, словно преданность свою доказать хочет, да только это, по нашему разумению, почти тем же будет, что и руки на себя наложить. Смерть это означает скорую для вдовы ентой... А коли не торопишься в царство иное, то помни – не ложи к покойнику ничего своего, а только его вещи дорогие и при жизни ему значимые. Не ложи к покойному и ничего чужого, если только умысла не держишь извести владельца вещи этой. А пуще всего следи за тем, чтоб детское что-нибудь не попало в могилку: дети особенно слабые будут при пересечениях жизни и смертного часа.

Следователь: – Гуманист, я погляжу! О дитях заговорил...

Стоменов: – Чего ерничаешь, Борислав, аль обидел чем? Говорю, потому как надобность имею, и ничего другого не преследую. Ты все за девку эту переживаешь? Да остынь, уймись, тебе какое дело до нее будет. Убил – ну и убил, нужда мне в этом была – а ты, гляди-ка! Никак к мучителям людским приписать меня удумал? Так напрасно это, потому как никаких удовольствиев от убиения я не получаю. Тебе велено меня слушать – вот и слушай, словечки свои мудреные попридержи... Коли умный, так и сам опосля поймешь, меня слухая, почто я девку жизни лишил, а коли нет – другие узнают, невелика беда.

Никола так учил нас: если говорить хочешь, то говори, а заботы о том, поймет тебя слухатель твой или не поймет, в голове не держи. И мне, Борислав, от разумения твоего сытости не прибавится...

Кристо Ракшиев (дневниковые записи)Я всегда помню больше того, чем следовало бы обычному человеку. Многие вещи: события, поступки, произнесенные слова, картины прошлого – мне хочется забыть, похоронить их навсегда в недрах своего серого вещества...

Но нет, память, моя треклятая услужливая память – она с невероятным упрямством цепляется за тысячи ничего не значащих для меня лиц, за десятки тысяч страниц исписанных бумаг, из которых добрую половину я помню, – помню, черт подери! – вплоть до каждой запятой... Я зритель, который просиживает задницу в кинотеатре своего бесконечного прошлого, я прожил большую половину своей жизни в этом затхлом кинозале, в полном одиночестве...

Сегодня я сел за свой облезлый письменный стол – и получился девятый день допроса. Словно кто-то толкнул меня под руку, ткнул носом в стопку писчей бумаги... Я ничего не делал, я только сидел и записывал то, что я слышу. Второй раз я в полной мере пережил то неуловимое беспокойство, которое я испытывал тогда, в кабинете следствия... Нет, в начале было только беспокойство – и ничего другого. Страх пришел позже, тогда, когда я увидел своими глазами то, что случилось со Стефаном...

Бледный, как мел, он мочился прямо в углу палаты, сидя на корточках и озираясь пустыми невидящими глазами... С уголков его губ стекала слюна, и это было последнее, что я увидел в его лице. Санитар ударил его резиновой дубинкой по шее – он рухнул на пол и, наверное, разбил себе лицо... Дверь захлопнулась. Занавес...

Неужели я так плохо разбираюсь в людях? Стефан – почему он? Борислав мне казался послабее, с червоточиной – но время идет, я иногда вижу его в столовой, он не изменил своим вкусам и привычкам, на его столе всегда яичница и стакан томатного сока...

Девятый день допроса... Второй день... Одиннадцатый... Четвертый...
Пишу рывками, кусками – как идет. Но в одном я уверен точно – каждая буква моих стенограмм звучала в том кабинете из уст следователей и ЕГО уст...

Меня разрывают в клочья мои воспоминания. Меня разрывают на части те противоречивые чувства, которые я выношу из них, которые я переживаю вновь и вновь... Он бог мой, которого я слушаю вечность. Нет! Он неодолимая слизь, болото, паук, в сети которого я попался... Он пьет мою кровь – а я улыбаюсь и смотрю в его глаза... Да, да, я молюсь на него – и я его ненавижу...

Когда-то мы его убьем. Но не сейчас, не скоро еще, и это очень хорошо. Пускай он поживет подольше...<

Пишу, пишу, пишу...

Шестой день допроса

Стоменов: – ...Ты с нами? Ты наш? Ты знаешь те истины, которыми ведаем мы!?.. Нет? Чего же ты хочешь тогда?.. Отомстить? Убить? Превратить своих врагов в больных и немощных людей? Уничтожить все то, что для тебя есть Помеха, но не соприкасаясь с нашей силой, нашей верой, нашими знаниями?.. Так устроен мир: если Слабый ударил в спину ножом Сильного, если выстрелил из подворотни – кто слаб здесь, а кто силен? Скажи мне, Ты, претендующий на могущество! Жалкая букашечка, ты сидишь и боишься меня, тайком стираешь пот со своих ладоней, тискаешь липкую рукоять своего пистолета...(Шепотом, наклоняясь). Давай, давай, я тебе подскажу, я тебе помогу. Не слушай меня, просто иди за моим голосом – и тебе откроется дверь, в которую ты войдешь...

Здесь можно прочитать книгу

0

195

Работаю я в обычном московском автосалоне, каких в столице больше двухсот. Ничего особо примечательного в нем нет, салон как салон — двухэтажная «стекляшка» с подсветкой да вывесками. Правда, находится он не где-то в центре, а как-то на отшибе, на выезде из города. С одной стороны завод нефтепродуктов, с другой — тюрьма, и мимо идёт одна-единственная дорога. Салон работает с полгода, днем всегда много народу — персонал суетится, клиенты расхаживают. После 8 часов вечера салон резко пустеет, правда, иногда бывает, что клиенты и до полуночи задерживаются, когда документы на машину долго оформляют, но такое случается редко.

Пару недель назад я сильно припозднилась. Пока делала квартальный отчет, не заметила, как ночь наступила. Глянула на часы — а время уже за полночь. Неудивительно, что охрана меня не заметила: кабинет у нас на втором этаже в самом дальнем углу, на магнитном ключе. Охранники при обходе к нему даже не подходят, а свет в кабинете мы никогда не выключаем. Так вот, увидела я время и засобиралась домой, решив, что перед выходом надо все-таки в туалет забежать, потому что домой не меньше часа добираться... Спустилась я, сделала все свои дела, выхожу из туалета, тут соседняя дверь открывается и выходит мужчина. Я на него мельком взгляд бросила, а про себя подумала, что, видимо, оформление припозднилось. А он мне радостно так заявляет: «О, а я уж думал, меня никто не заметит и не выпустит отсюда! Девушка, вы меня не проводите?». Я через силу улыбнулась, сказала что-то вроде: «Ну да, конечно» — и иду, вся в своем отчете мыслями, мужик рядом бредет.

Прошли через весь салон, подходим к охраннику, я ему: «Ну что, вы нам дверь откроете?». Он подскочил, дверь открыл, мужик мне буркнул: «Спасибо!» — и вышел впереди меня. Охранник, мальчик молодой, смотрит на меня, улыбается и спрашивает: «А вы к себе тоже на вы?». Я внимания на это замечание не обратила. Выхожу за забор, стою на остановке, в одну сторону глянула — ни души, в другую — ни души... Удивилась, думаю, на чем этот мужик так быстро уехал? Минут через десять такси поймала и уехала.

Ничего в этой истории удивительного не было бы, если бы ни одно «но».

С тем парнем-охранником через пару дней я сцепилась языками, и он мне выпалил что-то вроде: «Да у тебя самомнение с лихвой, к самой себе на вы!». Я не поняла, попросила пояснить, а он мне и сказал: «Ну, ты когда с работы задержалась, то просила вам (то есть «нам») дверь открыть». Я объясняю, что, мол, мне и мужику-клиенту, а он только пальцем у виска покрутил…

Еще через пару дней оказалось, что в тот день кто-то машину поцарапал в зале. Сели мы с начальником охраны видео смотреть со всех камер, кто когда ушел, кто где ходил… Какой же ужас меня охватил, когда я увидела себя, уходящую в гордом одиночестве из салона в ту ночь! Меня прошиб холодный пот. Начальник охраны как увидел, давай расспрашивать, что да как. Я под впечатлением и рассказала, как все было, а он мне ответил: «Ну, теперь я понимаю, о чем мне пацаны трещали. Все говорят, по ночам кто-то как будто по салону ходит, ногами шлепает, подходит к первому посту (выход из салона), постоит-постоит, и опять в сторону туалетов уходит. Ты думаешь, с чего у нас текучка такая была? Все, кто посопливее, быстро уходили, живых гостей не было, а этот постоянно по ночам шастал. А с неделю, говорят, как все прекратилось, как будто выпустил его кто-то...».

+1

196

Смерть ведьмы

Моя мама этническая немка, родилась в Казахстане в сорок девятом, до школы воспитывалась дома, так что русский язык выучила лишь в школе. Соответственно, немецким владеет практически в совершенстве. Отец родился и вырос на Украине в одном из сёл Винницкой области. В шестьдесят шестом, когда ему было 22, он добровольцем отправился в Казахстан на поднятие целины, где и познакомился с моей мамой. В сентябре 68-го они поженились и сразу же уехали на Украину. Хотели там устроить свою жизнь.

В первые дни они хотели обвенчаться еще раз по церковному обряду, так как в Казахстане такой возможности не было. Деревушка небольшая, все друг о друге всё знают, и во время вечерних домашних посиделок бабушка моего отца поведала маме про их соседку-ведьму, которая жила через два дома в сторону леса – мол, ведьма эта вредит и людям и домашним животным, и держит в страхе большинство обитателей хутора. Мама у меня впечатлительная, испугалась, а батя только посмеивался, говорил, что всё это ерунда.

Никто не знал, сколько старухе лет (родители говорили, что на вид ей лет 90-100, вся сморщившаяся, неопрятная, но передвигалась еще довольно бодро), откуда, когда точно и каким образом она появилась в деревне, и есть ли у нее родня (может, поэтому и пошли слухи, что ведьма). На что она жила, тоже было непонятно: огорода, как такового, у нее не было, скотины тоже. В общем, сплошные спекуляции. Ходили слухи, что она по заказу порчу навести могла, не родившихся детей вытравляла. Никто, конечно, не признавался, но в больницах аборты не делали (тогда, в принципе, ясно, откуда средства на пропитание).

В те дни, когда приехали мои родители, было известно, что старуха уже пару месяцев тяжелобольная и очень редко выходила на улицу. В такие моменты она вставала у своей ограды и либо молча, пристально, со злобой смотрела на проходящих мимо, либо проклинала всех, на чем свет стоит, и пыталась чем-нибудь кинуть (чаще всего мелкие камешки или земля). Люди со временем просекли это и, когда видели ее у ограды, уходили на другую улицу. Самое интересное, что все, кто ее когда-либо встречал и более или менее мог ее рассмотреть, говорили, что у нее на редкость хорошо сохранились зубы, почти как у молодых, несмотря на ее возраст.

В день венчания (это была вторая неделя после их переезда) мама вышла рано утром в сад помолиться. Молитвы читала на немецком, но говорила, что совсем тихо, почти про себя. Никто, стоящий дальше, чем полметра, не смог бы ничего разобрать. И вот рассказывает: «Открываю глаза, а за забором передо мной стоит эта старуха и с такой злобой смотрит на меня, а когда увидела, что я ее заметила, как давай на меня орать матом и проклинать. Кроме прочего крикнула: «Ты зачем сюда явилась, дрянь нерусская?“ И ведь откуда узнала? Я стою, сначала ничего сообразить не могла, а она сунула руку в карман, достала что-то, швырнула в меня пригоршню земли и поковыляла прочь. У меня слёзы на глазах от обиды, земля в волосах застряла. Я бегом в хату, а там бабуля (бабушка моего отца) только встала и хотела тесто ставить, ну я ей всё и рассказала».

И тогда бабуля (по словам родителей очень тихий, уютный и спокойный человек) развела такую бурную деятельность! Разбудила всех кто еще спал, велела маме закрыться в сенях, раздеться, одежду сложить в мешок, надеть ночную рубаху до пят и распустить волосы. Моему отцу велела баню затопить и утопала в церковь. Довольно быстро вернулась с тремя свечами, сняла старый крест с иконостаса, подхватила маму и мешок с одеждой - и в баню. Около двух часов ее парила, голову отмывала, пока три свечи не сгорели, а мешок с одеждой в бане в печи сожгла. Венчание было в полдень, всё прошло хорошо, вечером дома погуляли и спать легли. А ночью маме плохо стало, температура поднялась, сыпь странная появилась, как будто крапивой отстегали, только ярче намного. Она бредить начала, дрожь по всему телу. Отец говорил, она так плохо выглядела, думали помрёт. До ближайшей больницы 30 километров, машин нет. Сразу позвали прабабушку, она чай какой-то заварила из своих запасов, несколько кружек в нее влила и молитвы над ней всю ночь читала. Через полтора-два часа после начала симптомов всё прошло так же внезапно, как и началось, и она довольно быстро уснула. Утром она прекрасно себя чувствовала и почти ничего не помнила.

В этот же день они с отцом сильно разругались, чуть ли не на жизнь, а на смерть, причём сейчас оба не знают почему. Дошло до того, что мама собрала чемодан и пошла пешком на станцию (также около 30 километров), возвращаться в Казахстан. И тут опять же вмешалась прабабушка: догнала её на телеге, уговорила пойти с ней хотя бы на время, в её дом. Она сказала, что это порча, и она попробует ее снять. Четыре дня мама жила у нее. Бабуля не выпускала её из дома, каждый день бегала в церковь за свечками, практически непрерывно читала молитвы, то над мамой, то перед иконостасом. Самое интересное: мама говорит, что она каждый день по нескольку раз просеивала муку у нее над головой и потом ставила из неё тесто и пекла хлеб. Первая буханка не поднялась вообще, это была скорее лепёшка. Руками бабуля к ней не прикасалась, взяла через полотенце, вынесла из дома и закопала за огородом. Вторая и третья получились намного лучше, но всё же не так хорошо, как обычно. Их прабабушка скормила свиньям. Четвёртая вышла на славу, воздушная, румяная. Ее она раскрошила голубям и сказала, что теперь всё в порядке. Мама уже совершенно не держала зла на отца и в тот же вечер убежала к нему. Родители говорят, что в течение семейной жизни они не раз ссорились, не без этого, но так, как в тот день, больше никогда не ругались.

А прабабушка через два дня сильно заболела, почти две недели лежала, уже думали не выходят, но потом отошла. Причем симптомов определённых, как таковых, не было, просто плохо, слабость. Фельдшер разводил руками, говорил, что, скорее всего, гипертонический криз и надо в больницу, но бабуля не соглашалась.

На этом вроде всё устаканилось. Но через несколько недель стало известно, что та старуха при смерти лежит. Узнали совершенно случайно: люди, проходя мимо, услышали громкие стоны и нечеловеческие завывания из дома. К вечеру собралась толпа, председатель долго колотил в дверь, а старуха хохотала в доме и не открывала. Дверь взломали, но никто не хотел заходить в дом. Пришлось фельдшеру самому идти. Через пару минут он вышел и сказал, что старуха ужасно дегидрирована, истощена и лежит в бреду. Что-то предпринять на месте у него нет возможности, а дорогу в больницу она не переживёт. Поэтому решили дать ей спокойно умереть дома, думали, что ночь она не переживёт, но круто ошиблись. На следующий день стоны и проклятья в бреду не прекращались, возле дверей постоянно кто-то был, но внутрь не заходили, соответственно печь не топилась. Зима еще хоть и не началась, но погода стояла довольно холодная и сырая, постоянно моросил дождь. Наверняка в доме было не больше 12-13 градусов. Кто-то сказал, что ведьма не умрёт, пока свой дар не передаст. Решили, что если к утру не помрёт, то позовут священника, чтоб отмаливал. Председатель начал возмущаться (это был довольно молодой партийный атеист откуда-то из района), на него так хмуро посмотрели (причём сразу половина деревни), что он сразу притих. Утром следующего дня старуха стонала дальше.

Позвали священника. Встали в сенях почти напротив кровати, в комнату зайти не решались. Кроме священника было там несколько старушек, которые ему подпевали и 4-5 мужиков из деревни, которые регулярно подменялись, среди них и мой отец. Батя говорил, что зрелище было не из приятных – на засаленном матрасе лежала истощенная, кожа да кости, седоволосая старуха с такими черными и злыми глазами, что все присутствующие старались не ловить на себе ее взгляд. Она лежала неспокойно, еле движущимися губами, исторгала из себя какие-то слова-вздохи, проклятия, очевидно относившиеся к присутствующим. Приступы бессилия сменялись у нее агрессией, черной злобой, в порывах которой она пыталась вскакивать со своего смертного одра, но потом снова в бессилии падала на кровать.

К концу третьего дня священник сказал, что нужно разобрать крышу над кроватью, чтобы душа ее могла, наконец-то, отойти. Председатель начал снова возмущаться, кричал, что не допустит порчи имущества и доложит все в райком. Председателю дали в морду и заперли на конюшне. Сказали, все равно никто не поверит, что вся деревня взбунтовалась (а были там и партийные, очень уважаемые в райкоме люди). Три мужика залезли на крышу и начали разбирать кровлю и потолок над кроватью, к 11 вечера все было готово. Отец говорил, что когда начались шорохи на крыше, старуха притихла, больше не издавала практически ни звука и не отрывала взгляд от потолка, а потом и от дыры. Примерно через час-полтора, после того, как крышу разобрали, старуха с длинным вздохом умерла.

Вот тут, по-моему, и начинается мистика. Мой отец помогал укладывать старуху в гроб и когда он наклонился над ней, то был шокирован: во рту почти все зубы были на месте (как я уже упоминал, люди говорили, что зубы ее были в очень хорошем состоянии). Но это были почти полностью сгнившие, чёрно-жёлтые пеньки, особенно передние: они были обломаны и сточены больше, чем наполовину. Отец сказал, эта картина у него на всю жизнь перед глазами осталась. Когда он дома маме рассказал, она не поверила, сказала или померещилось или придумывает, но прабабушка подтвердила (она тоже ее отпевала там). Если зубы и впрямь были хорошие, то они никак не могли за несколько недель прийти в такое состояние. Последние лет 5-7 старуха деревню точно не покидала, зубного врача там и в помине не было. Для протезов необходимо, чтобы собственные зубы были удалены. Да и не было тогда таких протезов. Неужели всем мерещилось.

Дом подожгли сразу, как только вынесли гроб с телом, по крайней мере, до 87-го года (в 87-м мы последний раз были на Украине, когда умерла бабушка) там оставался пустырь, поросший сорняками.

Но и это еще не всё. Могилу вырыли за кладбищенской стеной. Кладбище находится на холме, и рыли, получается, на склоне. Когда сняли примерно 1 метр земли, выяснилось, что яму вырыли аккурат над двумя гранитными глыбами, сходящимися вглубь друг с другом узкой расщелиной. Копать новую могилу никто не хотел – просто вынули глину между ними, сколько смогли, да так и оставили. То есть, получается, сверху была нормальная могила, а потом ее каменные стены сходились книзу как воронка. Гроб смогли опустить только на ту глубину, сколько позволяла ширина могилы, под ящиком еще осталась пустота. Когда вытаскивали веревки, произошло то, чего и следовало ожидать: гроб сорвался, завалился и рухнул боком на дно расщелины, при этом в верхней боковой стенке образовалась длинная трещина, около 3 см шириной. Священник сказал, что это плохой знак, но никто уже больше ничего делать не хотел. Так и засыпали землёй, да поставили деревянный крест для упокоения. Весной кладбищенский сторож обходил территории, глянул и на ведьмину могилу: крест сгнил, практически развалился, и это за несколько месяцев. Поставили новый…

Следующим летом мои родители вернулись в Казахстан, на Украине, к сожалению, не сложилось. Конец истории они узнали из писем: весной следующего года, как и весной третьего, ситуация с крестом повторилась один к одному. Кресты гнили и разваливались, как будто стояли там, по крайней мере, лет 10. Атеисты говорили, что просто эта сторона холма слишком сырая, а верующие, что ведьма успокоиться не может. Тогда, по совету священника, выковали железный крест с очень длинным нижним концом (где-то 2-3 метра), который заострили. Освятили его в церкви и вогнали в могилу до упора в землю так, чтобы острый конец прошел сквозь тело, обложили камнями и залили бетоном.

С тех пор больше ничего особенного не происходило. Отец говорил, что когда в 87-м бабушку похоронили, он спускался со мной за кладбищенскую стену, чтобы глянуть на ведьмину могилу: крест всё еще торчал из кустов. Но я этого не помню, слишком маленький был.

0

197

Абгемахт написал(а):

И тогда бабуля (по словам родителей очень тихий, уютный и спокойный человек) развела такую бурную деятельность! Разбудила всех кто еще спал, велела маме закрыться в сенях, раздеться, одежду сложить в мешок, надеть ночную рубаху до пят и распустить волосы. Моему отцу велела баню затопить и утопала в церковь.

- Странное поведение бабули: какие то языческие (как бы не тоже колдовские) действия, а потом - в церковь.)))

0

198

Леший написал(а):

- Странное поведение бабули: какие то языческие (как бы не тоже колдовские) действия, а потом - в церковь.)))


Леший как будто "Шоу экстрасексов" на ТНТ и не смотрел никогда. Зачитывание абзацами из Карлоса Кастанеды нараспев, на манер псалмов, одновременно держа высоко над головой церковную свечу, выделывая ногами вудические коленца и еще ассистент размеренно бьёт в шаманский бубен - обычное дело. Смычка трёх религий для получения годного колдуннического результата!

+1

199

Абгемахт написал(а):

Леший как будто "Шоу экстрасексов" на ТНТ и не смотрел никогда.

- Смотрел пару раз. Не понравилось.
Кто сглаза боится - тот в Бога не верит. (с)

+1

200

Братец  двоюродный (ни разу не сказочник) поведал однажды:
В конце 90-х на охоту он пошёл с приятелем (приятеля я знаю, но не было случая допросить), сохатого браконьерить. Лося они не добыли, а дело уже шло к ночи, решили заночевать да наутро ещё попытать счастья.  Думали уже шалаш строить (без костра, а то зверь почует и тогда наутро тоже ничего не будет), но обогреться было охота – осень была на дворе. В общем, шлялись они по лесу и набрели на домишко посреди поляны (Баба Яга – привет). Надо сказать, что они в тех местах бывали не единожды (свой район, в чужом не побраконьеришь так вот запросто – там свои любители есть) и никакого домика не видели, и ни от кого не слыхали, что там кто то живёт. Но братец мой не верит ни в Бога, ни в чёрта (сразу в табло заедет или  выстрелит), про приятеля его не в курсе, но брат всё время выступает за главного. Впустила их не Баба Яга, а вполне себе нормальная тётка лет «под пенсию». Накормила, выпить у них с собой было, уложила спать в отдельной комнате. Утром проснулись, поблагодарили за ночлег, позавтракали и ушли.
Трофея они так и не добыли, в город вернулись и не вспоминали об этом долго: а чего там вспоминать? Только уж на следующий год там охотились снова (удачно) и решили навестить тётку – мясцом поделиться, да и налить, побеседовать приятно. Дальше уж понятно по предыстории, что никакого домика они не нашли. Брат с товарищем вышли на него тогда трезвые и на двоих в том домике распили поллитровку, что для двух здоровых мужиков – не доза.
Ну, не нашли – и не нашли. Но начали спрашивать местных жителей про него. С ними, почему то, никто говорить не хотел, один только мужик сказал, что им сильно повезло, потому как в том месте за последние годы уж три человека пропало.

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » Страшные истории